23сентября
Предыдущий материал Следующий материал
12 сентября 2018, 19:29 1

Михаил Арчаков - доктор политологических наук, профессор БГПУ

Михаил Арчаков

Тема: о чем говорят результаты выборов

Ведущий: Оксана Руденко

Здравствуйте. Выборы, прошедшие 9 сентября, оказались на редкость интересными. Народ уже как-то отвык от политических интриг, все прогнозируемо, все без потрясений. И вот неожиданно во многих городах и районах области победили кандидаты от оппозиционных партий. Что же произошло? То ли люди перестали поддерживать партию власти, то ли это какая-то спланированная многоходовка. Об этом сегодня поговорим в «Простых вопросах» с моим гостем – доктором политических наук, профессором БГПУ Михаилом Арчаковым. Михаил Константинович, здравствуйте!

– Здравствуйте.

Михаил Константинович, каковы итоги: нас, получается, мэр Тынды – коммунист, мэр Зеи – ЛДПРовец, в тындинской гордуме, в городских советах Райчихинска, Свободного коммунисты составляют большинство. В зейском горсовете наполовину КПРФ и ЛДПР поделили мандаты. Опять же большинство. В циолковском местном совете – большинство ЛДПР. Что произошло?

– Вы понимаете, произошло следствие той политики и того курса, который проводится властью, в том числе на Дальнем Востоке. Такая ситуация не только в Амурской области. Если мы возьмем Хабаровский край, Приморский край, Якутию, то мы можем увидеть, что для «Единой России» выборы оказались провальными. С чем это связано? Связано это с той программой, которая была когда-то озвучена. Что Дальний Восток – это приоритет на весь 21 век. Соответственно, в Москве решили развивать Дальний Восток. Была написана программа, все это было оговорено и поставлено в повестку дня, что в общем-то весь период мы развиваем Дальний Восток. Что мы видим в реальности?

На самом деле.

– Да. В реальности мы видим, что почему-то программу развития Дальнего Востока решили переложить на Китай. То есть посчитали, что именно Китай поможет нам развить Дальний Восток. Спрашивается, для чего? Для чего Китаю конкурент на Дальнем Востоке? Правильно?

Зачем им чужая территория?

– Да. Зачем им конкуренция? Развивать Дальний Восток? Отсюда мы видим, что, да, растут разные добывающие предприятия.

ГПЗ строится у нас, космодром строится.

– Да, строится у нас. Все они, сами понимаете, добывающие. То есть ничего своего перерабатывающего у нас нет. Далее мы видим, что хищническая эксплуатация лесных угодий, мы видим электроэнергию, которая идет за копейки в Китай. По сути дела, никто Дальним Востоком не занимается. Здесь построили космодром, запланировали постройку ряда мостов, ряда предприятий, но все это осталось, так скажем, на бумаге. Какие будут привлекаться к этому ресурсы, никто не знает. И как они будут функционировать и какая выгода от этого Дальнего Востока – это тоже никто не знает и не верит.

Но еще и транспортная изоляция.

– Конечно.

Она как-то в последнее время очень ощутима для жителей Дальнего Востока.

– Конечно, все это взаимосвязано. То есть экономика находится, так скажем, в стадии, в точке падения, и отсюда все издержки, в том числе и на Дальнем Востоке.

У нас же это не первый год, ведь это длится много лет, а почему-то именно эти выборы стали такими ключевыми.

– А у нас, знаете, как по поговорке: запрягают долго, но ездят быстро. Терпение, так скажем, уровень терпения у населения, все ниже и ниже. По сути дела, население уже не воспринимает власть, тем более центральную московскую, как действительно озабоченную Дальним Востоком, с его проблемами.

И не верит обещаниям, да?

– Конечно. В обещания верить – уже действительно нонсенс какой-то. Естественно, власти стараются в целом показать свою заботу, но забота эта показная, ничего реально не делается.

Хорошо, получается люди шли голосовать не за кого-то, а просто против «Единой России»? Это было протестное голосование?

– В том числе и протестное, в том числе голосовали и против «Единой России», либо вообще не шли и не голосовали.

Низкая явка опять в этот раз.

– Да, можно отметить и низкую явку, а протестное голосование можно отметить во многих регионах на Дальнем Востоке. Если мы возьмем результаты: Приморский край, Хабаровский край, то они налицо показывают, что все, терпение на исходе. Соответственно, доверия к власти и к «Единой России» нет. А отсюда, собственно, результаты выборов.

Как вы думаете, выводы будут какие-то сделаны партией власти?

– Можно сказать, что, вероятнее всего, все останется так, как оно есть. Почему? Потому что создана вертикаль власти. Вертикаль власти, состоящая из чиновников снизу доверху. Соответственно, каждый ниже сидящий чиновник надеется на вышестоящего, а вышестоящий тоже, и так вплоть до правительства. Соответственно, все надеются друг на друга, но никто ничего не делает. И каких-то изменений при данной власти на Дальнем Востоке не будет.

Хорошо, смотрите, но сейчас в эту вертикаль власти вклиниваются представители других партий. Опять же берем Тынду, берем Зею – это не члены «Единой России». И сейчас интересно, как будет выстраиваться работа градоначальников оппозиционных с губернатором, с областным центром? Вот как сейчас будут развиваться их отношения?

– Дело в том, что очень сложно говорить о парламентских партиях как о не участниках власти, поскольку именно вертикаль, именно система также создается и в партийной схеме. То есть, все четыре игрока партийных – это все звенья одной цепи. Они играют, так скажем, за одни ворота.

Дуют в одну дуду, вы хотите сказать?

– Конечно, они играют за одни ворота. Ирают, так скажем, перекидывая мяч друг другу при каких-то кризисных ситуациях, как сейчас, допустим. «Единая Россия» утрачивает доверие, ей не доверяют. Соответственно, мяч пасуется на поле ЛДПР и всех остальных игроков. Собственно, в чем особенность авторитарного режима, который складывается, сложился фактически в России: это вертикаль и встроенность во власти. Если ты встроен во власть в любой партии, неважно, ты уже член власти. Соответственно, твой потенциал будут использовать.

Опять же, на местах ни от кого ничего зависеть не будет, только как сказал центр, все просто исполнители?

– Конечно, вертикаль власти построена.

Все то же самое, так и будет?

– Эта ситуация у нас уже четкая, и, собственно, под вертикаль власти спланировано развитие и все остальное, перераспределение ресурсов, так оно и остается.

Понятно. Как вы думаете пенсионная реформа повлияла на настроение избирателей?

– Конечно, пенсионная реформа повлияла на настроение. В чем? По сути дела, пенсионная реформа – очередной обман. Есть у нас гарант Конституции, который неоднократно заявлял, что пока он президент (это было в 2005, в 2007 году, в 2012 году, если помониторить средства массовой информации, то можно посмотреть), в России никаких изменений, никакой пенсионной реформы не будет, все останется так, как есть. Однако, что мы слышим в этом году? Что назрела реформа, необходимо именно ее провести, именно вот таким вот порядком, как он обозначен правительством. Соответственно, это опять же что? Опять же вранье, которое раздражает людей. Естественно, они реагируют на это.

Поэтому и низкая явка, поэтому и другие партии.

– Ну конечно, голосование такое, что за кого-то, лишь бы не за Петра Петровича из «Единой России». Я пойду и проголосую или не пойду и не проголосую.

Хорошо. Вот федеральные эксперты называют эту кампанию для единороссов худшей за последние 11 лет. Но фактически, если судить по вашим словам, по большому счету единороссам все равно. Вертикаль выстроена, и какая разница, как называется тот или иной кандидат. Так получается?

– Конечно, вертикаль власти выстроена, каждый игрок занимает свою площадку, так скажем, игровую. И, соответственно, его полномочия именно в рамках отведенного ему места. И поэтому череда партий, перераспределение между ними мандатов ничего не изменяет.

Но в России сейчас есть оппозиция?

– В России оппозиция есть, да. Она, конечно, разобщенная.

Навальный? Кто это, кто эти люди?

– В том числе и Навальный, почему бы и нет? За последние несколько лет он продемонстрировал упорство, так скажем.

9 сентября митинги опять прошли.

– Некий задел на позитивную программу. Как он будет дальше развиваться, это будет видно, к чему это приведет, лично его деятельность. Но, так скажем, что процессы в обществе, они идут. И, в общем, и пенсионная реформа, и провалы в экономическом развитии, подталкивают общество к поиску новых путей.

Хорошо. По-другому задам вопрос. В России есть сильная оппозиция?

– Сильной оппозиции в России нет, к сожалению.

Почему?

– К этому много факторов, один из которых не только разобщенность, разнополярность оппозиции, но в том числе и мощное административное давление. То есть, у нас сложился авторитарный режим с консервативной программой, который, в общем-то отторгает, так скажем, демократические права и свободы граждан. Постепенно суживает поле этой деятельности, ну, и соответственно, старается подавить оппозицию.

А как долго это будет продолжаться, на ваш взгляд?

– Как долго это будет продолжаться? Ну, ничего, как говорится, не бывает вечно в этом мире, поэтому, собственно, с годами оппозиционность будет возрастать.

На фоне еще социально экономического положения.

– Да, конечно, оппозиционность будет возрастать, она будет группироваться, приводить к разным формам деятельности, не обязательно это будут партийные формы. Общество, конечно, будет вырабатывать свое.

Ответ.

– Противостояние власти, да. Несмотря на наступление на общество со стороны власти, сужение гражданских прав, все равно процессы идут оппозиционные.

Сколько лет по вашим прогнозам? После 2024 года?

– Здесь сложно сказать, скорее всего, ситуация может кардинально измениться в ближайшие два-три года. Если будут какие-то изменения в правящей системе у партии власти в сторону населения, соответственно может продолжаться и дольше такая ситуация.

Последнее. Эти выборы можно считать первой ласточкой?

– Эти выборы дают два, так скажем, вывода. Первый вывод: для власти есть повод задуматься о том, к чему это все идет и чем это может обернуться. И второе, это выборы для консолидации тех же оппозиционных сил. То есть, понимание того, что, если не мы, то кто. Соответственно, если мы не предлагаем курса для населения, то все это дальше остается, распадается, Россия разваливается по регионам, по каким-то другим моментам. В общем-то, мы теряем целостность нашей страны, если будет усложняться процесс.

Спасибо вам большое за такой объективный, независимый анализ, очень интересно было послушать. Я думаю, что нашим зрителям тоже было интересно. Мы сегодня говорили о прошедших выборах, о том, к чему идем. И сегодня у нас в гостях был доктор политических наук, профессор БГПУ Михаил Арчаков. Это были «Простые вопросы». Желаю всего хорошего. До свидания.

Просмотров всего: 184

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • чтоикак

    чтоикак
    1 неделя назад

    Нормальное интервью.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь