5апреля
Предыдущий материал Следующий материал
3 февраля 2011 1

Суконный рай

Суконный рай

Райчихинск. Портрет без ретуши

Город с «раем» в названии всегда считался дальневосточной «кочегаркой». Он стоял на залежах высококачественного угля. Десятилетия интенсивной добычи истончили угольный пласт. Уголь уходит, люди остаются. Город получил унылую приставку «моно», вечно меняющуюся чехарду местной власти с её реалистичными заверениями о том, что скоро его жизнь и экономика выкупаются в глубоких федеральных программах.

[image-1]Райчихинск – оружие пролетариата

На въезде, у самой городской окраины, жизнеутверждающая вывеска «Райчихинск – город угольщиков». Его главная улица носит имя Победы и застроена в основном двухэтажными «сталинками», которыё ещё после той самой великой Победы построили пленные японцы. Редкие светофоры, видавшие жизнь иномарки, малолюдье куцых тротуаров.

Примерно восемьдесят лет назад в этих краях разведали большие залежи бурого угля, пласты которого выходили своей толщиной едва ли не на поверхность земли.

Райчихинск снискал славу города-труженика. Его советская история хранит на своих скрижалях интересные вехи, что угля здесь добывалось четырнадцать миллионов тонн в год. Шестеро шахтёров были удостоены звания Героя Социалистического Труда – это тоже абсолютный рекорд того времени для города с населением в 40 тысяч человек. Объединение «Дальвостуголь» гремело на всю страну. Его рабочие были бессменными делегатами партийных съездов и депутатами верховных советов.

В городе работала мебельная фабрика, выпускавшая так называемую корпусную мебель, которую за топорный дизайн и неуклюжесть назвали «гробами». Пять тысяч горожанок трудились на местной обувной фабрике: верхом дизайна тамошней обуви были суконные сапоги и комнатные тапочки чернильных расцветок.

Ещё в Райчихинске во всю мощь работал стекольный завод, дававший стране оконное стекло, водочную бутылку и гранёные стаканы. Здесь были сильны трудовые традиции, развито чувство горожанина, главным жителем этого города долгие десятилетия считался «человек труда».

– У нас и сегодня ещё сильны коммунистические настроения. Компартия на выборах по-прежнему держит высокий процент, – говорит мэр города Владимир Шумилов.

Уголь в шахте – буржуйки в окнах

– Во многом де-юре власть в городе принадлежала горисполкому, а де-факто объединению «Дальвостуголь». У кого деньги, у того и власть, – резонно замечает городской глава.

В минувшие 90-е годы городок шатало вместе со страной. Тогдашнее руководство угледобывающего предприятия строило спортивные дворцы и плавательные бассейны на несколько размеров больше контуров местной жизни.

Любимой мужской игрушкой угольных генералов тех лет была хоккейная команда «Горняк», в которой играли приглашённые дорогостоящие звёзды из столичных клубов. Команда тренировалась по всему миру: от Швейцарии до Турции. В культурно-развлекательном центре города пели поп-звёзды первой величины.

В эти же года шахтёры годами не получали зарплату, объединение лихорадило от нестабильности и забастовок.

– Работягам давали в день по полбулки серого хлеба и селёдку, но для нас пела София Ротару, – вспоминает бывший экскаваторщик, Герой Социалистического Труда Николай Лексин.

Половину наступивших «нулевых» годов город угольщиков замерзал. Растерзанное городское ЖКХ, неплатежи и амбиции «отцов-командиров» привели город к полному энергетическому коллапсу. Буржуйки в окнах многоэтажных домов стали привычной реалией жизни.

[quote]Работягам давали в день по полбулки серого хлеба и селёдку, но для нас пела София Ротару[/quote]Менялись мэры, им объявляли недоверие и отправляли в отставку. Губернаторы приезжали сюда почти еженедельно. Раздавались окрики и затрещины областного масштаба.

В городе закрылись практически все производственные предприятия, за исключением угольного разреза. Его масштабы сужались и реформировались. Легендарное объединение «Дальвостуголь» сменило вывеску, стало частной структурой, теперь на его офисе новая вывеска ОАО «Амурский уголь».

По оценкам специалистов, запасов угля осталось максимум на десять лет. Из десяти тысяч работавших прежде на этом градообразующем предприятии сегодня трудится менее двух тысяч человек.

Жизнь в режиме «моно»

За постсоветское время в городе сменились четыре мэра. Один из них сегодня пенсионер, живёт в роскошном трёхсотметровом коттедже за забором у городской милиции. Другой был отрешён от должности городским референдумом. Третий досрочно оставил пост и уехал в Благовещенск. Говорящая деталь: ни один из детей всех бывших и сегодняшнего градоначальников не живёт в Райчихинске. Они выбрали иную долю…

– Мы вошли в федеральную программу развития моногорода и защитили восемнадцать пунктов из тридцати трёх. Этот очень хороший результат, – говорит Виктор Шепель, заместитель мэра по экономическому развитию.

Виктор Трофимович – кандидат технических наук, но вопросами экономического развития города занимается уже несколько лет.

Главным защищёным в Москве проектом здесь считают возрождение стекольного производства. Геологи подтверждают, что залежей кварцевых песков в окрестности хватит на триста лет интенсивной работы. Власти ищут инвестора. Сюда приезжали десятки китайских делегаций, присматривались, даже брали пробы кварцевого песка. По инвестициям пока тишина. Полная. Недавно в Райчихинск приезжали южнокорейские бизнесмены. Тоже вежливо улыбались и внимательно слушали о перспективах и возможностях стекольного производства.

– Подписали протокол о намерениях, – говорят в городской администрации.

Городские власти бодро рапортуют, что в скором времени будет построен ультрасовременный модуль по переработке молока. Это даст несколько десятков рабочих мест и расширит ассортимент молочной продукции.

Но молочное животноводство на юго-востоке Приамурья ликвидировано как отрасль. В ближайших с Райчихинском районах нет ни одной мало-мальски мычащей молочной фермы.

– Открыли дом инвалидов и престарелых. Это тоже дополнительные рабочие места, – говорит градоначальник.

Но дом инвалидов и престарелых по определению никогда не сможет быть передовой жизни. Это пресловутая «социалка», живущая на бюджетные деньги.

В минувшем году по федеральной программе модернизации здравоохранения в городе открыли сосудистый центр по лечению инсультов и инфарктов. Начинили его ультрасовременным и невиданным доселе в этих краях медицинским оборудованием.

– В этом замечательном центре нехватка специалистов более шестидесяти процентов, работать некому, – грустно вздыхает главный врач городской больницы Сергей Гуркин.

[image-2]Чем можно заманить квалифицированного доктора в этот городок? Только хорошей зарплатой и приличными жилищными условиями. Ничего этого пока нет. Только в этом году власти планируют начать строительство восьмиквартирного жилого дома для медицинских работников.

В скором будущем здесь собираются открыть фармацевтическое предприятие по выпуску физрастворов. Пока ещё не вбили и первый колышек.

Консолидированный кошелёк городского бюджета на этот год составит 580 миллионов рублей, собственных доходов из этой суммы – 270 миллионов.

– Это очень мало для нас. Чтобы сносно жить, нужно не менее миллиарда в год, – говорит мэр.

20 % городского кошелька составляют отчисления «Амурского угля», третьим по значимости плательщиком налогов здесь называют местный погранотряд. Бюджетники платят в бюджет… Сильная политэкономия.

Реформы и войны

Из шести городских школ четыре перешагнули шестидесятилетний возраст. Их стены и окна давно плачут о капитальном ремонте. Правда в минувшем году здесь неспешно начали осваивать федеральные деньги на переселение граждан из ветхого и аварийного жилья. Снесли несколько полуземлянок, полубараков, народ переселили в две реконструируемые пятиэтажки.

Жилищный фонд в Райчихинске похож на городскую нищенку. Стар, обтрёпан и изношен. В городе практически полностью разрушено газовое хозяйство. Газгольдеры с голубым топливом умерли вслед за советской властью. Жители еду готовят на электроплитках, правда, платят за электроэнергию по тарифу газифицированного дома.

– Больше всего жалоб в прокуратуру поступает именно связанных с вопросами полуживой системы ЖКХ. В прошлом году таких обращений было более двухсот, – говорит городской прокурор Александр Порохов.

Городская власть говорит: чтобы в доме узаконить электроплиты, необходимо делать капитальный ремонт и полностью менять электропроводку.

«Денег нет» – классический ответ провинциального чиновничества. Зачастую у них денег нет ни на что, кроме как на себя любимых.

В Райчихинске войны между законодательной и исполнительной властью приняли затяжной характер. Весь 2009 год городской Совет и мэрия находились в состоянии вражды, ни о какой конструктивной работе на благо города и речи быть не могло. Председатель городского Совета Татьяна Шевченко писала во все инстанции просьбы об отставке мэра Шумилова.

– Я пыталась проверить муниципальную собственность, но мне не дали. Привыкли к инертному депутатскому корпусу, а тут депутаты стали нос совать, – говорит Татьяна Шевченко.

[quote] Жилищный фонд в Райчихинске похож на городскую нищенку. Стар, обтрёпан и изношен. В городе практически полностью разрушено газовое хозяйство[/quote]Последнее десятилетие городская власть все силы кидала на «реформирование» городского ЖКХ. Городскую «коммуналку» банкротили почти ежегодно. Нет предприятия, нет проблемы. Нет ни долгов, ни денег.

Минувшей осенью депутаты устраивали рейды по котельным, их оттуда гнали. Мэр города даже накануне начала отопительного сезона вводил режим ЧС. Результатом последней «драчки» стала отставка руководителя городского Совета. Депутаты своей кворумной силой выразили ей недоверие.

– У нас чиновники поработают годик, нанесут городу больше вреда, чем пользы. Потом год получают баснословные деньги, – возмущается жительница Райчихинска Валентина Солотова.

Очередному выборному законодателю, не оставившему ничего существенно важного после себя, тощий городской бюджет за год выплатил без малого миллион рублей. Практически одну пятисотую часть.

Валентина Солотова исписала кипы челобитных, доказывая противоречие местного закона с федеральным. Но ей власть доказывала обратное: есть такая норма в городском законе и точка.

Райчихинску тотально не везёт с властью. Приходят к рулёжке городским организмом люди-то вроде умные, с учеными степенями, с блестящим знанием иностранных языков, но жизнь за окном не знающие, не понимающие бытие его пыльных кварталов.

…Райчихинск – типичный городишко провинциальной России. Население 24 000. Трудоспособного населения больше 15 000 Работы в городе минимум. Большая часть трудоспособного населения кочует по так называемым вахтам, зарабатывая на жизнь за сотни километров от дома и неделями не видя семьи. Местное чиновничество живёт больше пустыми прожектами, чем реалиями. Тиражом в 100 экземпляров власть издала газету, в которой мелким шрифтом написаны десятки пунктов инвестиционной модернизации моногорода. Большинство из них так и останутся очередным бойким рапортом чиновников.

Среди которых строительство пивзавода. У нас что, дефицит пенного зелья?..

Больше всего меня умилило решение о реконструкции покойной обувной фабрики. Цена вопроса возобновленного пошива суконных тапочек «всего» 540 миллионов рублей. Правда, ещё инвестор не определён. Но это уже другая история.

Верить в обещания отцов моногорода можно тогда, когда их дети останутся жить в этом городе. Но пока они живут далеко. От Майами до Благовещенска.

Прямая речь

Андрей Тягло, депутат Райчихинского городского Совета, председатель депутатского комитета по собственности, экономики и жизнедеятельности:

– В городе ситуация моно. Ситуация выжить, а не жить. Такое чувство, что город тяжело болен, а как его лечить, никто не знает. Доминирует психология рвани: ты умри сегодня, а я завтра…

Город болен равнодушием и унынием. При первой возможности большинство жителей уедут из этого города.

Александр Ярошенко

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 30

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • фотографъ Павлов

    фотографъ Павлов
    9 лет назад

    Про всё амурское как всегда позитивно и жизнеутверждающе!

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь