7июня
Предыдущий материал Следующий материал
2 июля 2019, 20:18 0

Хабаровские музейщики: с вещами шаманов мы обращаемся осторожно
В Амурском музее выставлены этнографические экспонаты, которым больше 100 лет

Хабаровские музейщики: с вещами шаманов мы обращаемся осторожно

Эвенский календарь, статуэтки-вместилища духов и татуированная маска удэгейского шамана – всё настоящее, конца XIX века. Эти и другие вещи таинственного мира «лесных людей», оленеводов, зверобоев, охотников и рыболовов выставлены в Амурском областном краеведческом музее в экспозиции «Мотивы древнего искусства». Все экспонаты – из коллекции предметов традиционной культуры коренных народов Приамурья, их предоставил Хабаровский краевой музей имени Н. И. Гродекова в рамках Х «Российско-китайской ярмарки культуры и искусства».

Из всех десяти фестивальных выставок эта – самая магическая и притягательная. Всё потому, что она напрямую связана с духовной культурой нанайцев, ульчей, орочей, эвенов, эвенков, негидальцев, нивхов и удэгейцев. Эти народы – из числа коренных на Дальнем Востоке.

Они сохраняли и передавали свои знания и навыки из поколения в поколение на протяжении многих веков. Создавая предметы быта, орудия труда, одежду, мастера заключали в них свои представления о жизни народа, о ценностях, свой взгляд на устройство мира и Вселенной.

В этнографической коллекции в Хабаровске – около 5 000 экспонатов. На выставке демонстрируются более 130 предметов XIX-XXI вв., собранных хабаровскими этнографами. В Благовещенске экспонируются текстильные и меховые ковры, национальные праздничные костюмы, ритуальная и повседневная посуда, культовая скульптура и многое другое. Все предметы настоящие, и это особо ценно.

Главный экспонат - шаманская маска «хамбаба», что в переводе с удэгейского означает «хозяин тайги», она конца XIX-начала XX века. У удэгейцев маска обязательно была особым способом татуирована и имела бороду. Маску выполняли специально обученные мастера, но особенно сильной считалась та, что была сделана под присмотром шамана или им самим. По поверьям, шаман, надевая маску, совершает ритуал камлания и во время транса сливается с миром предков и духов, которые правят стихиями. В шаманизме считается, что душа со смертью тела не умирает, а имеет цикл перерождений. Просто так надевать маску было опасно, сюжет в фильме «Маска» как раз основан на этих культовых страхах.

- Имеется ли в этих предметах что-то потустороннее? Да, наши музейщики верят во всё это и относятся к настоящим вещам настоящих шаманов осторожно. И советуют посетителям почтительно вести себя рядом с этими экспонатами. Когда к нам в музей приходят ульчи, нанайцы, удэгейцы, они и вовсе с опаской приближаются к шаманским вещам, потому что сэвэны – это не только скульптурные изображения духов-помощников шамана, хозяина дома, семьи, но и вместилище этих духов. Свой пантеон, или ангелов-хранителей шаман помещал в эти сэвэны. А они все – настоящие! - рассказала Виктория Малакшанова, главный научный сотрудник отдела этнографии Хабаровский краевой музей имени Н. И. Гродекова.

Согласно представлениям, у шамана есть помощники – духи, некоторые служат роду и передаются по наследству. В культуре нанайцев и ульчей духов делили на «обыкновенных» — сэвэн, и злых — амбан. Изображений злых духов, как правило, не делали. А вот сэвэнов множество. У ульчских шаманов ближайшими духами-помощниками были духи маси и бучу.

К тигру и медведю в тайге было особое почтение, их сэвэны также есть в экспозиции. В культуре некоторых народов есть даже «Медвежий праздник».

Ещё одна занимательная вещь – эвенский календарь, он из второй половины XIX века. Внешне похожий на разделочную доску, календарь представляет собой табличку с отверстиями-днями, по которым каждый день переставляется специальная палочка. В нём 4 квартала, в каждом по три месяца. Некоторые «дни» помечены крестиками – православными праздниками, так как эвены – крещёные. Календарём можно пользоваться из года в год.

Все экспонаты поименованы на национальных языках, что делает экскурсию этнографической в полной мере. Название одного предмета – филологическая игра, омоним. Это ложка «лувр», у нивхов так называлась утка. Её нос очень был очень похож на ложку, нивхи её так и называли – «ложканос». Существует старинная нивхская сказка о том, как лувр создавала землю: утка Лувр летела по миру одна-одинешенька в поисках клочка земли для снесенного ею яйца. Оказалось, что в целом свете не было места, где бы устроить гнездо. И тогда утка села на воду, выдернула немного перьев из груди и свила гнездо. Так и появилась суша.

На выставке есть ковер из шкурки уток (!), меха зайца, кролика, лисицы и собаки, а также предметы из рыбьей кожи, ровдуги (замши из оленьей кожи), из меха, утварь, одежда и многое другое.

Рыбья кожа встречается в культуре разных северных народов, но только на Нижнем Амуре технология ее обработки достигла наивысшего уровня, труд очень кропотливый и долгий. Пойманную рыбу потрошили и в течение нескольких часов подсушивали на воздухе. С помощью специального костяного ножа согбо (согбоко) снимали шкуру и скоблили, удаляя остатки жира и мяса. Для обезжиривания шкурки промывали в воде с добавлением древесной золы. Специфический запах удаляли с помощью полыни или порея. Выделанные шкурки долго сушили на открытом воздухе, избегая попадания прямых солнечных лучей, прикрепляли к стене амбара или фанзы, предварительно растянув. Через несколько дней высушенный материал складывали стопками, придавливая грузом для распрямления, и лишь потом приступали к его обработке в специальном станке-мялке, где отбивали от чешуи.

Сшивали раскроенные шкурки тоже нитками из рыбьей кожи. Если делали аппликацию – то на рыбьем клее.

Нежная кожа кеты шла на повседневную и рабочую одежду. Толстая и прочная кожа сома, ленка, щуки шла на нижнюю часть обуви, рукавицы, тайменя и калуги — на ножны, упряжь для собак, лыжные крепления. Для нижнего белья, а также рубашек для новорождённых брали хорошо выделанные шкурки сома.

Готовое изделие обязательно украшали национальным орнаментом, используя естественные материалы. Бурую краску получали из гриба-дождевика гакта, чёрную — из сажи, смешанной с толчёной свежей или высушенной кетовой икрой, а также из сока черёмухи. Особо яркую чёрную краску делали следующим образом: снимали копоть с котла и смешивали её со слюной или щучьей икрой. Источником коричневой краски служила кора старой лиственницы: её вываривали, а интенсивность цвета зависела от времени кипячения. Соскабливая грибной нарост с дуба и заливая его горячей водой, получали жёлтый краситель. Красный цвет давала вываренная в воде сосновая кора, а также порошок из красного камня (железного сурика), смешанный с толчёной сухой икрой кеты. Стойкую синюю краску извлекали из лепестков синеглазки, или лазорника (семейство коммелиновых).

На выставке можно увидеть как отдельные предметы одежды, так и полные праздничные костюмы народов Нижнего Амура из ровдуги и рыбьей кожи, мотивы которых вдохновили многих дизайнеров на эксклюзивные коллекции в этническом стиле.

Выставка работает до 21 июля.

Наталья Наделяева
Автор

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 193

распечатать