23февраля
Предыдущий материал Следующий материал
17 мая 2014 1

Сотни благовещенцев загадали желания одноврЕмЕнно
Евгений Гришковец показал в Благовещенске свой «самый счастливый» спектакль

Сотни благовещенцев загадали желания одноврЕмЕнно

Мастер словесности открыл для себя Благовещенск, а благовещенцы – его в прошлом году. Тогда Евгений Гришковец показал свой первый моноспектакль «Как я съел собаку». И, похоже, эту хронологию нарушать не собирается. Даже обидно, что Сибирь уже посмотрела последний спектакль «Прощание с бумагой», а Дальний Восток – в «начальных классах». С другой стороны, произведения с 15-летней историей уже стали классикой и показывать их можно беспроигрышно. 16 мая писатель представил в Благовещенске свой второй моноспектакль – «ОдноврЕмЕнно».

Цены на билеты начинались с 800 рублей, но аншлага в Благовещенске и в этот раз не случилось – в зале в нескольких местах кресла были пустыми. Правда, теплилась надежда, что все эти люди – настоящие ценители творчества Евгения Гришковца. Это косвенно подтвердило наблюдение, что публика собралась очень воспитанная. Наученные писателем в прошлом году зрители не пользовались во время спектакля мобильными телефонами, не разваливались в креслах и, вообще, вели себя примерно. Но Гришковец на всякий случай напомнил о правилах.

– Телефонные звонки во время спектакля показывают, как в этом городе относятся к культуре. На предыдущем спектакле в Чите не было ни одного звонка. И не читайте смс-ки, в наше время вам всё равно ничего хорошего не напишут, – наставлял драматург. Увидев перед собой одного зрителя с кислой миной на лице, он добавил: – Почему сидите такой чопорный и скучный? Я ведь издалека приехал!

Перед спектаклем Евгений Гришковец не удержался и рассказал зрителям, что накануне он побывал в Китае. Писатель отметил, что Поднебесная из Москвы и то, как эта страна видится отсюда, из Благовещенска, – это разные вещи. Правда, какие – не уточнил.

По традиции, драматург предупредил зрителей, что спектакль будет идти час пятьдесят минут, правда, лимит выдержать не удалось. Было похоже, что самого Евгения Гришковца сильно захватили его собственные истории, как и осветителя, который пару раз, заслушавшись, забывал менять цвет софитов.

Декорации в «ОдноврЕмЕнно» были скромными: стул, белые картонные звёзды, самолёты и месяц. Периметр для выступления был очерчен натянутой верёвкой. Сам герой – в помятых брюках на подтяжках и рубахе. Всё, как в телеверсии, которую многие посмотрели не раз. Но живое исполнение во сто крат превосходило впечатления от экранизированной постановки.

Его монологи ласкали слух и, словно камертон, настраивали речь и мысли. Не зря многие литературоведы находят в творчестве Евгения Гришковца отголоски Чехова и Бунина. Он и сам этого не отрицает. Словно художник набирая краски в палитре, писатель очень точно отображает жизнь. Его произведения разобраны на цитаты: «как я её могу забыть, если не могу вспомнить», «пусть меня уважают не сильно, но каждый день» или «любить можно только то, что нельзя остановить». Всё это – из знаменитого «ОбноврЕмЕнно», который, как и всё остальное, Евгений Гришковец взял из жизни.

– Идея спектакля, – рассказал в одном из интервью Евгений Гришковец, – пришла ко мне, когда я в Калининграде ехал в автобусе. Я как будто бы увидел весь спектакль в отражении окна. Правда, у спектакля долго не было названия, я не знал, как его назвать, и он долго шёл у меня под рабочим названием «Нескромный спектакль». Но вдруг у меня в голове возникло это слово «одновременно», появилась мысль – а ведь там два варианта ударения. Так что это спектакль с двумя ударениями.

Эта постановка – о понимании себя. Оказывается, когда узнаёшь подробности, жить становится труднее. Это как притча о сороконожке, которая упала, когда у неё спросили, как она управляется со всеми своими ногами. В «ОдноврЕмЕнно», по традиции, Евгений Гришковец вспомнил о детстве, рассказал о точно подмеченных эпизодах из жизни. Как, например, может забурлить в желудке в самом тихом месте в опере и на тебя будут коситься «знатоки». Как вкусны новогодние угощения с утра 1 января и почему ёлка на ёлочных базарах всегда достаётся кособокая. В общем, всё, что пережил каждый сидящий в зале.

А как он «вкусно» описывает Париж!

– И стоите вы на Эйфелевой башне, смотрите на вечереющий Париж в зеленоватой, весенней дымке и вдруг думаете: «А неплохо! Вообще неплохо!»… За столиками сидят французы. И такой стоит запах кофе, и такие белые скатерти, и эти французы так аппетитно шелестят утренними газетами, и так вкусно они читают эти газеты! А ещё они едят круассаны. Многие берут круассан, макнут в кофе – и в рот, – смаковал Евгений Гришковец. И куда же без краски юмора?

– У вас же с собой русско-французский разговорник. И вы находите в нём нужный вопрос, выбираете подходящего француза, подходите к нему и, водя пальцем по страничке разговорника, читаете: «Экскьюзе муа…» И в этот момент я догадываюсь, что вопрос-то я, конечно, задам, но мне же на него ответят! То есть более бессмысленной книжки я лично не держал в руках, – рассказывал он смеявшимся зрителям.

Во время спектакля, даже войдя в образ, Евгений Гришковец не прекращал общаться с залом. Когда по сюжету требовалось раздеться до нижнего белья, и зрители начали аплодировать, артист строго заметил: «Не надо вот этого! Я предпочитаю, чтобы мне хлопали, когда я говорю, а не раздеваюсь».

В этот вечер всё было занимательным и близким: и когда Евгений Гришковец натягивал шлем с очками и изображал пилота, и когда пел «как я как Элвис» и даже когда примерял на себя школьные схемы с уроков анатомии. «ОдноврЕмЕнно» писатель называет своим самым счастливым спектаклем. Потому что на целых два часа можно расслабиться и забыть о натиске новостей.

А в конце спектакля артист и вовсе предложил зрителям загадать желание: взял в руки картонную звезду и подержал немного.

– Загадайте, не стесняйтесь. Всё равно никто не узнает, загадали вы или нет, – улыбался волшебник Гришковец. Звезда полетела вниз, а с нею артиста накрыла волна аплодисментов. Евгения Гришковца завалили цветами, он с видимым удовольствием сжал кулаки, громко «крякнул» и поцеловал сцену.

После спектакля публика смела CD- и DVD-диски с его другими спектаклями «Как я съел собаку», «Дредноуты», концертом «Гришковец и Бигуди». Не меньшей популярностью пользовались и книги: «Рубашка», «Реки», «Планка», «А…а» и другие. Впрочем, даже без этих покупок каждый совершенно точно уносил домой тонкое послевкусие. Потому что удалось всё понять и почувствовать. ОдноврЕмЕнно.

Наталья Наделяева
Автор

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 20

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • Yulia N.

    Yulia N.
    5 лет назад

    Мода на Гришковца, как он и сам это признает, на Западе давно прошла, теперь будет с ДВ не вылазить))) Кто ходил, отпишитесь, как впечатления?

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь