1июня
Предыдущий материал Следующий материал
3 декабря 2012 1

В бананово-лимонном Сингапуре…
В Благовещенске прошёл вечер памяти Вертинского

В бананово-лимонном Сингапуре…

Почти сто лет прошло, а на берегах Амура всё также вдохновенно слушают Вертинского. Словно не было революции и гражданской, словно не бежала благовещенская интеллигенция за границу, словно…. Словно старенький патефон все эти годы не прекращал кружить в своих объятьях пластинку, всё также сокровенно продолжая ей нашёптывать про сказочные заморские страны.

«Эту идею я вынашивала семь лет. Просто однажды заболела Вертинским и пообещала себе, что сделаю этот вечер», – со щемящей тоской и одновременно восхищением в глазах рассказывает Валентина Базанова. Тоской, потому что так долго собиралась, с восхищением – от того, что удалось.

2 декабря в холле Амурского театра кукол состоялся вечер памяти Александра Вертинского. Это был признанный кумир эстрады начала прошлого века. По нему сходили с ума многие звёзды мировой культуры тех лет. Его женщины – вообще отдельная планета!

К слову, в этот вечер для гостей был установлен особый дресс-код. Некоторые дамы, действительно, пришли в нарядах стиля 20-х годов, в длинных нитях жемчугов и в непременной диадеме с пером. Но всё же большинство ограничились вечерними платьями.

На входе в зал встречала выставка карандашных портретов Александра Вертинского и его друзей-современников – Фёдора Шаляпина и Веры Холодной. «Всю ночь рисовал!» – довольно поглядывая на хорошо вышедшие портреты, похвалился автор, благовещенский художник Евгений Гоменюк. Он никого не играл, а был самим собой – художником в лёгком шарфе, перекинутом через плечо и чёрном беретике «с пумпочкой». На протяжении всего вечера он готовился рисовать шаржи всем желающим. Тут же на маленькой экспозиции разместились книги, фотографии и пластинки знаменитого артиста.

А, собственно, зачем нужны эти вечера памяти? Ведь всё – и Вертинского, и Маяковского, и Шаляпина можно найти в Интернете, услышать их голос. На это ответил опрос, сделанный на центральных улицах Благовещенска. Видеоэкран упрямо вещал, что большинство опрошенных вообще не знали, кто такой Вертинский. А одна симпатичная женщина заявила, что именно он поёт «Эти глаза напротив». Ободзинский это, матушка!

Ведущий Роберт Салахов никого ругать не стал, только предложил послушать старый патефон, который запел голосом Великого Пьеро:

Ах, где же Вы, мой маленький креольчик,

Мой смуглый принц с Антильских островов,

Мой маленький китайский колокольчик,

Капризный, как дитя, как песенка без слов?

Эта песня была посвящена актрисе немого кино Вере Холодной. С лёгкой руки Вертинского её стали называть Королевой киноэкрана. Популярность Вертинского возрастала, он давал сотни концертов, огромными тиражами выпускались пластинки, как наступило 25 октября 1917 года. В день начала Октябрьской революции в Москве проходил бенефис Вертинского. Он фактически и стал отправной точкой в его новой, эмигрантской судьбе.

Зрители слушали эту историю, затаив дыхание. Последний раз так массово Вертинского давали в Амурском областном театре драмы, в одном из эпизодов спектакля «Мадама, или Сага о Восточном Париже».

– Нам вообще присуща ностальгия, но представьте, как ею болела в эмиграции русская аристократия! – поделилась присутствовавшая на вечере артистка театра Елена Грачёва, сыгравшая в спектакле дочь атамана Гамова. – И Вертинский, и Шаляпин в этом смысле были связующей нитью.

…Ездили на тройке с бубенцами,

А вдали мелькали огоньки.

Мне б сейчас, соколики, за вами,

Душу бы развеять от тоски…

Старенькому патефону стал подыгрывать камерный квартет, который создавал на вечере атмосферу живого выступления Вертинского. Вместе с его великолепным голосом весь вечер пела Валентина Базанова…

Для самого артиста эмиграция стала дорогой на Родину, длиною в четверть века. За это время он вслед за русской интеллигенцией побывал в Европе, Америке, а затем и вовсе перебрался в Китай. На долгих восемь лет он обосновался в Шанхае. Пел в Харбине, как и Шаляпин, в отеле «Модерн», где до сих пор туристов встречают старые афиши. До сих пор в гостинице есть номер Шаляпина.

Роберт Салахов путешествовал по жизни великого артиста, а зрители погружались в старые видеоархивы. На них степенно гуляли дамы с кавалерами, другие спешили в экипаже по городским улицам. Показали даже Шанхай 30-х годов. Как выяснилось, все эти сокровища где-то раздобыл скрипач камерного оркестра Павел Куропов.

В этот тихий благовещенский вечер перед гостями кружилась рыжеволосая танцовщица в белом газовом платье, выходили дамы времён знаменитых парижских кабаре «Казино де Пари», «Мулен руж» в исполнении девушек из модельного агентства «Жираф».

В этой парфюмно-парчовой кутерьме сам Роберт Салахов вдруг запел:

Ах, сегодня весна Боттичелли!

Вы во власти весеннего бриза,

Вас баюкает в мягкой качели

Голубая Испано-Суиза.

Вы – царица экрана и моды,

Вы пушисты, светлы и нахальны,

Ваши платья – надменно-печальны,

Ваши жесты смелы от природы.

Стемнело, и на столы поставили свечи. Под их смущённое дрожание голос Вертинского запел «в бананово-лимонном Сингапуре, в бури…». Дамы потягивали итальянское шампанское и слушали рассказ дальше...

– Я обязательно вернусь на Родину! – повторял Вертинский. Это случилось только в 1943 году, но его России уже не было, со всей «любовью» артиста встретила «мачеха». Он гастролировал на фронте, а после войны давал по 24 концерта в месяц, чтобы прокормить семью. «У меня нет ничего, кроме мирового имени», – говорил в те годы Вертинский. За год до смерти Вертинский писал заместителю министра культуры: «Где-то там: наверху всё ещё делают вид, что я не вернулся, что меня нет в стране. Обо мне не пишут и не говорят ни слова. Газетчики и журналисты говорят: «Нет сигнала». Вероятно, его и не будет. А между тем я есть! Меня любит народ (Простите мне эту смелость). Я уже по 4-му и 5-му разу объехал нашу страну, я заканчиваю третью тысячу концертов!..»

Советское правительство тем временем считало, что лирические песни уводят слушателя от задач социалистического строительства. Печальная история эмиграции, из которой невозможно было вернуться….

Мнения:

Елена Грачёва, актриса Амурского областного театра драмы: «Это первый подобный вечер, но у меня сразу заработала фантазия в этом направлении. Можно вообще сделать цикл вечеров о поэтах Серебряного века – Гумилёве, Ахматовой, Цветаевой. Валентина Базанова – новатор, если ей потребуется моя помощь и знания, с превеликим удовольствием приму участие в следующем проекте».

Зинаида Рыкова, заслуженный работник культуры РФ: «Это настоящий светский вечер, чувствуешь себя настоящей аристократкой. Валентине Базановой выражаю признание от всей благовещенской культуры. А от себя – я хотела бы побывать ещё на вечере памяти Сергея Есенина».

Роберт Салахов, артист Амурского областного театра драмы, заслуженный артист России: «Вертинский возник для меня в студенчестве. Да так и остался. Есть ноты, книги, песни. Валентина Базанова предложила сделать такой вечер, и я, конечно же, не мог отказаться».

Валентина Базанова, певица, организатор вечера: «О Вертинском бездна информации. Его замалчивали в нашем советском прошлом, поэтому многие его открывают только сейчас. На вечер даже специально приехали люди из Белогорска. Уверена, изголодался народ по классике. Вокруг Вертинского вращались такие же яркие личности, поэтому я планирую организовать серию вечеров, связующим звеном в которых будет Вертинский. Следующую встречу буду готовить к марту следующего года, к годовщине дня рождения великого артиста. И я открыта для творческих предложений! »

Наталья Наделяева
Автор

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 35

распечатать

Комментарии
  • Vela

    Vela
    7 лет назад

    Жалко, что узнала уже о прошедшем вечере, плоховато у нас с рекламой, с удовольствием бы сходила.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь