19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
7 декабря 2018, 20:34 0

Ольга Черкашина - жительница поселка Горный

Ольга Черкашина

Тема: проблемы жителей северных районов области

Ведущий: Оксана Руденко

Здравствуйте. Чтобы получить справку о смерти, жителям поселка Горный приходится возить покойников за 150 километров в город Зею. Горный находится за Зейским водохранилищем. Сегодня у нас в студии жительница поселка Ольга Павловна Черкашина. Она на несколько дней приехала в Благовещенск, чтобы попасть в областное правительство и попытаться решить хотя бы какие-то из наболевших проблем. Ольга Павловна, здравствуйте.

– Здравствуйте.

Вам удалось с кем-нибудь встретиться в правительстве?

– В правительстве мне пока не удалось встретиться. Я планировала встретиться с министром здравоохранения, но он был в командировке. Взяли мой телефон, паспортные данные все и сказали, что меня пригласят через какое-то время.

На встречу.

– На встречу.

Ольга Павловна, это жуткая ситуация. Я думаю, со мной согласятся все телезрители. Человек умер, и, чтобы провести медосвидетельствование, нужно везти его. Вы отрезаны от Большой земли Зейским морем. Как у вас это происходит?

– А вот вам скажу. В летнее время, патологоанатом у нас на два района: Магдагачинский и Зейский. Я понимаю, что он приехать не может.

Ну почему не может, у вас же не так часто умирают люди?

– Это понятно, но почему-то всегда какие-то причины. Или говорят: может, кто-то еще будет из поселка.

То есть, кто-то еще умрет, чтобы скопом?

– Да, одновременно.

Какая прелесть, ничего себе.

– И приходится нашим людям везти своих умерших родственников. Летом были случаи, что возили на лодке. Везут до Снежногорска.

А сколько на лодке плыть по морю?

– Я вам скажу: на катере плыть до Снежногорска пять часов от нас, от Горного.

На лодке это вообще получается сутки.

– Не сутки, нет, меньше. И вот я вам скажу: довозят до Снежногорска, а от Снежногорска еще 105 километров до Зеи. Ты там еще должен нанять машину, чтобы привезти покойника в Зею, чтобы тебе патологоанатом дал заключение, свидетельство о смерти выдал.

А потом снова везти назад?

– Да. У человека горе, и им приходится самим все это организовать, чтобы получить свидетельство. Вот у меня даже есть списки: у нас пять человек умерших, кто не получил свидетельство о смерти. Я так понимаю: значит, они у нас числятся в списках живых, значит, они проходят в списках по голосованию, раз они не получили свидетельство о смерти. Правильно?

Не получили потому, что не отвезли покойника. Похоронили, и все?

– Да, провели захоронение, и все. Потому что это летнее время. Ну как ждать? Чтобы человек вообще разложился? Я вот этого не понимаю.

У вас всю жизнь так было?

– Нет.

Вот вы с 80-х годов живете в Горном?

– Да. Раньше патологоанатом быстро прилетал, и самолеты летали у нас каждый день. А теперь у нас самолеты не летают, потому что в Зее аэропорт не готов к принятию и отправке самолетов. У нас только летают вертолеты один раз в неделю.

Санавиация не работает, получается? Чтобы не везти патологоанатома?

– Санавиация у нас работает. Когда у нас экстренные вызовы тяжелобольных, вот тогда у нас санавиация.

Или роды.

– Да, тогда санавиация работает, прилетает.

На покойников не распространяется?

– Нет. Я вот знаете, как предлагаю, это мое мнение. Я предлагаю: почему не дать нашим, например, фельдшеру, чтобы она давала справку, свидетельство о смерти? И это не криминально. Почему не давать? Пригласите, например, полицию.

Например, человек долго болел или по старости.

– Конечно. Я понимаю, когда это криминал, тогда да.

Там обязательна процедура вскрытия.

– Конечно.

А всех возят и криминальных, и не криминальных?

– Да.

В участковую больницу обращались, спрашивали, почему не приезжал патологоанатом?

– Они мне так говорят – главврач Зейской районной больницы – до этого был Гибадулин, сейчас у нас новый главврач. Теперь Гибадулин у нас председатель законодательного собрания Зейского района. Перед отъездом сюда я с ним этот вопрос снова поднимала, потому что он мне, когда я была депутатом, обещал, что они поставят холодильник в Верхнезейске. То есть,Горный, следующий поселок Верхнезейский.

Тоже за Зейским водохранилищем?

– Да. У нас за Зейским водохранилищем находятся Береговой, Хвойный, Горный, Верхнезейск и Бомнак.

А Снежногорск – это уже на материке?

– Да, на материке. Туда дорога есть, там 105 километров.

И вы что предлагали?

– А я предлагала им поставить холодильник. Я понимаю, что нет возможности во всех поселках, но хотя бы в Верхнезейске холодильник.

То есть для всех, которые за морем находятся хотя бы?

– Да, но пока никаких действий. Это уже было два года назад.

Что даст холодильник?

– Вот, например, увезли покойника, так он будет в холодильнике, может приехать патологоанатом. Ну пусть он два дня, три дня лежит. Я понимаю в зимнее время, а в летнее время как?

Ну и что, ваши предложения были услышаны?

– Мои – нет. Как все было, так оно и есть. Ничего не изменилось.

Ольга Павловна, а сейчас как вы добираетесь? У вас лед, у вас зимник? Как вы оттуда? Вот вертолет раз в неделю. В областной центр через Февральск, там БАМ проходит, значит, через Февральск, а от Февральска идут автобусы до Благовещенска.

– А так я вам скажу: сейчас у нас встало водохранилище, идет у нас нарезка льда.

Уже открывают переправы по рекам?

– Да, переправы. У нас опять проблема. Эту проблему я тоже поднимала. Значит, люди ждут, когда лед встанет, промерзнет лед.

Там должно быть шестьдесят сантиметров минимум, чтобы машины пустить можно было.

– Конечно, никогда человек разумный не поедет, если лед тонкий. Но у нас делают так: ставят в Снежногорске пост, полицию, потом представителя водоохраннной, и людей, выезжающих на водохранилище, всех штрафуют.

У вас зимника официального нет, зимней дороги нет и никогда не было?

– Я с 1980 года живу на севере. Все время машины, никогда никаких проблем не было. Ходили машины грузовые по доставке продуктов питания, лесовозы занимались вывозкой леса. Потому что раньше плотами возили лес в Зею. А сейчас почему-то все против народа.

Наверное, говорят, что безопасность, потому что были случаи, когда машины проваливались под лед.

– Были. Я так понимаю, что нужно тогда создать службу. Ну почему вы не создадите службу? Там затраты, мне кажется, небольшие.

Чтобы исследовать дорогу и проложить путь?

– Конечно, прочистить. Раньше этим леспромхоз занимался.

Была официальная дорога?

– Конечно. Чистил леспромхоз, дорога была очищенная. Лед промерзал, и машины все ездили. Ну почему сейчас не создать эту службу? Приехал как-то у нас глава района, был представитель полиции нашей. Я их тогда спрашиваю: вот вы мне скажите, вы сейчас как приехали? Вы приехали по водохранилищу. Ну вы тогда начинайте с себя и штрафуйте себя.

Они сами нарушают?

– Да, они первые нарушают. Вон у них какой эскорт стоит. Они почему-то нарушают, а почему-то простого человека наказывают.

Ольга Павловна, знаю, что еще у вас есть проблема с медобслуживанием: не во всех больницах вы можете пройти медицинское обследование, да?

– Все правильно.

Подробнее расскажите, пожалуйста.

– У нас жители в поселке. С нас требуют так: вы должны написать согласие, что вы будете обслуживаться в больнице Зеи.

Потому что Зейский район.

– Да. А когда ты приезжаешь в Тынду, нам говорят: вы извините, вы закреплены за Зейской больницей, вот туда и обращайтесь.

То есть, вас не принимают участковые врачи?

– Конечно.

Тында ближе или до Тынды удобнее ехать?

– Удобно. Кто-то едет в Зею, а кто-то едет в Тынду. Садится на поезд и едет в Тынду. Но я тогда не пойму, зачем у нас медицинский полис? Для чего он нужен?

Он же должен действовать на территории всей страны.

– Конечно. Ну, если вы решили так сделать, тогда в пределах области сделайте, что где я хочу, там меня должны принять.

Вы предлагаете, чтобы жителей вот этих отдаленных районов прикрепили и к Тындинской больнице районной, и к Зейской районной больнице?

– Конечно, я вот так считаю. И еще у меня вопрос – такой наболевший вопрос по прописке. У нас раньше прописку, рождение ребенка, регистрацию делали в администрации. Теперь это все отдали Зее. Вот вы представляете: проехать выписаться и прописаться я должна ехать в Зею. Почему сняли полномочия? Почему?

А когда сняли?

– Наверное, лет уже пять, а может, даже и больше.

Вашу жизнь все осложняют и осложняют.

– Да. Она не улучшается. Я все понимаю, у администрации был человек, который занимался.

Паспортист.

– Да. Ну почему передали району? И все жители поселка выписаться и прописаться должны ехать в Зею. Ребенку выписать свидетельство о рождении – тоже ехать в Зею.

За любой бумажкой получается, опять же через Зейское море, потом еще 105 километров.

– Да, я вот это говорю. Вы верните полномочия, вы почему забрали?

Ольга Павловна, а сколько жителей проживает в Горном?

– Нас жителей тысяча человек.

Тысяча. Молодежь есть у вас?

– Конечно. Молодежи у нас много.

А чем занимаются, работа какая?

– Да какая работа! Работают сейчас в «Мечеле», это вот Эльга, Улак – Эльга, работают вахтовым методом. У нас школа, амбулатория.

ФАП?

– ФАП. И торговая сеть, все. Магазины торгуют, больше у нас ничего. Какая работа? Люди вахтовым методом работают.

Вахтовики в основном, да?

– В основном вахтовики. Раньше леспромхозы были, и жизнь была намного лучше.

Ольга Павловна, дальше будете пытаться?

– Да. Я не просто буду, я министру здравоохранения обращение написала. Я жду, когда меня министр здравоохранения примет. Я думаю, что это будет где-то в 20-х числах. Обязательно буду дальше двигаться. Просто так этого не оставлю.

Спасибо большое. Хорошей дороги вам назад, она будет, я так понимаю, долгой. Ольга Павловна, спасибо, что вы к нам пришли. Будем надеяться, что ваши предложения будут услышаны. И жизнь у вас все-таки немного станет легче. Это были «Простые вопросы». Говорили о проблемах жителей северных районов. Всего хорошего, до свидания.

Просмотров всего: 590

распечатать

Фотогалерея