17октября
Предыдущий материал Следующий материал
27 сентября 2018, 22:09 0

Александр Дьяченко - артист, музыкант, участник "Амурской осени"

Александр Дьяченко

Тема: о театральном дебюте, музыке и Стивене Спилберге

Ведущий: Наталья Наделяева

«Брат 2», «Брак по завещанию», «Мажоры». Этого актера знают многие-многие-многие российские зрители. Александр Дьяченко участвует на «Амурской осени» в спектакле «На одном дыхании» с Екатериной Волковой. Он у нас в студии.

Здравствуйте.

– Здравствуйте.

Вы впервые на амурской земле, да?

– Да, так получилось, что в первый раз.

В первый раз, и спектакль для вас вообще является дебютным на сцене театральной? Как вы пришли к театру?

– Я долго шел к театру, и главная причина в том, что я просто побаивался. Эта зона, чуждая для меня. Я учился совсем другому ремеслу. Я считаю, что актерство перед камерой и актерство на сцене – это две, в общем-то, разных ипостаси. Поэтому к театру всегда относился с благоговением и с такой трепетной опаской, что ли. Меня часто приглашали в разного рода проекты как в большие театры, так и в антрепризу. Но, во-первых, это занятость, во-вторых, из-за того, что я не всегда понимал, зачем мне нужно это делать, отказывался. И вот, много лет спустя с того момента, как мне предложили в первый раз, вдруг я получаю пьесу, которую я понимаю. Я понимаю, зачем. Есть главный вопрос вселенной – зачем? «Зачем ты что-то делаешь»? Так вот, если бы я делал то, что было в этой пьесе, я бы понимал для себя лично, зачем это делать и зачем мне лично это надо. Так все и сошлось. Тем более Катя Волкова, которая сама непосредственно участвовала в моем рекрутировании, которая позвонила, которая рассказывала, мне показала картинку того, что может быть. И я в это поверил. И вот мы уже показываем все это людям.

Там же идея такая, что герои проносят любовь через время?

– Да, причем не просто любовь, проносят несчастную любовь через время, и в этом большая разница. Любовь бывает разная.

Любовь бывает разная. А какую главную мысль вы хотите передать зрителям после этого спектакля?

– После этого конкретного спектакля, наверное, главной мыслью была бы мысль о том, что не надо бояться любить, не надо бояться признаваться, и по возможности как можно меньше нужно быть эгоистичным в этой любви. Вот три основных постулата, скорее всего.

Читая ваши интервью, можно сделать вывод, что застать вас в России – это большая удача, вы в Америке снимаетесь много.

– Нет, в последнее время я большей частью время провожу здесь.

У вас американская школа, да?

– Да-да, хотя в последнее время я в основном работаю здесь.

А почему сместились географические приоритеты?

– Потому что так сложилось, что я попал на американскую землю, там долгие годы прожил. Потом так случилось, что востребованность сместилась в сторону родины, и до сих пор я безупречно служу кинематографу здесь, на родной земле.

А в чем разница американской школы и российской?

– Школы школами, а есть люди со своими душами, есть переживания, есть школы переживаний. Это язык, который понятен людям, и если человек стоит перед камерой и камера его любит уже изначально, то это уже большой плюс изначально этому артисту, этому человеку. Кто как работает – это уже отдельности, вопрос в том, чтобы зритель верил.

Мы на прошлом фестивале разговаривали с Игорем Жижикиным. Актер, который тоже поработал в Голливуде. Он говорил, что не всех берут туда, в Голливуд. Достаточно сложно там задержаться.

– Дело в том, что Игорь Жижикин – мой очень близкий товарищ. Он один из немногих, кого действительно взяли очень удачно. И взял не кто-нибудь, а сам Спилберг. И Игорю посчастливилось работать. Спилберг велик не только в своих работах, в том, что он делает, а еще и в своем отношении к артисту, насколько я знаю со слов самого Игоря. Абсолютно беспрецедентно то, с какой заботой он относится к актерам. Поэтому Игорь, выпестованный руками Спилберга, на сегодняшний день для меня являет просто образчик того самого русского артиста, который еще и постоянно снимается в Голливуде.

Для меня было открытием, что вы еще и музыкант, причем потрясающий. Поете, у вас есть проект ANTIGO с Борисом Лифшицем. Вы потрясающе поете, и я предлагаю посмотреть клип сейчас. Какой чудесный голос! Как музыка появилась в вашей жизни?

– Всегда была, с детства, со школы. Гитара появилась в школе, начал там наигрывать, проигрывать, потом институт, потом близость моего факультета ко Дворцу молодежи ленинградскому, где проводились рок-фестивали. Рок-клуб там проводил свои фестивали, тусовались там на тот момент. Тогда это слово было более правильное, само понимание «тусовка» было немножко другим. Там тусовались на тот момент достаточно видные личности типа Гребенщикова, Кинчева, Цоя. Славы Задерия, Башлачева. «Лицедеи» те же самые. У них там, кстати говоря, была репетиционная база, черная комната. Там происходило очень много всего. Поэтому под воздействием этого всего я и начал формироваться как начинающий музыкант, наверное. Потом была Америка, которая мне открыла горизонт совсем и окончательно. Наверное, так вот и пошло.

А чего сейчас больше актерской игры или музыки? Потому что вы как-то сказали в одном интервью, что вы расставили приоритеты.

– Вы знаете, сейчас театр внес свои приоритеты.

Третье появилось?

– Да, и сейчас те графики, которые меня ожидают в связи с этим, очень плотные. Плюс у меня еще два сериальных проекта. Плюс мне нужно снять два новых клипа на два новых трека. Я не понимаю, как жить, потому что до марта минимум расписано практически по дням.

Но счастье же.

– Абсолютное, силенок бы только еще побольше.

Что можете сказать своим поклонницам, потому что их просто море у вас?

– Я как-то не разделяю поклонниц и поклонников. Я всем тем людям, кто смотрит, слушает то, что мне посчастливилось сделать, хотел бы пожелать, во-первых, приятного просмотра, прослушивания, а во-вторых, личного счастья и всего того, что они себе наметили в жизни. Этого всего, чтобы оно сбылось и с наименьшими потерями.

Спасибо за интервью.

– Спасибо.

Просмотров всего: 180

распечатать

Фотогалерея