20июля
Предыдущий материал Следующий материал
6 июля 2018, 17:02 5

Сергей Логвинов - журналист и ведущий телекомпании «Альфа-канал»

Сергей Логвинов

Тема: о командировке в Афганистан

Ведущий: Максим Ивановский

Здравствуйте. В следующем году исполняется ровно 30 лет после того, как из Афганистана был произведен вывод советских войск. Каков современный Афганистан, какова там жизнь? Говорим сегодня с телеведущим Сергеем Васильевичем Логвиновым. Сергей Васильевич, здравствуйте.

– Добрый день.

Расскажите, зачем вы туда поехали и с какой целью?

– Цель ты уже объяснил. Мы снимали цикл программ к 30-летию вывода войск из Афганистана. Какой Афганистан? Афганистан очень разный. Афганистан террористический.

До сих пор?

– Опасный, непредсказуемый. При этом гостеприимный, красивый, нищий. В общем, разный.

Какое-то сочетание несочетаемого.

– Все это сочетание несочетаемого, конечно. Я Вощевоза еще спрашивал: «Что тянет тебя постоянно туда ехать? Уже 15 раз был в Афганистане?» Существует такой термин «афганская бацилла». Я хочу сказать, что я сегодня сам ощущаю на себе, что мне хочется второй поездки.

Опять туда же?

– При том, что в 500 метрах от нас был взрыв, от нашего российского центра, где мы базировались. При том, что за два дня до нашего вылета тоже был большой взрыв с 30 погибшими возле парламента в Кабуле. То есть, первые несколько дней ты не понимаешь, почему тебя не выпускают в город, почему нельзя спокойно погулять по Кабулу и посмотреть на рынок, как школьники бегают, как кафешки открывают, как обслуживают. Это все видишь из окон машины.

А как это происходит, поподробнее? Вас кто-то сопровождал?

– Конечно, у нас были машины, иногда бронированные. Мы выезжали за территорию центра, где жили, разъезжались в разные стороны, снимали с машин номера. Потом через рацию водители машин договаривались, и мы где-то соединялись подальше от Кабула, когда мы ехали на Панджер или в провинцию Саланг, где Вощевоз воевал. Это все делалось с целью безопасности. Когда я задавал вопрос в большом интервью с директором центра Некрасовым Вячеславом Михайловичем, почему мы не можем спокойно погулять, он говорит: «Потому что я несу за вас ответственность, не так все спокойно и нормально, как может казаться». Полтора года назад немецкие журналисты были захвачены в плен, одному удалось бежать, а второго полтора года никто не может найти.

До сих пор?

– Его нет. То есть, жив он, не жив, где-то он живет, на кого-то работает или его уже давно убили – никто ничего не знает. «Вы хотите повторить эту судьбу?» «Нет, - сказали мы. – Не хотим». Потом я говорю: «Я хочу в супермаркет поехать, купить воды прохладной». Маджиду, начальнику нашему самому главному по безопасности, говорю: «Поехали». Он говорит: «Подожди, я позову второго человека». Я говорю: «Зачем? Поставим машину и пойдем в магазин». Он говорит: «А машину мы оставим просто так, без присмотра? Мы с тобой в супермаркет, а кто-нибудь на дно машины прицепит штучку – и все». Потом ты проезжаешь по улицам Кабула, и на каждом «лежачем полицейском» прямо посередине дороги в парандже сидят местные тетеньки. Ты каждый раз замедляешь ход, когда близ «полицейского». То есть, они рядом с машиной. А что там, под этой паранджой? Кто там находится? Там же север, те провинции, которые подогреваются американцами. Террористы-игиловцы постоянно проникают в Кабул. И поэтому откуда взрывы? Это они же учиняют эти взрывы. Они делают все, чтобы Афганистан был раздираем войной, чтобы там постоянно были теракты. Мы, уезжая оттуда, пожелали этой стране мира, покоя и чтобы там начали выдавать туристические визы.

Честно говоря после того, сколько всего вы рассказали, нет уже желания туда ехать, потому что такая опасность. А как они к русским относятся, в принципе?

– Очень хорошо относятся. И это парадокс. Два брата Идрис и Ильяс с нами работали всю эту неделю. Они родились уже после вывода войск. Одному 23, другому 25 лет. Я их спрашиваю: «А как так, вы же ведь от своих взрослых родителей знаете, что мы воевали друг с другом?» Официальная статистика говорит, что в Афганистане погибло 15 тысяч наших войск, наших военных, срочников, офицеров, а мы-то их полтора миллиона изничтожили. То есть, мы... Ну что рассказывать подробности... Мы убивали друг друга. И, тем не менее, они Россию сегодня обожают, потому что все познается в сравнении. Они уважают Россию как преемника тех советских шурави, как они называют советские войска. Они говорят: «Вы были настоящие воины, это чувствовалось». А второе: да, мы вошли, может быть, не очень правильно в Афганистан, но как вошли, так вошли. А американцы везде входят и никого не спрашивают. Но мы же и трансформацию в мозгу производили у этих людей. Некоторые сначала воевали против нас, а потом начинали воевать на нашей стороне. Как тот же друг Вощевоза Гульрахман, который был кровником. Убили отца, и он перешел на сторону советских шурави и из засад не вылазил с Вощевозом. То есть, наши умели воевать, а те местные знали горы, тропы, всё. И вот эта связка давала результат. Вот они говорят: «Вы после себя столько всего оставили». Мы же завозили туда строителей, мы делали там тоннели, дороги, школы, хлебокомбинаты, больницы строили. И это все до сих пор сколько лет уже работает. А что сделали американцы за 17 лет своего пребывания с 2001 года? Ничего! Они только все разрушают и пакостят России. Через Афганистан пакостят России.

Как живет современный Афганистан? У них такие же супермаркеты, как у нас?

– Супермаркеты есть.

Магазины, рынки?

– На рынок нам нельзя было приехать.

Почему?

– Из тех же целей безопасности.

Я очень жалею, что вы сегодня не в национальной афганской одежде. Можно про это немножко рассказать?

– Меня все закидали этими вопросами, потому что я все эти фотографии в национальной афганской одежде выкладывал в соцсети. Кто-то мне сказал: «Мне эта твоя карнавальность не понравилась». Я говорю: «Это была не карнавальность, это проявление уважения к афганскому населению, когда ты надеваешь их национальную одежду». Даже когда у нас был прием в посольстве 6 июня в день рождения Пушкина, я Вощевозу говорю (а я не был готов к такому, я не знал, что мы будем официально приглашены на вечернее мероприятие в посольство): «У меня нет даже одежды такой». Он говорит: «Ты же купил афганскую одежду». Я говорю: «Разве в этом можно?» И на самом деле, я был единственный русский на территории этого посольства вечером, который был в афганской одежде. Это был фурор! Со мной все фотографировались, всем хотелось сфотаться. Я упомянул Гульрахмана – я брал у него интервью тоже в этой одежде. Он говорит: «Самое главное, чтобы вас на территории Кабула не приняли за американцев». Очень такая политическая подоплека в этом замечании...

То есть, русским можно?

– То есть, русским можно, и их не тронут. А американцы так просто по Кабулу не поездят, они боятся, что люди их не любят.

Как одеваются девушки в Афганистане? Все ходят в парандже поголовно?

– Нет-нет, в Кабуле достаточно демократичная ситуация при всем при том. Но они никогда не оголяют плечи, декольте, ноги. Все это закрыто красивыми платьями. Но есть сугубо религиозные, прямо ультрарелигиозные люди, которые признают только паранджу и никогда не покажут ни глаз, ни лица. А есть девушки красивые, очень много красивых девушек. Они прямо с «боевым» раскрасом, с накладными ресницами.

Вот, кстати, коснулись темы традиций. Я так понимаю, что вы приехали туда, попали в Рамадан. Поподробнее.

– Это наш ужас был. Рамадан – да, соблюдаются определенные каноны. Пока не зашло солнце, ты не можешь перекусить, даже попить воды. Но не мы, а они – местные, конечно. И с восходом солнца – все, опять табу наступает на это. А ты привык: жара, захочется попить холодной воды. Ты заехал в супермаркет купить холодной воды. Как обычно, на кассе пробил и тут же ее открываешь. Уже можно попить и забываешь про это, начинаешь тут же за крышку браться, а тот кто тебя сопровождает, говорит...

Нельзя.

– Ну, елки зеленые, пока не уйдешь в микроавтобус!

Чтобы никто не видел.

– Я говорю: «Ну, хорошо, это они соблюдают эти каноны, коран, но мы же иноверцы для них, мы же туристы». «А нельзя, вы провоцируете их, показываете им неуважение». Поэтому при них это делать нельзя.

Кормили-то там вас нормально?

– Кормили очень нормально. Плов, люля-кебаб каждый день. А хочется на такой жаре, я не буду рекламировать, называть марку пива, но просто хочется холодного пивка выпить. А его нет. В магазинах нет ни вина, ни водки. Это мне и на фиг не надо было, конечно, а пива хочется выпить, правда. Но, кроме «нулевки» безалкогольного, ничего нет. И только когда наш бывший благовещенец, который сегодня возглавляет консульский отдел российского посольства, Бирюков Владимир Иосифович (привет его родственникам, они в Благовещенске, мама его здесь, он десять лет назад уехал. Он возглавляет консульский отдел там)... И вот, когда нас позвал к себе на ужин...

Там и угостил.

– А я говорю: «Господи, ну хочется пива нормального выпить и хочется какого-то супчика похлебать жидкого!» Он сварил хашламу. И приносит пиво алкогольное. Вот надо было добраться до посольства, до своих, чтобы реализовать то, чего я так хотел.

Ну, и все-таки, к серьезному. Жизнь в Афганистане в будущем возможна мирная? Просто из разговора я понял, что как будто война и не заканчивалась.

– Это очень сложный вопрос. Вряд ли на него кто-то даст ответ. Потому что пока там стоит натовская коалиция, которая вредит, я считаю, Афганистану и подогревает официальное руководство Афганистана. А талибы любят Россию и не признают афганское руководство за то, что оно имеет связь с американцами. Эта страна будет долго раздираема между этими племенами, и там будут происходить теракты. И где-то есть большой плакат, на котором написано, что джихад для Афганистана – это процветание Пакистана. Соседствующий с Афганистаном Пакистан, за которым стоит западная страна, одна из западных стран, она делает «зеленый коридор» этому всему наркотрафику. И афганцы очень не любят этот Пакистан. Поэтому со всех сторон враги. Мы пока там, и нам уходить оттуда тоже нельзя, потому что свято место пусто не бывает. Только мы уйдем, там вообще будет ужас полный.

Ну что же, спасибо большое. Сергей Васильевич Логвинов, телеведущий был у нас в студии...

– Жаль, что мало времени...

Мало времени, Сергей Васильевич, но мы хотим, чтобы уже побыстрее вышел цикл программ.

– Думаю, что уже осенью в новом телевизионном сезоне это будет выходить. И будет весьма интересно!

Ну что же, дорогие друзья, Сергей Васильевич Логвинов, телеведущий, который буквально недавно вернулся из Афганистана, был у нас в гостях. Будем ждать выхода программ. До свидания.

Просмотров всего: 433

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • Павел Флудерский

    Павел Флудерский
    1 неделя назад

    Написал бы Сергей...Ведь умеешь красиво рассказывать.

  • ММС

    ММС
    1 неделя назад

    Все это мне очень сильно напомнило замполита Егорова, которого сыграл Александр Тютрюмов в фильме "Убойная сила" особенно эпизод, когда он сопровождал командировочных в Чечню и обратно и по приезду генералу УВД докладывал, что у него чеченский синдром))))))

  • Сергей Логвинов

    Сергей Логвинов
    1 неделя назад

    ММС

    Все это мне очень сильно напомнило замполита Егорова...



    Это хорошо, что вы ещё что-то помните... Пока мы помним - живём!

  • ММС

    ММС
    1 неделя назад

    Нееет)))) "помнить" и "напомнило" имеют разное значение. И потом , я полагаю, Вы поняли о чем идет речь.

  • Дубка12

    Дубка12
    1 неделя назад

    Логвинов в розовой кофточке, с прической "аля-Паша Ангелина". И про Афганистан...

    Боже, куда катится мир?...

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь



bfc639f4