14ноября
Предыдущий материал Следующий материал
16 декабря 2013 1

Ну куда инвестировать в Амурской области?

Ну куда инвестировать в Амурской области?
Фото: madeinpiter.com

На сайте правительства области появился для всеобщего изучения документ «Инвестиционная стратегия Амурской области на период до 2018 года», выполненный лабораторией экономики и социологии ДВО РАН в Благовещенске (www.mer.amurobl.ru). Интересный документ. Рекомендую прочитать. Тем более что сегодня идёт много разговоров о том, как развивать Дальний Восток, потому что есть опасения, что Россия может потерять его.

[image-1]Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, чтобы этого не случилось, даже предлагает перенести столицу России во Владивосток или Хабаровск или, на худой конец, в Зауралье. Например, в Омск, в котором Колчак основал вторую столицу России в годы Гражданской войны. На мой взгляд, такие предложения исходят из понимания, что все ресурсы, включая и инвестиционные, тянутся как интендантский обоз за передовыми частями, в виде которых у нас выступают сегодня чиновники и руководители современного российского государства. Что-то в этой идее есть. Ведь всё равно чиновники, как сказал как-то в своём интервью Владислав Сурков, дни и ночи проводят на работе, в офисе. Другими словами, все их дни проходят однообразно: из уютного коттеджа в уютное авто, затем пулей без пробок на дороге на работу, там в уединённом офисе до глубокой ночи, и лишь после полуночи опять в авто и в постель. Поэтому правительству и в самом деле всё равно, где служить и спать. В отпуск всё равно летают в Европу или Азию.

В этом сюжете есть один важный элемент решения современной проблемы депопуляции Дальнего Востока. Если человеку комфортно жить и работать, то ему всё равно где жить. То есть, если народ уезжает с Дальнего Востока, значит, ему здесь некомфортно и нет хорошо оплачиваемой интересной работы. Казалось бы, тогда все стратегии должны сводиться к решению этой проблемы – как сделать жизнь комфортной ДЛЯ БОЛЬШИНСТВА жителей Дальнего Востока. Однако в этой новой инвестиционной стратегии ответа на этот вопрос я не нашёл.

А ведь если бы кто-нибудь нашёл ответ на этот вопрос (как обеспечить комфортность проживания и достойную работу), то вопрос о депопуляции Дальнего Востока можно было бы снять с повестки дня. Он бы разрешился сам по себе.

Недавно прочитал статью «Безумие "имперской интеграции"» Владислава Иноземцева, директора Центра исследования постиндустриального общества, в газете «Ведомости» (от 12.12.13). Там есть важные для моей статьи аргументы о том, что депопуляция – это есть главная проблема общества: «...когда сейчас в системе РЖД работает более 1 млн. человек, а на канадских железных дорогах – 29 000, когда плотность населения за Уралом составляет 2,3 человека на 1 кв. км, а на Аляске – всего 0,5 человека на 1 кв. км, не следует верить в сказки о депопуляции и невозможности обойтись собственными силами в процессе развития страны».

Таким образом, суть эффективной инвестиционной стратегии должна сводиться к созданию условий для использования собственных сил предприятий, когда каждый субъект предпринимательской деятельности (и большой, и малый) имеет возможность увеличивать обороты бизнеса таким образом, чтобы хватало денег на инвестирование в обновление основных средств, приобретение новой техники, повышение зарплаты работникам. Сегодня в Амурской области около 450 тысяч человек трудозанятого населения. По данным статистики, 70 % из них работает в малом и среднем бизнесе. То есть получится 315 тысяч человек. Если в стратегии идёт речь о создании всего лишь 50 тысяч новых высокопроизводительных рабочих мест до 2018 года, то может ли такая стратегия решить проблему оттока населения и повышения зарплаты до уровня выше среднероссийского? На мой взгляд, нет.

[quote]Казалось бы, тогда все стратегии должны сводиться к решению этой проблемы – как сделать жизнь комфортной для большинства жителей Дальнего Востока. Однако в этой новой инвестиционной стратегии ответа на этот вопрос я не нашёл[/quote]Рекомендуемая к внедрению инвестиционная стратегия не приведёт нас к обещаемым авторами результатам. Но это не повод её не читать. Это аналитический документ, и в нём много интересного для дальнейшей работы в области экономических прогнозов.

Треть текста стратегии посвящено анализу макроэкономических характеристик и демографических проблем в Амурской области и в других регионах Дальнего Востока. Более подробного анализа я не читал, поэтому факты впечатляют. Например, интересно, что темпы роста валового регионального продукта всего ДФО с 2009 года выше, чем в целом у всей Российской Федерации. Поэтому понятно, что если кто и сидит на «нефтяной игле», то это точно не мы. И если бы у регионов на самом деле было больше прав жить на заработанные ими средства, то жили бы мы сейчас лучше, чем живем. И от цен на нефть на мировых рынках региональная экономика не очень зависела бы. Потому что наше устойчивое развитие является производным от результатов работы предприятий транспорта, горнодобывающей промышленности, строительства, сельского хозяйства, электроэнергетики. Попробую показать, что на развитии этих отраслей депопуляция никак не сказывается и, наоборот, их развитие к снижению депопуляции не приведёт.

Например, мне в руки попало письмо профсоюзов работников железнодорожного транспорта. Они протестуют против замораживания тарифов на перевозки и угрозу сокращения более 60 тысяч человек в 2014 году. По их данным, в 2009 году ОАО «РЖД» сократило почти 20 тысяч человек. Печально, что руководство РЖД не видит других путей удержания своих доходов на прежнем уровне. Но по факту увольнения не привели к снижению валовой добавленной стоимости в этом секторе экономики Амурской области. То есть мы не видим прямой зависимости результатов этой отрасли от изменения численности работников.

На втором месте среди драйверов экономики области авторы поставили добывающую отрасль. Мы знаем, что многие артели и горные предприятия самолётами и поездами завозят в Амурскую область вахтовиков. Тех же гастарбайтеров. То же наблюдаем и в строительстве. В электроэнергетике численность работников пока стабильная. Массовых увольнений там не наблюдается. Так же, как не появится много новых рабочих мест даже при строительстве ещё четырёх ГЭС. Ну и сельское хозяйство – тоже не та сфера деятельности, куда эшелонами будут приезжать новые работники. Поэтому стимулирование развития этих отраслей на комфортность и качество жизни большинства жителей Амурской области не повлияет.

[quote]И если бы у регионов на самом деле было больше прав жить на заработанные ими средства, то жили бы мы сейчас лучше, чем живём[/quote]Кроме этого, хочу обратить внимание, что указанные отрасли и сегодня отличаются высокими темпами развития. А это значит, что в них успешно решаются проблемы с привлечением инвестиций. И это потому, что результаты труда в этих отраслях характеризуются высоким спросом среди предприятий ведущих стран мировой экономики, и продажи продукции этих отраслей составляют более 95 % в объёме ежегодного экспорта из Амурской области. Поэтому разумней было бы не придумывать для них стратегию развития, а взять их корпоративные стратегии и к ним добавить свою, направленную на тех, кто не может сам своими ресурсами решать проблемы развития и, соответственно, наращивать продуктивность, производительность, экспорт и, конечно, повышать зарплату своим работникам.

Это прежде всего обрабатывающая промышленность. Авторы стратегии отмечают, что её доля в ВРП Амурской области в 4,7 раза ниже, чем в среднем по РФ. Хромает также торговля (её доля в экономике области в 2 раза ниже, чем в РФ). И это притом, что больше чем половины импорта приходится на торговлю – своё то не всё производим. На низкую эффективность торговли влияет неразвитость инфраструктуры (плохие дороги, отсутствие складов, перевалочных баз, дорогая аренда). Инвестиции в эту инфраструктуру могут способствовать росту зарплат в торговле. И ещё раз повторюсь для твердолобых упрямых чиновников, которые недовольны торговцами, торговля – это составная и неразрывная часть экономики, без торговли не может существовать производство, без торговли и услуг многие жители регионов останутся без работы. НЕВОЗМОЖНО строительство такого числа промышленных предприятий в Амурской области, чтобы трудоустроить 300 тысяч человек. Без торговли и услуг создавать можно только моногорода, а об их проблемах мы слышали недавно из уст президента страны.

Вернёмся к тексту стратегии. Авторы, анализируя большое количество данных, приходят к выводу: численность населения в Амурской области устойчиво снижается, трудозанятость уменьшается, смертность растёт, в том числе на дорогах, от пьянства и среди младенцев, зарплата в регионе самая низкая. Хочу обратить внимание, что это выводы об условиях жизни всего региона.

А по объёмам и темпам роста продаж в электроэнергетике, сельском хозяйстве, горной добыче мы впереди всех регионов и успешно наращиваем показатели. И где же благотворное влияние на качество жизни населения инвестиционной деятельности в этих отраслях?

Потому что, как я уже говорил, в этих отраслях успехи достигаются без привлечения дополнительных рабочих мест. Объёмы производства растут за счёт новых технологий или приобретения новой техники, или путём экстенсивного развития. Это мы наблюдаем в производстве мяса куриного, яиц, соевого масла, молочных продуктов, электроэнергии. Несколько снизились темпы доходов в производстве металлов, добыче золота. Но здесь и без усилий нашего регионального правительства ситуация улучшится через два-три года, когда страны Юго-Восточной Азии возобновят свой экономический рост и спрос на металлы вырастет. Факторов для позитивного прогноза на рынке металлов много. Один из них – Прохоров купил канадскую медную компанию Меркатор «за недорого». Прохоров ничего зря не покупает.

[quote]Торговля – это составная и неразрывная часть экономики, без торговли не может существовать производство, без торговли и услуг многие жители регионов останутся без работы[/quote]Но, несмотря на существующие рыночные механизмы и возможности роста указанных отраслей, авторы стратегии предлагают правительству области сосредоточить усилия именно на них. Как я уже сказал, что в результате они ожидают создание новых 50 тысяч рабочих мест. Как это скажется на улучшении жизни 70 % населения, занятого в малом бизнесе?

На мой взгляд, более продуктивно изучить, что происходит с малым бизнесом, который даёт работу большинству граждан Амурской области и тем самым поддерживает его покупательную способность, и помочь ему улучшить инвестиционные возможности. Да и с реальным положением в реальной экономике нужно разобраться. Статистика говорит о самых низких зарплатах в регионе. Но как объяснить следующий парадокс: при самых низких зарплатах мы имеем самые высокие цены на вновь возводимое жилье? И всё продается. Притом, что строительный сектор также демонстрирует небольшой, но устойчивый рост показателей.

Авторы среди показателей ухудшения благосостояния населения указывают сокращение объёмов пассажироперевозок на железнодорожном транспорте (пассажирооборот в 2012 году составил 84 % от уровня 2007 года). При этом перевозка грузов растёт. Рост в 3,3 раза в 2011 году по сравнению с 2008 годом. За счёт чего рост? Мы больше перевозим продуктов питания в другие регионы, сои, руд и металлов. Значит ли это, что если мы ещё больше станем перевозить этих товаров, то население больше станет пользоваться транспортом? Не очевидно. Так что, концентрируя усилия в рамках инвестиционной стратегии на успешно развивающихся отраслях, мы не сможем сделать жизнь населения лучше.

Соответственно, авторы сделали ложный вывод о том, что «экономика региона до сих пор слабо интегрирована в мировую экономику, что мешает Амурской области в полной мере извлекать выгоду от участия в международном разделении труда. В результате темпы роста экономики области были недостаточными, чтобы ликвидировать отставание от других регионов РФ и ДФО, что обеспечило бы более высокие доходы населению и большую ёмкость внутри регионального рынка. Рост доходов и ёмкости рынка сделал бы Амурскую область местом, более привлекательным как для проживания, так и для ведения бизнеса». То есть авторы хотели сказать, что если создать лучшие условия тем, кто зарабатывает на продаже металлов, руд, сои, электроэнергии, то все граждане области станут жить лучше, а другие захотят сюда приехать? Увы, на мой взгляд, авторы заблуждаются.

Вот если бы все получали компенсации от роста объёмов продаж наших ресурсов за рубеж, то, может быть, оно так и было бы. Но пока, несмотря на успехи указанных отраслей, и на то, что область сверх запланированного в бюджете ежегодно получает дополнительно по 6-8 млрд. рублей, населению от этого лучше не становится. И всё больше жителей области, уже не только молодых, «становится на крыло». То есть уезжают. Проблем в том, что жителей в области станет меньше, я не вижу. Но вижу проблему в том, что по-прежнему никто не думает стратегически о том, как создать лучшие условия тем, кто хочет создавать бизнес и в городе, и в деревне. И чтобы у этих предпринимателей были возможности предоставлять новые рабочие места тем, кто хочет просто получать хорошую зарплату за свою работу.

Было бы несправедливо говорить, что о других сферах деятельности, кроме тех, которые успешно развиваются, речь не идёт. Но для них указаны лишь направления развития, по которым у нас нет специалистов теоретиков и практиков. Речь о создании кластеров, агропарков, инкубаторов, зон локального развития.

Немного критики к SWOT анализу – анализу региональных внутренних сильных и слабых сторон, возможностей и угроз для развития со стороны внешней среды. И сразу фундаментальная ошибка в том, что авторы считают, что преимуществом региона является низкий уровень антропогенной нагрузки на экосистему региона. Ну, в том смысле, что мы ещё не всё, извините, загадили, потому плотность населения в Амурской области всего лишь 2 человека на 1 кв. км. Увы, там, где живет 70 % населения – на юго-востоке области в долинах рек Зея и Амур, там плотность более 10 человек на 1 кв. км. И мы там так попользовались нашей природой, что, кроме фазанов в полях и гальянов в ручьях, которых и есть опасно, у нас ничего не осталось. По данным экологов и биологов, например, река Гильчин, крупный приток Амура, настолько загрязнена, что не то что пить воду, там даже купаться детям опасно. На указанной территории у нас нет ни лесов, ни парков, нет диких животных, нет птиц, нет рыбы. Архаринский заповедник одиноко выглядит островком спасения для живого мира этой части области.

Ещё один промах авторов связан с их оценкой «положительного сальдо энергетического баланса», который, по их мнению, «создает возможность создания на территории области энергоёмких производств» (так в оригинале). Любой предприниматель скажет – не создаёт энергетика нам таких возможностей. Подключиться к сетям стоит огромных денег, тариф заоблачный. А система взаимоотношений в перераспределении электроэнергии так запутана, что многие не знают, что компания по продаже электричества в Китай зарегистрирована на ул. 50лет Октября, и поэтому налог на прибыль уходит не в Москву, а поступает в бюджет области. При этом в городе отключают электричество по причине неких долгов у некоторых посредников. Так что, пока не наведут порядок с посредниками и перекупщиками электроэнергии, хоть ещё четыре ГЭС построй, кроме удвоения поступлений налогов в бюджет области, никакого другого эффекта для инвестиционной привлекательности не последует. Ну, разве что, в Ураловку на реке Зея наконец-то проведут электролинию, а то там до сих пор, наверное, электроэнергия по 19 рублей за кВт. час.

Среди слабых сторон авторы указали низкий уровень финансовой инфраструктуры. Но ведь это тоже неправда! Почти все крупные федеральные банки представлены в регионе. Последние пару лет появились и такие, имена которых мы и не слышали ранее. Проблема в другом – эти банки не хотят кредитовать предприятия. По данным статистики, по итогам 2011 года более 90 % кредитов были выданы... населению. Странно. В то, что предприятия смогут платить людям регулярно зарплату, банки верят, а в то, что предприятия с помощью кредитов смогут работать лучше и эффективней – не верят!

Поскольку, на мой взгляд, авторы стратегии, как говорится, «не на тех поставили», то их замечательная таблица «системы целей и ключевых показателей эффективности» получилась красивой, теоретически безупречной, но практически бесполезной. Как говорится, все бы эти мысли, да в нужное русло!

[quote]Почему всё для сельского хозяйства? Потому что продукты питания – это истинное наше богатство, в котором нуждается население Дальнего Востока и всей Азии[/quote]Наверное, и мне пора заканчивать критиковать и предложить что-нибудь дельное, что тоже можно было бы кому покритиковать. Потому что нам нужна критика для поиска истины, а не для обнаружения виноватого.

Итак, я уверен, что нужно расширить перечень отраслей, которые будут эффективными и успешными к 2018 году, если в них начинать инвестировать уже сегодня. Кроме отраслей, названных авторами, я бы усилил инвестиционную деятельность в направлении развития малого машиностроения для производства машин и механизмов. Прежде всего, в широком спектре сельскохозяйственной деятельности – при посадке культур, при уходе, сборе, хранении и переработке продукции; для развития животноводства мясной и молочной направленности больших масштабов; современных методов хранения зерновых и бобовых культур; для механизации работ в домашних подворьях. Эти предприятия в приоритетном порядке должны становиться резидентами всякого рода экономических зон развития. Почему всё для сельского хозяйства? Потому что продукты питания – это истинное наше богатство, в котором нуждается население Дальнего Востока и всей Азии. Уж кормить себя мы должны сами! А кормить других и зарабатывать на этом – это ли не самое благородное дело! Но делать это нужно не на коленках по локоть в грязи.

Вторым этапом нужно привлекать инвестиции для переработки сельхозпродукции – производство овощных смесей, овощных соков, всякого рода заморозок.

Огромный потенциал в наших не древесных продуктах леса. Так называют всё, что растёт в лесу, но не является древесиной. На этом вся Азия тащится! Да и нам ягоды, грибы, «золотые» и другие целебные корни тоже не помешают для здоровой жизни. Из этой отрасли, вместе с переработкой корневищ амурской лиственницы, можно развить отрасль биофармакологии.

На этом остановлюсь. Это всё-таки обычная, а не научная статья. Хочу только обратить внимание на ожидаемые авторами стратегии результаты. За пять следующих лет в Амурской области будет создано 47 тысяч новых рабочих мест, но уедут из области 37 тысяч человек. Нет сомнений, что прогнозируемый рост объёмов налогов (НДФЛ, налог на прибыль) в областном бюджете продолжится. Но, правда, по причинам глобального спроса на наши товары и ресурсы, а не за счёт предоставления ресурсным компаниям льгот и создания зон.

Поэтому мой прогноз, что в 2018 году останутся неизменными следующие показатели качества жизни:

- население продолжит уменьшаться в численности;

- трудозанятость останется на уровне 2012-2013 годов;

- смертность не по естественным причинам продолжит расти;

- средняя зарплата останется самой низкой в ДФО;

- жильё по-прежнему будет самое дорогое;

- дорог на севере области нет, и не будет;

- тарифы на услуги монополий продолжат свой рост;

- кредиты для бизнеса останутся дорогими.

В стратегии недооценена роль зон экономического благоприятствования (стр. 95). Нет стратегии, кого туда приглашать, поэтому по большому счёту и некуда приглашать инвесторов. Рост будет там, где он и сейчас идёт. И обеспечивать этот рост будут существующие инвесторы, а не новые.

[quote]Бюрократию и коррупцию нужно душить в зародыше. В технологически развивающихся странах Европы и Азии эти факторы принимают как должное. И это делать нелегко. У нас вот не получается[/quote]Но в стратегии есть Дорожная карта Инвестиций. Вот с неё и надо было начинать и начинять её конкретными решениями по отраслям развития, мероприятиями в этих конкретных отраслях и ожидаемыми результатами. А так получился прекрасный материал для чтения. Правда, я благодарен авторам и за то, что смогу использовать Дорожную карту в своих лекциях по внешнеэкономической деятельности предприятия.

Заключение.

На прошлой неделе купил на Amazon.com книгу американского автора Лорена Грэхэма «Одинокие идеи. Может ли Россия конкурировать?». Книга хорошая и о русских там написано всё прекрасно. Но показано на примерах, что несмотря на авторство русских на прорывные технологические изобретения, их многочисленные открытия стали технологиями не в России, а за рубежом. Печально, но это факт.

Оказывается, человек, который разрабатывает идею с целью её последующей коммерциализации, чтобы добиться успеха, нуждается в наличии различных поддерживающих эту задачу социальных факторов.

Эти факторы – поведенческие, экономические, юридические, организационные и политические. Общество должно уважать и ценить изобретательность и практичность; экономическая система должна быть готовой предоставлять инвестиционные возможности; юридическая система должна защищать интеллектуальную собственность и возможность получения вознаграждения за изобретения; а политическая система не должна бояться технологических инноваций или успешных предпринимателей. Наоборот, должна продвигать и пропагандировать их труд.

Бюрократию и коррупцию нужно душить в зародыше. В технологически развивающихся странах Европы и Азии эти факторы принимают как должное. И это делать нелегко. У нас вот не получается. Примером этого являются барьеры по продвижению новых технологий по производству дигидрокверцитина в Амурской области.

У губернатора Амурской области есть шанс войти в истории реформатором. Для этого нужно только повернуться лицом к основному драйверу экономики региона – предпринимателю, и к большому и к маленькому, и стать на их защиту и поддержку во всех обозначенных выше факторах. Тогда у нас будет шанс стать технологически развитым регионом.

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

Просмотров всего: 69

распечатать

Комментарии
  • Shagren

    Shagren
    5 лет назад

    Как же я люблю вменяемых людей, я вот ему готов пиво ставить, каждые выходные.Он, что характерно не истерит, он сц..о по делу говорит, и хорошо черт говорит.Не, канеш не бесспорно, но хорошо.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь