15декабря
Предыдущий материал Следующий материал
19 сентября 2018, 22:44 0

Алексей Чадов - артист театра и кино, звезда «Амурской осени»

Алексей Чадов

Тема: про кино, самолеты и звездные браки

Ведущий: Наталья Наделяева

Мы продолжаем встречаться с участниками фестиваля «Амурская осень». 16-й по счету фестиваль. И сегодня в студии, я не побоюсь этого слова, один из самых модных актеров российского кино Алексей Чадов. Здравствуйте.

– Здравствуйте.

Два-три-четыре фильма в год буквально у вас проходит. Я не представляю, как вы время еще уделили, чтобы приехать на амурскую землю.

– Я вам скажу быстро. Знаете, благодаря этому замечательному туру по Дальнему Востоку я потерял картину очень хорошую. Я лишился съемок в очень хорошем фильме у хорошего режиссера с отличной командой.

Вы сознательно сделали этот выбор?

– Я не был на Дальнем Востоке. Я объездил практически всю Россию. И у меня есть некий сложившийся образ о своей стране. Никогда не был на Дальнем Востоке, никогда не был во Владивостоке, в Хабаровске, у вас никогда не был, на этом замечательном фестивале. В прошлом году у нас не получилось. А в этом году мы решили уже. В мае еще забили время, забронировали поездку. Поэтому, конечно уже отказаться было невозможно.

Правда, что вы изначально потеряли чемодан в аэропорту?

– Просто я в поездку взял такой маленький чемоданчик своего сына Федора, там Дарт Вейдер нарисован черный (улыбается). Я не привык с ним летать, и, конечно же, забыл его в аэропорту. И когда мы сели в самолет, я вспоминаю о нем! Вообще со мной часто приключаются подобные истории. Мы начинаем разговаривать с экипажем, я прошу задержать самолет на 10 минут, чтобы я успел забрать чемодан. Там целая история была. Я принимал решение – лететь или прилететь завтра. Или чемодан, или фестиваль. Конечно же, фестиваль.

Наверное, вас члены экипажа слушают. Они смотрят же «Улетный экипаж»?

– Я думал, здесь сработает то, что я играю роль главного пилота. Я хотел представиться: «Добрый вечер, пилот Алексей Кулагин борта № 1». У нас во второй части я летаю на джетах уже, не на гражданских самолетах.

А правда, что вы посадили самолет в Домодедово однажды?

– Я не сажал. Я один раз в воздух поднял вертолет, и, честно вам скажу, никогда больше этим заниматься не буду! Это дико страшно. Состояние невероятное. Даже когда тебя страхуют. Когда ты чувствуешь, что поднимаешь в воздух эту махину – это просто невероятное ощущение. Ты чувствуешь себя каким-то властелином, полубогом.

Вы понимаете, что происходит, когда самолет взлетает, как пассажир?

– Да, устройство самолета я знаю очень хорошо. Теперь я точно понимаю, где могу себя спокойно чувствовать, где надо переживать, где лучше волокардинчика хлопнуть, а где можно абсолютно расслабиться.

Алексея мы буквально вытащили из спортзала. Много времени уделяете физической культуре, спорту?

– Я с детства спортсмен. Для меня сходить в спортзал – как зубы почистить. 2 сентября мне исполнилось 37 лет, и я опять решил очень плотно заняться боевыми искусствами, в частности, боксом. Бросил курить, хожу в бассейн, на фитнес и таким образом выхожу на новый уровень (улыбается).

Вы готовитесь к новой роли?

– Я готовлюсь к новой роли, мне нужна форма такая, которая у меня была когда-то в картине «Молот». Я хорошо помню то ощущение и хочу добиться такого же эффекта. Поэтому на гастролях совмещаю сцену с тренажерным залом. Пока получается.

Тогда вы ушли на год из карьеры?

– Да, год я просто занимался в зале каждый день.

Чего это стоило по упущенным возможностям, ролям?

– Стоило, конечно. Я же нигде не снимался, не заходил ни в какие проекты. Понимаете, я хотел себя изменить, мне этот эксперимент был нужен. Мне как раз было 33 года. Это была моя мечта – выйти на ринг в кино. Когда она начала сбываться, когда мне сделали такое предложение, от которого невозможно отказаться, я посвятил себя полностью. Год – это только тренировки. Со съемками ушли почти два года. Но я ни о чем не жалею.Я эту картину очень люблю, а у меня всего их две – это «Война» и «Молот». Это фильмы, в которых я могу на себя смотреть.

Вы снимались у довольно известных, великих, я бы даже сказала, режиссеров – Тимур Бекмамбетов, Алексей Балабанов. Алексея Балабанова не хватает?

– Да. Алексея Балабанова уже и не будет никогда, мне кажется, в нашем кинематографе. Конечно, не хватает. Это человек, который существовал вопреки, наперекор всему. Был настоящим рокером своего творчества, своего театра. У него был особый почерк. Балабанов – великий. Да, в конце его творчества были более черные мысли по поводу всего. Но это не умаляет его таланта. Он очень талантливый. С ним невероятно сложно, но очень круто. Я бы, конечно, если бы со мной случилось что-то подобное в моей карьере, был бы счастлив. Потому что о съемках фильма «Война» можно написать целую книгу. Сейчас кино совершенно по-другому снимают. Кино сейчас стало высокотехнологичным, меньше живых контактов. Понятно, это прогресс. Но съемки фильма «Война» – это огромное событие в моей жизни, в жизни всех, кто принимал там участие. Я уехал в горы, и две недели меня мама найти не могла. А я откуда позвоню? Я в горах живу – в Верхнем Чегете. До Нальчика два часа ехать. А там один телефон в другом селе. Темнеет рано. Я один раз пошел позвонить. И ночью шел только по звуку, определял, где горная речка. Темнота – глаз выколи. Я шел, ощущал щебенку, с дороги свернул – травка. Все, опять щебенка. Это целое приключение, сейчас такого нет. Сейчас очень серьезная коммуникация. У продюсера был спутниковый телефон в горах. Он стоил каких-то неимоверных денег. Один звонок стоил целое состояние. И звонить можно было только по очень серьезным делам. И когда моя мама подняла на уши весь «Ленфильм», позвонили на этот спутниковый телефон продюсеру, просто узнать, где сын. Две недели мама не знала, где я.

Маму можно понять.

– Конечно. Такая была жизнь, так снималось кино. Сейчас совершенно по-другому. Но сейчас высокотехнологичное кино стало. Актеру нужно уметь стрелять. Если ты боксер, ты должен уметь это делать.

Говорить по-китайски.

– Должен уметь ездить на мотоцикле, на машине должен исключительным образом передвигаться. Зритель должен верить. Посмотрите на Тома Круза. Сколько ему лет? 50 с чем-то. А как он выглядит, как он трюки исполняет, как он дерется, как стреляет! Он настоящий герой.

На ваш спектакль «Незнакомка» многие покупали билеты и хотели увидеть еще и Агнию Дитковските. Она не прилетела. Почему?

– Я так понимаю, что там какая-то проблема со съемками произошла. Какая-то накладка. Мы хотели с Агнией приехать к вам. Но Арина у нас замечательно тоже играет. И я думаю, что вчера зритель получил удовольствие. Но мы к вам еще приедем.

Да? Хорошо. Все знают вас как звездных родителей маленького сына. Как воспитываете? Что такое звездный брак? Насколько он реален?

– Брак двух артистов – это сложно. Это долго объяснять, и давайте лучше не будем об этом (улыбается). Это непросто, но это возможно.

В каких приоритетах воспитываете сына, что прививаете ему?

– Я воспитываю хорошего, воспитанного, смышленого мужчину, который умеет видеть, слышать, понимать. Я хочу, чтобы он был сильным и крепким духом, чтобы был похож на папу. Это моя задача номер один.

Спасибо большое! Мы желаем нам, чтобы вы прилетели к нам еще.

– Спасибо!

Просмотров всего: 162

распечатать

Фотогалерея