18ноября
Предыдущий материал Следующий материал
5 сентября 2018, 19:47 0

Ольга Громова - старший координатор общественного движения "Гром"
Роман Павлишин - старший координатор общественного движения "Гром"

Ольга Громова@|@Роман Павлишин

Тема: поисковое движение в Свободном

Ведущий: Оксана Руденко

Здравствуйте. Волонтеры, которые участвовали в поисках девочки в Свободном, решили объединиться и создать общественную организацию. Что это будет за организация? И какое обучение должны проходить поисковики? Об этом мы сегодня поговорим в «Простых вопросах». Мои гости – Ольга Громова и Роман Павлишин. Здравствуйте. Спасибо, что приехали к нам из Свободного. Скажите пожалуйста, несколько дней назад нашли тело девочки, был организован стихийный мемориал на площади. Какая сейчас атмосфера в городе?

О.Г.: – Все равно люди еще немножко встревожены, но более-менее все подутихло, все в свой быт...

...Погрузились.

О.Г.: – Погрузились, да. Все снова встало на круги своя, сейчас все более-менее. Нет уже страха.

Так, а вы общались с родителями девочки?

О.Г.: – Нет.

Вы в принципе с ними не общались?

О.Г.: – Да, наша задача была искать, а не выяснять их личные какие-то отношения, вопросы, что там на самом деле было. Наша задача была искать ребенка, мы для этого и появились там.

Хорошо. А как вы думаете, почему пошла эта агрессия против родителей, эти ужасные слухи? Вот буквально первые два дня просто все соцсети, все мессенджеры просто бурлили. Роман, что скажете?

Р.П.: – Они бурлили только из-за того, что не было достоверной информации, которую мы не могли получить, вообще никто.

Но почему именно против родителей была эта агрессия направлена, это же просто нонсенс?

Р.П.: – Но это, как говорится, один сказал, и пошло-поехало, поэтому и началось это все.

Так быстро идет распространение слухов.

О.Г.: – Да, очень быстро. Также быстро мы набрали помощь, как быстро расходятся слухи. То есть, это просто на одном дыхании, раз – и все. Выразил кто-то мнение, эмоционально выразил, и пошло, пошло, я думаю, что это именно так.

Смотрите, когда случилась эта трагедия, вы очень быстро соорганизовались. Я так поняла, что буквально читая новости сегодня – уже столько-то человек, завтра – уже несколько сотен, и количество людей просто очень быстро увеличивалось. Как у вас так получилось? Как вы вообще нашли друг друга? Вы ранее участвовали в поисках людей, или это получилось все вот так – порыв души, спонтанно? Как это было?

Р.П.: – Первые поиски у нас были в феврале, когда мы искали мальчика, который спрятался за диваном.

Это тоже в Свободном было?

Р.П.: – Да, мы искали до трех часов ночи его, в итоге он оказался дома, спрятался за диваном.

О.Г.: – Мальчик был просто напуган, он очень поздно возвращался домой, и молодец мама, она очень быстро отреагировала на отсутствие ребенка, на отсутствие звонка и на севший телефон, поэтому быстро организовались поиски. Так как была зима, было холодно и, в принципе, все мы родители. Все мы входим в то состояние, когда мы можем сочувствовать.

– Ну понятно, все боятся за детей. Получается, у вас это был первый поиск?

О.Г.: – В феврале, да.

А как вы нашли друг друга все-таки и сколько вас человек?

О.Г.: – Так же, как и в этот раз: объявили сбор в определенной точке, на определенной локации. Когда это были февральские поиски, это был магазин «Купец», вторые поиски – это уже была «Почта России», которая находится прямо за мостом.

Просто кинули клич и просто кто пришел.

О.Г.: – Да. Приезжали люди, старшие координаторы уезжали с одной группой людей, оставляли еще одного координатора для того, чтобы он уже уезжал с другой на другую локацию. Уже поопытнее мы после первых поисков стали.

Сколько вас человек сейчас постоянных поисковиков?

Р.П.: – 15 человек.

15 человек. Кто эти люди: возраст, социальное положение, дайте мне социальную характеристику этих людей.

О.Г.: – Это все работающее население совершенно разных профессий. Скажем так, возраст средний – 30 лет.

Это семейные в основном, я так понимаю?

О.Г.: – Да, это семейные люди, и на поисках, когда они приобретают огромный масштаб, присутствуют большинство семейных людей, но возраст – там совершенно другая граница возрастная, а так постоянных сейчас нас 15 человек.

Хорошо. Зачем вам нужна организация? Не дай бог, опять произошла какая-нибудь ситуация, пропал человек, и вы просто кинули клич, так же собрались, так же пошли на поиски, собственно, все. Зачем организация нужна?

О.Г.: – Организация нужна для того, чтобы, во-первых, сама организация, сам отдельный волонтерский корпус, даст нам возможность для обучения непосредственно поисковым работам, которые мы уже сможем применять на практике. Дай бог, чтобы этого не случилось, но лучше быть компетентным в этом вопросе, чем вот так под страхом опять действовать где-то неправильно, где-то правильно и выстраивать свою работу. Вот для этого нужно.

Р.П.: – Можно, я еще дополню? Профилактические занятия с подростками, с детьми в школах для возможного предотвращения следующих таких эпизодов.

Вы планируете ходить по школам?

О.Г.: – Да, мы сейчас подготовили пакет документов, в котором мы рассматриваем несколько...

Видов деятельности, я так понимаю?

О.Г.: – Видов деятельности, да, именно добровольческих. Это социальная – конечно же, мы будем посещать школы, детские сады, где будем давать детям какие-то советы, как себя вести, если вы потерялись. В том числе и родительские собрания будем посещать для того, чтобы тоже родитель понимал, что ему нужно делать. Соответственно, свой уровень образования повышать за счет этого, посещать учебные заведения для подростков, это тоже в планах. Ну, и участвовать в городских мероприятиях. То есть это спортивное направление добровольческого движения, то есть все экологические ступени, мы все решили.

То есть все, что связано с общественной организацией, да?

О.Г.: – Да. Это все для того, чтобы нам не потерять общение с теми людьми, с которыми мы познакомились в первые и во вторые поиски.

Ясно. Вот Роман начал говорить про ошибки, я бы хотела все-таки поподробнее. Последние поиски, которые были в Свободном: какие есть самые часто встречающиеся ошибки, которые совершают волонтеры, когда они участвуют в поисках?

Р.П.: – Ошибки, они есть всегда, их не избежать.

Какие это ошибки?

Р.П.: – Ошибки не настолько грубые, что можно их обозвать, как пускали про нас слухи.

Какие слухи?

О.Г.: – Можно я тебя перебью? Есть волонтеры организованные, есть неорганизованные, то есть человек горит желанием помочь, а что конкретно делать, он не знает, и он, возможно, возвращается на круги своя, где уже побывали организованные волонтеры. У него инициатива заходит за пределы разумного.

То есть, там эмоции одни, правильно?

О.Г.: – Да, одни эмоции, вот это и есть одна из самых распространенных ошибок. Потому что организованные волонтеры, которые именно сгруппировавшись действовали, не совершали почти ошибок, кроме информационных. То есть, вовремя не поступал ответ, отчет, что мы были там-то и там-то нашли то. То есть, это несвоевременность.

Не было координации, получается, да?

О.Г.: – Нет, почему, координация была.

Вернее, были люди, которые в этой координации не участвовали, да? Сами по себе, получается. Их было много?

О.Г.: – Нет, в основном люди приступали именно к организованному поиску. Потому что так хотя бы понятно, что тебе нужно делать, чем ты можешь помочь.

Еще я тоже слышала, что были жалобы, что заходили в частные дворы самостоятельно. Имеет ли право волонтер, который ищет, участвует в поисках заходить во двор?

Р.П.: – Вообще, по законодательству не имеет права, потому что это частная собственность.

Но вот все об этом знали? Действительно ли соблюдают это право?

О.Г.: – Организованные волонтеры, я вам точно говорю, соблюдали. Мало того что они соблюдали эти права, они были очень вежливы, с ними, с каждой группой людей был сотрудник полиции.

С агрессией вы сталкивались в поисках?

Р.П.: – Нет.

О.Г.: – Нет.

Ясно. Сколько человек будет в вашей организации? Сколько будет участников?

О.Г.: – Мы как-то так уже перебирали коэффициент людей, точную цифру мы не скажем, потому что здесь нужно будет...

Ну, примерно, хотя бы.

О.Г.: – Не знаю, может быть, человек 50. Это опять-таки только та группа людей, которые будут координировать всех тех, кто с нами будет дальше.

Ясно. У вас взаимодействие с правоохранительными органами как-то уже налажено? Потому что при управлении МВД есть специальные курсы, там обучают поисковиков. Вы как-то уже на них выходили? В этих курсах вы будете принимать участие? Вы будете обучаться там?

О.Г.: – Мы, конечно, будем принимать участие, будем обучаться. Сейчас пока мы составляем себе план, а потом мы начнем действовать. Когда уже будем укреплены, скажем так, печатью, тогда уже мы будем действовать строго по плану. И сотрудничество, между прочим, у нас было налажено сразу с органами полиции моментально.

На месте, кода начались поиски?

О.Г.: – Да.

Р.П.: – Да.

О.Г.: – Это еще осталось с февральского поиска. Здесь уже точно мы знали, что напрямую должны действовать.

Вы и друг друга уже знаете, я так понимаю, правильно?

О.Г.: – Да.

Да, вы работаете бок о бок. Вот интересен еще, знаете, такой момент: как удается вам совмещать поисковые работы со своей работой основной. Ольга, вы кем работаете?

О.Г.: – Я воспитатель дошкольного образования.

– Роман, вы?

Р.П.: – Специалист АХЧ.

Вы работаете на ГПЗ в субподрядной организации. Пропал человек, нужно идти срочно на поиски, а у вас есть основная работа. Как здесь у вас все происходит?

О.Г.: – Подмены.

Р.П.: – Большинство людей у нас просто брали без содержания отпуска, уходили на поиски.

О.Г.: – За свой счет брали и очень много, я уже раньше говорила, что очень много и руководители отпускали людей на поиски: хочешь, можешь – иди. Мы бы хотели поблагодарить всех, кто принимал участие, отдавал поискам два часа, полчаса – кто каким временем располагал. Нас попросили ребята всех поблагодарить, попросили поблагодарить так, чтобы и в следующий раз захотелось еще принять участие, не остаться в стороне. И также мы благодарим за помощь частных предпринимателей. Я просто даже не знаю, как описать: это люди, которые помогли нам организовать кухню на штабе. Это незаменимая вещь – все равно человек выматывается.

Понятно, что сутками.

О.Г.: – Огромная благодарность просто. Мы сейчас эмоционально очень, можем кого-то не перечислить, но есть такие частные предприниматели и просто люди, которых мы не знаем, но они не оставались в стороне. Просто они понимали, наверное, что личное время они на поиск потратить не могут...

Но чем-то помочь могут.

О.Г.: – Да, какой-то вклад. Мы всем очень благодарны абсолютно всем.

Спасибо вам большое за то, что вы есть, за то, что вы организуетесь, помогаете, но я желаю вам, чтобы у вас было поменьше работы. Это были «Простые вопросы». Желаю вам всего хорошего. До свидания.

Просмотров всего: 147

распечатать

Фотогалерея