19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
16 ноября 2018, 19:35 1

Денис Волков - директор Центра по сохранению историко-культурного наследия Амурской области

Денис Волков

Тема: крупнейшие в истории Амурской области археологические раскопки

Ведущий: Наталья Овсийчук

– Здравствуйте! На амурской земле жили разные люди. Много тысячелетий назад, со II по VI века нашей эры сюда приходили таинственные племена, которые сейчас называют представителями михайловской археологической культуры. Узнать о них подробнее удалось во время масштабных раскопок, которые прошли этим летом. Подробнее нам о них расскажет руководитель Центра по сохранению историко-культурного наследия Амурской области Денис Волков. Добрый день, Денис.

– Здравствуйте.

– Даже немного сложно разговаривать, потому что между нами стоит такой потрясающий сосуд, который уже удалось практически восстановить силами специалистов вашего центра. Рассказывайте, что это такое и откуда. И мы плавно от частного перейдем к общему.

– Это один из немногих целых, уникальных сосудов, который удалось обнаружить в ходе раскопок на памятнике «Черниговка, селище-5» в Свободненском районе. Этот сосуд интересный, он необычный для михайловской археологической культуры. Раньше мы не встречали такой формы. Здесь очень важна круглодонность сосудов. Определенные выводы по этому поводу можно сделать. На сегодняшний день мы можем с уверенностью говорить, что на всем памятнике на 1 680 квадратных метрах, которые мы раскопали, нет ни одного сосуда с прямым донышком.

– Их нельзя поставить просто так?

– Его можно поставить просто так. Видимо, человек специально делал круглое донышко. Его гораздо проще установить на поверхности в природной среде. Для прямого донышка нужна прямая поверхность.

– То есть не на стол…

– А у человека не было столов, не было полов. Таких больших сосудов у нас два. Остальные немного поменьше. Но они тоже круглодонные.

– А теперь подробнее о раскопках и тех людях, о которых мы с вами говорим. Почему михайловская археологическая культура?

– В археологии есть правило называть какой-то тип памятника, новую культуру по тому месту, где впервые был обнаружен тот или иной археологический материал. Как раз первый археологический материал с подобным орнаментом, с подобной керамикой был обнаружен на Михайловском городище в районе реки Завитой в районе села Михайловка Михайловского района. И оттуда пошло название михайловской археологической культуры. Михайловцы изначально на территории Приамурья появились во II веке и распространились на территории Зейско-Буреинской равнины.

– А есть предположения, откуда они к нам пришли?

– Этот вопрос достаточно сложный, дискуссионный. О нем можно много разговаривать. Пока точных фактов мы не видим. Так вот, появились они сначала в Зейско-Буреинской равнине и достаточно комфортно там жили. Позже их начинают теснить другие племена, которые также пришли сюда, мохэские племена. И михайловцы начинают двигаться на север. Где-то к середине V-VI века у нас появляются укрепленные поселения на Горбыле, на Завитой, на Буре, на Томи, на Белой. И мы эту динамику продвижения на север видим. В целом, если говорить об археологической изученности, то в основном в южных районах памятники исследовали.

– Когда я была в музее, в археологическом отделе, сразу спросила: а что они тут делали, почему туда-сюда ходили и что это были за люди»?

– А их выгоняли. Их начали прижимать более воинственные племена, и они с юга начали искать себе более комфортные условия и пошли севернее.

– Искали здесь что?

– Жизнь. Просто обычную жизнь.

– А чем они занимались?

– Как правило, для средневековых племен характерно наличие земледелия. Они уже выращивали просо. Также занимались охотой, об этом говорят и другие артефакты. Очень много изделий из кости, например, дикой козы. Это говорит о том, что это животное здесь добывали. Помимо этого, впервые мы обнаружили артефакты – предметы мелкой скульптурной пластики. Это фигурки животных: медведя, свинки.

– Чем они ценны?

– Мы их раньше никогда не обнаруживали. Это предметы искусства. Это говорит о том, что человек жил в природе с этими животными, фиксировал их, видел их и воплощал в жизнь. Это действительно уникальные находки, которые вызвали очень большой восторг у археологов.

– Я думаю, что даже ажиотаж в мире археологии. Расскажите подробнее о раскопках. Вы говорили, что таких масштабных в Амурской области не было. Я помню нашу встречу несколько лет назад, когда вы мне сказали, что нас ждут великие дела.

– Эта работа оказалась несколько неожиданной. Дело в том, что этот археологический объект находится в зоне хозяйственного освоения, интенсивного строительства объектов газоперерабатывающей отрасли. И в рамках организации охранных мероприятий необходимо было обеспечить сохранность объекта: либо запретить стройку в границах памятника, либо провести спасательные археологические исследования. Проектировщик, застройщик, инвестор приняли решение вложиться в научные исследования. Хотя на сегодняшний день решение о том, будет ли там стройка, еще окончательно не принято. Это действительно положительный момент, когда на археологию, на науку обращают внимание и инвестор согласен вкладываться в научные исследования того региона, где он работает. Поэтому этот археологический объект стал для нас в какой-то мере неожиданностью, мы не планировали в этом году его копать. Тем не менее площадь 1 680 квадратных метров – это самый большой раскоп на территории Амурской области, который был произведен.

– Мне кажется, археологу только скажи, что есть возможность тут поработать, мобилизуетесь моментально. Взяв инструменты, сразу пойдете, несмотря на такой огромный масштаб работы. Я понимаю, что работало очень много людей. Сколько времени это продолжалось?

– Экспедиция длилась 91 день, в ней было задействовано 133 человека. Это специалисты Центра по сохранению наследия, студенты-историки педагогического университета, школьники из школьных объединений Амурской области: из Благовещенска, Константиновки. Приехали ребята из Новосибирска, Читы, Владивостока, Москвы. Вот такая география участников экспедиции. Но в основном, конечно, это студенты-историки БГПУ.

– Что в масштабах страны означают эти раскопки? Раз вы назвали столько городов, я представляю, как было интересно всем.

– У нас в стране вся археология является новостроечной. Там, где проходят новые стройки, там и проводятся археологические исследования. Кто строит, тот финансирует археологические изыскания. Это в какой-то степени несколько печально.

– Это бизнес взял на себя ответственность…

– Это не бизнес взял на себя ответственность, это государство обязало бизнес при проведении строительных работ не разрушать то, что было создано ранее. То есть, археологические объекты, созданные древним человеком.

– Что, в общем-то, похвально.

– Действительно, не все организации к этому стремятся, как-то стараются обойти те или иные моменты. Но так или иначе на территории Амурской области мы стараемся контролировать этот момент. Я могу вас заверить, что ни один археологический объект не был разрушен в ходе строительства. Либо переносят стройку за пределы памятника, либо, как в этом случае, проводят спасательные археологические раскопки. В масштабах страны наш раскоп очень маленький, честно. Сейчас коллеги из Владивостока копают 20 тысяч квадратных метров, до сих пор копают и будут копать всю зиму, скорее всего. Для нас – да, в Амурской области это самый большой объект. Возможно, будут и больше, пока не могу сказать. Опять же, как бы это было ни прискорбно, раскапывая археологический памятник, мы его разрушаем. Он перестает существовать. Мы какой-то объем информации получили, впереди еще камеральная обработка данных. Может быть, если бы лет через 20 его копали, то какие-то новые методы бы использовали и получили гораздо больше информации. Поэтому очень важно проводить правильную, методически верно и четко всю эту работу.

– Расскажите еще немного о находках, о тех эмоциях, которые были в тот момент, когда их сделали. Что делают археологи, когда такого мишку вдруг находят? Прыгаете от радости? Кричите? Все сбегаются, все смотрят?

– Когда мы обнаружили мишку, а через полчасика свинку…

– Они рядышком были?

– Да. Археологи замерзали, если честно, в этот момент. Был холодный день, шел первый снег. Это было 8 сентября. Когда обнаружили его, подъем испытали. Некоторые даже стали отжиматься, чтобы быстрее согреться и пойти дальше работать. Из находок, которые вызывают интерес, вот такая подвесочка в виде когтя птицы с дырочкой.

– Там дырочку, конечно, не увидеть. Она настолько мизерная. Но она точно есть, я видела ее.

– Еще бусины были.

– То есть, это было такое тоненькое сверло в то время уже?

– Да, человек использовал сверла и более древние периоды. Еще неолитические. Вот такой фрагмент керамики с такой металлической скобой стал знаковым во всех раскопках. Коллеги сказали, что стоило копать 1 680 метров ради этого фрагмента. Объясню, почему. Это следы ремонта керамических изделий. До этого мы знали, что человек сверлил дырочки в керамике и различными ремешками или еще чем-то стягивал, как мы думали. На самом деле, по всей видимости, ремонт производился металлическими скобами. Это говорит о том, что керамика очень важна была для человека. Она очень трудоемка в производстве, занимает очень длительный период времени. И наличие таких следов ремонта дорогостоящими металлическими скобами (потому что металл надо добыть, расплавить, отковать, приготовить) говорит о многом. В том числе и о том, что человек старался ценить эти артефакты. По всей видимости, у этих ребят не было времени для того, чтобы готовить новые сосуды. Они старались, если он трескался, ломался, ремонтировать. И мы это видим в археологическом материале. Очень много фрагментов венчиков, фрагментов стенок сосуда именно с дырочками – следы ремонта.

– Очень жаль, что мы не можем еще более подробно поговорить, потому что время передачи заканчивается. Но расскажите, где обо всем этом можно хотя бы почитать. Где будут отчеты об этой экспедиции? На сайте Центра?

– В любом случае, на сайте Центра мы информацию разместим, когда она будет вся обработана. Вся коллекция после завершения обработки будет передана в Амурский областной краеведческий музей в обязательном порядке. И уже в планах, мы это уже решили и знаем, что после нового года к нам приедет большой десант коллег, ученых из Новосибирска для детальной обработки, изучения всех материалов. И в последующем, естественно, будет книга написана. Монография, касающаяся этого памятника.

– Вы говорили о том, что такие сосуды скрепляли металлическими скобами. А вы сами как этот сосуд восстанавливали?

– Он был раздавлен. Видно, что он из многочисленных фрагментов состоит. Это наши археологи, девочки, все это почистили, помыли сначала. Потом отрисовали, сфотографировали, обмерили. И в дальнейшем все это склеили. Здесь использовался клей «Момент». Также мы используем акрилат и другие клеящие составы.

– Даже, наверное, хорошо, что у древних людей не было клея «Момент», потому что тогда мы не узнали тех подробностей. Мы говорили о новых археологических находках, практически о сенсации в археологическом мире, с руководителем Центра по сохранению историко-культурного наследия Амурской области Денисом Волковым. Это были «Простые вопросы». До свидания!

Просмотров всего: 127

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • Жирнов Павел

    Жирнов Павел
    4 недели назад

    Вот так и нас через пару тысяч лет будут раскапывать, и решат, что этот народ, судя по числу поделок китайского производства пришел сюда из Китая, а по остаткам машин - частично из Японии :)

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь