19ноября
Предыдущий материал Следующий материал
30 октября 2018, 18:51 0

Павел Филипченко - президент Амурского топливного союза

Павел Филипченко

Тема: почему выросли цены на бензин

Ведущий: Оксана Руденко

– Здравствуйте! Ситуацию на топливном рынке уже сейчас называют «бензиновым безумием». В последнее время цены на некоторых АЗС резко взлетели вверх. Почему так происходит и что дальше будет со стоимостью бензина? Об этом мы сегодня поговорим в «Простых вопросах». Мой гость – президент Амурского топливного союза Павел Филипченко.

– Павел, здравствуйте!

– Добрый день.

– Павел, на днях стало известно, что в Хабаровском крае уже закрывается сеть автозаправочных станций. Грозит ли это Амурской области?

– Да, нам известно, что наши коллеги из других регионов так же имеют проблемы, которые есть и в Амурской области. Но могу сказать, что о закрытии заправочных станций на сегодня вопрос не стоит. Но ситуация действительно тяжелая.

– У нас за последние дни на некоторых АЗС цены выросли. Например, на дизтопливо сразу на 10 рублей почти. А на некоторых остались прежними. Почему так происходит?

– Я бы хотел начать с того, что разделить всех игроков на рынке: независимые сбытовые компании (как розничные, так и оптовые) и так называемые вертикально интегрированные компании, которые представлены «Роснефтью» и ННК, в прошлом «Альянс».

– Эти две компании на территории Амурской области?

– Да. И все те, кто относятся к этим организациям. А те, кто не относятся, называются независимыми. Их интересы мы и представляем в Амурском топливном союзе.

– Получается, два этих «монстра», «Роснефть» и ННК, это компании, как вы сказали, вертикально интегрированные. Они имеют добычу, переработку и сбыт.

– Да, все верно.

– А независимые имеют только сбыт?

– Независимые компании владеют либо собственными АЗС, также к независимым относятся поставщики, которые снабжают наших сельхозтоваропроизводителей, какие-то отдаленные объекты, космодром, строительство наших национальных объектов.

– То есть, они не добывают нефть, они ее только продают?

– Да, верно. Это малый и средний бизнес, который занимается реализацией нефтепродуктов, к производству и добыче отношения не имеют.

– И цены выросли где? Как раз на этих независимых АЗС?

– Да, цены выросли только на независимых АЗС. Причем, повышение цен – это мера вынужденная. Независимые АЗС долгое время держали цены на уровне, как вы говорите, «монстров». Но ситуация эта продолжается уже более полугода. Началась с апреля. Вообще, развитие ситуации началось с 30 мая, когда директивно были заморожены цены на заправочных станциях вертикально интегрированных компаний. По сегодняшний день мы видим эти цены у них.

– Им заморозили цены, а почему тогда они растут на независимых заправках?

– На независимых АЗС возросла стоимость оптовой, мелкооптовой цены. Все участники рынка обязаны закупать именно у производителя. Это либо «Роснефть», либо «Альянс». Либо через биржу, либо мелким оптом здесь, на территории Амурской области. Биржевые цены выросли за это полугодие примерно на 20 %, а мелкооптовые цены тоже, во-первых, возросли, а во-вторых, мы еще видим дефицит на рынке Амурской области сейчас, как раз в период уборочной кампании.

– Получается, цены на оптовом рынке выросли. Их подняли эти же самые вертикально интегрированные компании. При этом розницу они держат, потому что им была спущена такая директива. Я так понимаю, за счет повышения оптовых цен они покрывают минус в рознице.

– Это первая, но, наверное, не самая их большая доходная часть. В первую очередь так сложилось, что из-за высокой стоимости на нефть, высокого доллара этим компаниям проще отправлять сырую нефть на экспорт, нежели перерабатывать и продавать ее на внутреннем рынке. Именно продажи нефти и полуфабрикатов и спровоцировала дефицит, а дефицит, в свою очередь, спровоцировал рост оптовых цен.

– При том, что экспортная пошлина сейчас все ниже и ниже.

– Все верно.

– Получается, любой нефтяной крупной компании гораздо выгоднее продавать нефть за границу при том, что она не имеет абсолютно никаких налогов, а в итоге на внутреннем рынке складывается дефицит. Вся нефть уходит у нас за бугор.

– Все верно. Нефтяные компании покрывают минуса из розничной реализации своей нефтью, отправкой на экспорт, и переработкой нефтепродуктов. Ведь розничные цены зафиксированы, а оптовые цены отпущены. И на период уборочной кампании сельхозтоваропроизводители, да и все, кому требуется топливо, закупали по ценам в районе 55 рублей за литр дизельного топлива. Это совсем не те цены, которые мы видим на заправках. Эта ситуация очень сильно коснулась мелкого и среднего бизнеса. А в дальнейшем это коснется обычного розничного покупателя. Потому что цена на топливо заложена в каждом продукте, который мы покупаем в магазине.

– И услуги тоже.

– И услуги, безусловно. Поэтому не стоит думать, что эта ситуация не коснется каждого. Будут держать цены розничные вертикально интегрированные компании, но именно составляющая в каждом продукте, где есть топливо, возрастет однозначно. Если говорить о прогнозах, то на сегодняшний день биржевая цена находится в районе 70 тысяч за тонну. Это уже ближе даже к 60 рублям за литр зимнего дизельного топлива.

– Если мы возьмем рынок Амурской области. Какой процент рынка занимают независимые компании?

– Если мы говорим о рознице, то это явно больше половины. У вертикально интегрированных компаний в общей сложности около 70 АЗС.

– У той же «Роснефти», вообще 4, насколько я знаю, на территории Амурской области.

– Точнее, 5. И 62 – «Альянс».

– А остальные?

– Независимых – более 100. Мы составляем большую часть. Самое главное, что независимые участники представлены в отдаленных районах области, на северах. Там не всегда присутствуют вертикально интегрированные компании. Потому что бизнес там вести сложнее.

– Туда не заходят просто?

– Да.

– Как вы думаете, сколько ННК и «Роснефть» еще будут держать цены?

– По неофициальной информации, до конца года цены не должны измениться на этих АЗС. Но разговоры, конечно, ходят, о повышении и у них.

– Получается, что «Роснефть» и ННК держат цены. Независимые АЗС их повышают. Понятно, что клиенты постепенно уходят туда, где цены ниже. Как дальше будут развиваться события?

– Отток клиентов уже произошел.

– Серьезный?

– Да, это серьезный отток, около 50 % клиентов потеряли. Плюс независимые участники не имеют возможности заключать государственные и муниципальные контракты, потому что высокая цена. Есть определенные правила, когда нужно отпускать топливо по ценам на стеле. Отток уже произошел и происходит в настоящий момент.

– К чему это все приведет? К закрытию независимых АЗС?

– Складывается ощущение, что нефтяные компании не хотят видеть конкуренцию на этом рынке. Но закрытия АЗС, естественно, постараемся избежать во что бы то ни стало.

– А что зависит от вас?

– Мы начинали диалоги на местном уровне, писали письма в ФАС, писали телеграммы по ведомствам, в том числе президенту Российской Федерации. Естественно, получили ответы, где информация обобщенная, которую мы видим и в СМИ. Мы участвовали в заседаниях ФАС России непосредственно по вопросам дальневосточного региона. В этой ситуации мы тесно общаемся с Приморским топливным союзом, с хабаровскими независимыми АЗС. Нашу проблему знают, о ней слышат. Но решение по нам уже принято, и в той ситуации, которая есть на сегодняшний день, мы должны существовать.

– Оптовые цены никто понижать не будет?

– Оптовые цены понижаться не будут.

– 100 заправок по области. Это много рабочих мест, как я понимаю. Наверное, около тысячи.

– Это более тысячи рабочих мест, если говорить только об АЗС. Также в этой сфере есть нефтебазы, транспортная инфраструктура. Это намного шире, чем только АЗС.

– Понятно, что прогнозы – дело неблагодарное. Но все-таки после нового года, по вашим прогнозам, сколько будет стоить бензин?

– На автозаправочных станциях? Я бы не хотел предполагать, но государственные контракты уже разыгрываются в районе 50 рублей за литр.

– Какого?

– 92-го бензина.

– Мы проблему обозначили. Мы сказали, что предпосылок к тому, что оптовые цены будут снижаться, нет. Но, кроме того, чтобы сидеть и ждать вас, союз намерен предпринять? Напрашивается вопрос «что же делать?» Сидеть и ждать, пока постепенно не начнут закрываться?

– До сегодняшнего дня мы старались решить ситуацию самостоятельно в рамках союза, принимая участие в заседаниях ФАС, общаясь с руководством, муниципальным в том числе. Но ситуация не менялась на протяжении длительного времени. И сегодня самое главное – нам необходимо придать эту ситуацию огласке. Объяснить нашим покупателям, почему мы вынуждены поднимать цены на АЗС. Ведь участники Амурского топливного союза могут гарантировать, что как только оптовые цены будут снижены, сразу понизят… ну… изменят цены в интересах своих клиентов. Потому что иначе действительно все идет к закрытию.

– Это были «Простые вопросы». Говорили мы сегодня о том, что происходит на топливном рынке. Говорили о прогнозах, которые неутешительны. Я желаю вам всего хорошего. До свидания!

Просмотров всего: 325

распечатать

Фотогалерея