21сентября
Предыдущий материал Следующий материал
4 сентября 2018, 20:53 0

Татьяна Каримова - общественник, создатель организации поддержки семей «Мир без границ»

Татьяна Каримова

Тема: доступная среда для детей-инвалидов

Ведущий: Наталья Наделяева

Жительница Благовещенска, многодетная мама Татьяна Каримова появилась в сюжете на нашем канале, где рассказывалось о том, что она на свои деньги собирает в школу чужих детей. Покупает канцелярию для учеников коррекционных классов. Это дети из малообеспеченных и неполных семей. Но, как выяснилось, Татьяна – не просто общественник, а общественник с большой буквы. Вместе с единомышленниками она создала вокруг себя общественную организацию поддержки семей «Мир без границ». Что это за организация? Какие у нее планы? Мы сегодня и поговорим. Здравствуйте.

– Здравствуйте.

Собственно говоря, решение необычное. Насколько мы поняли из сюжета, у вас у самой трое детей. Дети тоже есть с особенностями здоровья, то есть, им тоже нужна помощь. Тем не менее вы загорелись идеей и собираете помощь для других детей.

– Все началось с того, что мы пошли в первый класс в эту школу. У меня старший сын Карим пошел в коррекционный класс по седьмому виду. И я много времени проводила в школе, познакомилась с детишками и поняла, какие у них особенности, в чем они нуждаются. Где-то семьи малообеспеченные, где-то неполные, и поэтому потихонечку, полегонечку началась вот такая моя бурная деятельность.

Чего не хватает таким детишкам? Ручек нет, тетрадей, чего?

– Вы знаете, даже если ребенок, скажем так, обеспечен средненько, может семья себе позволить купить те же ручки и карандаши, дети коррекционных классов их просто ломают. Вот они приходят в школу, сломал-выбросил, пластилин так же, а когда урок приходит или нужда какая-то возникает, мы достаем это из шкафчика.

Вы рассказываете, конечно, такие подробности, о которых даже и подумать нельзя человеку, который никогда с этим не сталкивался. А чего еще детям не хватает в таких классах?

– Ой, детям много чего не хватает, если честно. Если говорить открыто. Хотелось бы совсем по-другому. Смотря на западные классы, как у них все происходит: у них и продленка есть побольше, и всякие разные кружки, постоянные мастер-классы, совместно с детками обучение происходит. Те же самые мастер-классы совместно с обычными детьми садят их, чтобы они потихонечку...

Вливались...

– Да, вливались, чтобы привыкали друг к другу. Конечно, у педагогов есть возможность квалифицироваться чаще и качественнее, так скажем. У нас только Институт развития образования. Спартакиады проходят для детей-инвалидов, там куча видов спорта, например, представлены дартс, шашки, легкая атлетика. По сути, теми же шашками мы начали только в том году заниматься.

А хотелось бы раньше?

– Хотелось бы раньше. И то, потому что мы просили администрацию школы, они пошли нам на уступки, и мы стали заниматься шашками, стали заниматься настольным теннисом.

Вы двухразовое питание попросили в такие классы?

– Да.

Были на приеме у губернатора. Получилось?

– Да. Получилось. Но бесплатное питание – только для детей с ограниченными возможностями здоровья. Понятие «инвалид» и «ограниченные возможности здоровья» не тождественны.

Это разные вещи?

– Это разные вещи.

То есть бывает такое, что есть нарушение, но инвалидность не дают, да? В этом разница?

– Не дают, а бывает, что инвалид, но у него нет ограничения в...

Поведенческих?

– Поведенческих, ментальных, когда, допустим, ДЦП, у которых сохранен интеллект, сахарники, эпилепсия. То есть у них интеллект сохранен, они учатся в обычных классах, они являются инвалидами, но кормят их платно, и это неправильно. Я считаю, что это неправильно.

А вы добились двухразового питания бесплатного?

– Да, для детей с ограниченными возможностями здоровья.

Но вы хотите для всех?

– Я хочу для всех. Уже несколько раз и Ольгу Викторовну просила, и сейчас обратилась к нашему врио губернатора с этой просьбой. Чтобы на уровне правительства приняли такой закон, указ или постановление о том, чтобы детей-инвалидов в Амурской области кормили всех.

При вашем участии была создана комиссия по проверке реализации программы «Доступная среда» в школах и в детских садах, учреждениях дополнительного образования. А почему есть такая необходимость? О доступной среде много говорят, но много кто и контролирует. Почему еще и вы решили к этому присоединиться?

– Я немножечко вас поправлю, дело в том, что комиссия эта межведомственная. На приеме у губернатора также я просила создать эту комиссию межведомственную по делам детей-инвалидов.

Отдельную такую?

– Да. Там широкий спектр вопросов решается, в том числе по программе «Доступная среда». Желание было добиться для своей школы доступной среды. У нас не было пандуса, у нас был в ужасном состоянии асфальт, у нас проемы дверные. Ну, там много всяких проблем. На сегодняшний день деньги выделили, асфальт нам сделали шикарный, красивый. Пандуса пока нет, но обещают его сделать. Стоял также остро вопрос – зачем вам пандус, у вас всего три надомника, грубо говоря, надомника-колясочника.

То есть учитель ходит к ним домой?

– Да. Учитель ходит к ним домой, а они хотят ходить в школу. Как и любой ребенок хочет пойти в школу.

Проблема в пандусе?

– Проблема в пандусе, как коляску занести-то? Ее никак не занесешь, тем более дети уже рослые, третий-четвертый класс. Это очень тяжело, и мамочки очень радовались, что будет наконец-то пандус. Мы пытались объяснить, что надеемся, если будет пандус, будет больше таких детей ходить в школу. То есть будут к нам записываться. В другие школы уже не будут ездить, ведь проблема с перевозкой этих детей, это тоже тяжело. Если мама с ребенком живут в одном конце города, то школа с пандусом в другом конце города. Ей надо погрузить этого ребенка в машину. Вы представляете всю эту процедуру: увезти его, сложить коляску, привезти в другой конец города, чтобы ребенок учился. Я считаю, что это неправильно. Я считаю, что все школы должны быть оснащены пандусами «доступной среды».

А во всех школах есть такие классы специализированные?

– Не во всех. Тоже к сожалению. Сейчас пытаются внедрить инклюзивное образование, в обычные классы садят одного ребенка.

Вы учитесь на олигофрен-педагога. Вот такая редкая, наверное, специальность. Кто вообще, если нет такого специалиста, занимается в школах с такими детьми?

– Сейчас, наверное, уже даже есть обязанность по закону – иметь таких специалистов в школе, где есть коррекционные классы.

То есть они обязательно есть?

– Да, и по восьмому, по седьмому виду должны вести учителя, имеющие образование дефектолога или олигофрен-педагога. Там, конечно, есть исключения: может быть психолог доученный, соответственно, социальный педагог с высшим образованием тоже, если он переквалифицировался. Но у нас, насколько я помню, почти все учителя имеют такое образование.

Кадровая обеспеченность нормальная в области?

– Нет.

В городе?

– В городе – да, в области – сложный вопрос уже, до сих пор его пытаемся решить.

Власть слушает ваши советы, просьбы?

– Конечно, слушает, просто на это очень много времени уходит. Мы это все понимаем, что для того, чтобы что-то появилось, нужно какое-то время: заложить деньги в бюджет и все такое.

Но движется? Вы видите прогресс?

– Да. Очень медленно, но движется. Но людям из области, например, совсем тяжело. В школах нет логопедов, психологов, в некоторых районах мало того, что нет в школах ничего, приходится за 100 километров добираться два раза в неделю, чтобы ребенок посетил психолога или логопеда.

Какие главные задачи вы ставите хотя бы на ближайший год?

– Наша организация занимается детьми-инвалидами, инвалидами с детства, инвалидами с ментальными нарушениями. Но к нам обращаются не только с ментальными нарушениями, кто знает, тот обращается. Самый острый вопрос, это, наверное, социализация детей 18+ . У нас вообще нет никаких условий, ни одного центра реабилитационного, где возможно было бы проходить с ними постоянную реабилитацию.

Вот смотрите, разговор пошел о том, чтобы создавать тренировочные квартиры для таких детей. Да?

– Не только. Мы предлагали и что-то вроде фермы создать, и вроде детского сада именно для таких детей. Я поправлюсь немножко. Вот знаете, сейчас открылся реабилитационный центр на Краснофлотской, 159, по-моему, если не ошибаюсь. Вот он берет таких детей с ментальными нарушениями, но берет на сколько – две недели, и все. А вот вы можете себе представить: ребенок отучился, дальше ему возможности никакой учиться нет, он не может по состоянию своего интеллекта дальше учиться, соответственно, работать не может, и он сидит дома. Год сидит, два сидит, три, четыре, вы сами понимаете, он ни с кем не дружит, такой ребенок, ему необходима эта социализация.

И уход. Опять-таки нужен человек, который должен находится все время рядом.

– Да, ему нужно дружить, ему нужно общаться, это процессы социализации. У нас замечательный проект совместно с БГПУ, с СПУ «Надежда» – «Дружба» называется. Будущие педагоги начальных классов общаются с детками, учат их дружить. Если есть желание помочь детям, взрослым инвалидам, пожалуйста, присоединяйтесь, я буду очень рада.

Особенно идеи какие-то, площадку для чего-то.

– Да, нам нужна любая помощь, и в территории помощь, и финансовая, естественно, помощь, канцелярия – помощь, может быть, кто-то вещами может какими-то помочь, бухгалтерская помощь, потому что мы юридическое лицо и должны сдавать бухгалтерию. Нулевые отчеты, но все равно это должен кто-то делать, также и в социальных сетях, может быть, кто-нибудь поможет все это сделать получше.

Спасибо большое. Татьяна Каримова сегодня была в студии. Мы разговаривали о том, что в Благовещенске создана новая организация «Мир без границ» по оказанию поддержки людям с ограниченными возможностями и их семьям. Спасибо.

Просмотров всего: 142

распечатать

Фотогалерея