12ноября
Предыдущий материал Следующий материал
22 октября 2019, 07:18 0

«Мцыри»: в молчании за свободу
Режиссер Чакчи Фросноккерс представил спектакль с грузинским колоритом

«Мцыри»: в молчании за свободу

В Амурском областном театре кукол состоялась необычная премьера. Впрочем, все, что связано с именем Чакчи Фросноккерс – обычно необычное. Режиссер поставил «Мцыри» по Лермонтову. Благодаря новой подаче зрители увидели историю из школьной программы в новом свете.

«Если театр стоит только на детском репертуаре, все постепенно будет закисать. Репертуар многих детских театров кукол похож друг на друга. Я очень хочу ставить для детей, но я не буду ставить "Колобка"», - рассказал еще весной режиссер «Мцыри» Чакчи Фросноккерс в интервью радио «Эхо Москвы в Благовещенске». Уже тогда спектакль был готов, но он ждал своей премьеры в новом сезоне.

«Мцыри из школьной программы. Я заклинаю перед спектаклем прочитать "Мцыри". Театр берет литературу только как повод для размышления. Есть, конечно, иллюстративные спектакли. В нашем спектакля нет текста, совсем чуть-чуть. Мы убрали текст. Там есть образы, которые не были прописаны Лермонтовым, мы развивали мысли на тему, что могло быть», - отметил перед премьерой режиссер. Так и было.

Фросноккерские «Мцыри» - это молчаливая работа художника над полотном. Цветом, светом, геометрическими образами, музыкой, воспоминаниями и ценностями. Текста из пьесы осталось совсем немного – так, штрихи. Весь материал режиссер выткал на образах, представил зрителю и будто бы с интересом наблюдает.

Спектакль необычен с самого начала: из глубины зала туманный фонарь выхватывает старую женщину, и с этого момента все, кто в зале, попадают в иное время и пространство: на двести лет назад, на Кавказ – со своими порядками, миром, традициями и историями.

«Мцыри» - это история о мальчике, плененном русским генералом. Он вез его с собой, но по дороге пленник захворал, и его пришлось оставить в монастыре. Судьбой было уготовано пожизненное послушание, и это была плата за спасение. Но, повзрослев, мальчик решается бежать на зов родных гор, домой. Глоток свободы был длиной всего в три дня, была встреча со снежным барсом в горах, повторное пленение и возвращение в монастырь. Все это было передано без слов – густыми мазками и низким глубоким голосом зурны – кавказского духового инструмента.

Это было введение на Кавказ с его песнями, легендами, вспоенными холодными реками и высокими горами. Все на грани. Актеры тоже. Главную роль сыграл Владимир Бугаев. Напряжение достигало пика два раза: когда актеры в порыве побега за свободой в полной темноте добегали до края сцены, их останавливала вспышка света, как удар током, окрик, пощечина. Как это было отработано в таком синхроне –, чтобы никто не упал за край - загадка.

В спектакле много метафор, которые транслируют о том, что власть по природе своей стремится быть абсолютной, она закольцована и закрыта огромной каменной стеной от внешнего мира.

Интересна трактовка библейских мотивов – со змеем-искусителем и яблоками. Их много, они перекатываются по сцене в красном свете, как горящие шары. Режиссер словно спрашивает: «Какой выпадет тебе? Выбирай. Но все равно ты не знаешь, что там».

Из технических приемов были летающие над залом вороны, они появлялись неожиданно прямо над головами и устремлялись куда-то за кулисы. Все это объединяло пространство. Встреча со снежным барсом в горах - самое светлое и победное место в спектакле, очень интересно обыгранное с огромной маской зверя.

Были танцы и грузинские песни. Это снимало напряжение, но оно нарастало уверенно и бесповоротно сразу, как только смолкала музыка. Чакчи Фросноккерсу удалось передать лермонтовскую тональность – она была та же самая, что и в «Маскараде»: глубоко, бесповоротно трагично, но так красиво - это желание пьянящей, ускользающей свободы.

«Это очень хороший материал, в поэме заложено больше, чем Лермонтов успел написать. Есть отсылки к Ветхому завету. Причем это самобытная поэма, краткая Библия. Мы с художником Ульяной Елизаровой уходили в космос, там есть много абстрактного. Есть горы Грузии, Мцхета. Грузия есть форма, очень красивая, которая помогает материалу раскрыться. Но в остальном – все свобода. Мы почти отказались от декораций, - пояснил режиссер. – Главная мысль какая, если просто? Жить три дня на свободе или всю жизнь в рабстве. Я страшно хочу свободы. Этот спектакль - тут все про нас. Но мы ничего не утверждаем. Если мы должны давать ответ, значит, я должен знать его изначально. Но ведь истины нет. Главное в театре – рождать вопросы».

Все полтора часа напряжение висело, как натянутая струна. Даже в финале оно не разрешилось. На поклоне зрители аплодировали стоя, кричали «браво». Спектакль удался.

«Понравилась работа с декорациями, с тканью. Визуально – очень впечатляюще. Бугаева очень любим, он прекрасно играет в "Кентервильском привидении". Прежде думала, что Лермонтов описал подростковый мотив – убежать, а сейчас пришла мысль, что это еще и могло быть против веры. Веры разной. Надо подумать», - рассказала зрительница Мария.

«Неожиданно было увидеть "Мцыри" в форме перфоманса. Очень по-современному. Думаю, это нужно современному зрителю. Игра света, игра с декорациями, образами. У ребят все получилось», - рассказал зритель Юрий Шпак.

«Я для себя усвоила, что перед походом на "Мцыри" надо бы перечитать первоисточник», - поделилась одна зрительница.

«Мне очень понравились грузинские мотивы. Был интересен путь человека, идущего по жизни. Реки, горы, воронье. Все с пластикой человека, спектакль такой, на разрыв. Спектакль требует напряжения и актерского, и зрительского. Лермонтов, он такой темный, как из школьной программы. Человек все преодолевает. Он успел все сказать в этом спектакле. Захотелось перечитать и сопоставить свои мысли с видением режиссера», - рассказала зрительница Мария Якименко.

26 октября в театре дают еще один спектакль Чакчи Фросноккерса - "Господа Скотинины" по пьесе Фонвизина "Недоросль", начало в 17 часов.

Наталья Наделяева
Автор

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 98

распечатать