20августа
Предыдущий материал Следующий материал
7 июня 2018, 17:18 0

Лидия Рыбальченко - главный врач Амурского областного наркодиспансера

Лидия Рыбальченко

Тема - инициатива по возвращению вытрезвителей

Ведущий: Наталья Наделяева

В России могут вновь открыть медицинские вытрезвители. Об этой инициативе на днях говорили в Госдуме Российской Федерации, ее поддержала и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она отметила, что каждое третье преступление, совершенное в России в прошлом году, произошло из-за состояния алкогольного опьянения. Сегодня мы об этом поговорим с Лидией Борисовной Рыбальченко, главным врачом областного наркологического диспансера, и подумаем, насколько актуальна эта тема на сегодняшний день для области. Здравствуйте.

– Здравствуйте.

Актуальная тема?

– Тема очень актуальна, и она стала актуальна с 2011 года, когда закрылись все медицинские вытрезвители на территории России, в том числе и в Амурской области.

Сколько их было у нас в области?

– Во всех крупных населенных пунктах был медицинский вытрезвитель.

Насколько он был необходим в те годы?

– Конечно, они были необходимы, потому что ситуации в жизни вообще бывают всякие, и это абсолютно не связано с тем, что народ вдруг неожиданно стал очень много пить. А связано с тем, что в первую очередь это спасение жизни было. В состоянии опьянения, особенно в наших условиях климатических, когда зимой достаточно холодно и можно просто замерзнуть и не заметить эти перепады температур, они на себя брали функцию спасения. И тем лицам, которые попадали достаточно часто в медицинский вытрезвитель (было взаимодействие с органами здравоохранения по всем населенным пунктам), предлагалось лечение, направление на лечение, специфические законы были, которые определяли этот алгоритм.

Сейчас же этого нет, да?

– Сейчас такого нет.

Сейчас только по собственному желанию. То есть, вот так принудительно, ЛТП еще были.

– Были ЛТП, это немножко другая история, но на сегодняшний день пунктов вытрезвления как таковых не существует. Существует постановление о взаимодействии между Министерством здравоохранения Российской Федерации и МВД Российской Федерации. Наше постановление по Амурской области регламентирует пошагово, что делать с лицами, которые находятся в состоянии опьянения в общественном месте.

А что делают?

– Что делают? Если человек обнаружен в состоянии опьянения на улице, то ему либо скорую помощь наши граждане вызывают, либо это уже на функции полиции, и привозят в медицинское учреждение с целью определить, нуждается ли он в оказании медицинской помощи.

Но взять обязаны с улицы вот так?

– Обязаны, есть такое постановление, которое регламентирует обязательность с улицы его забрать. Дальше полиция не в состоянии ждать, это достаточно процедура длительная, определение – человек нуждается или не нуждается, степень его опьянения. Нахождение человека в состоянии опьянения в медицинском учреждении вызывает определенные трудности для лечения больных другой патологией.

А в какое отделение его кладут?

– Если у нас это Благовещенск, у нас слава богу министерством здравоохранения открыт пункт неотложной помощи при наркологическом диспансере. Отделение неотложной помощи на 20 коек. У нас там есть отделение реанимации, блок реанимации, который позволяет качественно, быстро оказать медицинскую помощь людям в состоянии опьянения. Но не все пациенты нуждаются в оказании помощи. И в функции здравоохранения нет такого понятия, как вытрезвление. Это не медицинская помощь, не медицинская услуга, нет такого. А если лицо находится в легкой степени опьянения и не нуждается в оказании медицинской помощи, он должен быть доставлен либо домой, либо должен быть помещен в так называемый вытрезвитель, которого нет.

Чего нет в палате медицинской, что было в вытрезвителе?

– Вытрезвитель – это такое учреждение, в которое помещаются лица в состоянии алкогольного опьянения, не нуждающиеся в оказании медицинской помощи. То есть, государство не несет затраты на оказание этой помощи. Это дорогостоящая помощь, и ведь состояние опьянения у нас бывает до комы, и к нам везут таких пациентов. Вообще, через отделение неотложной помощи почти 2 000 людей прошло за один год. Это лица все в состоянии опьянения.

А это много?

– Это много.

Интересно просто динамика какая.

– Практически ежегодно у нас поступление в отделение неотложной помощи с 2014 года одинаковое. То есть востребованность остается, к сожалению, на прежнем уровне.

А пьют одни и те же ?

– Нет. Разные люди. Есть определенный контингент пациентов, которые поступают часто. Это лица, страдающие алкоголизмом, это зависимые лица. И среди них есть так называемые лица без определенного места жительства. Они просто как дом родной рассматривают это учреждение, потому что оказание помощи диспансерным больным у нас на бесплатной основе в Амурской области. Естественно, у них желание туда попасть. Бывает категория людей, которые совершенно случайно оказались на улице. Вышли из дома, особенно после празднования Нового года. Не одна жизнь спасена в отделении неотложной помощи.

Ну а что такого? Человек, называется, перебрал в ресторане совершенно обычный и уснул на улице.

– Или перебрал в ресторане до состояния комы, когда необходима реанимационная помощь. Министерством здравоохранения сделано все для жителей Благовещенска и области, тех, которые могут успеть доехать до отделения неотложной помощи. И мы, конечно, в долгу перед отдаленными районами, которые не могут позволить себе открыть отделение неотложной помощи. Поэтому функцию оказания помощи берет на себя приемный покой терапевтического отделения этих больниц, которые не совсем приспособлены, скажем так, для оказания этой помощи. Не в части медицинской, а в части охраны, потому что человек в состоянии опьянения не всегда контролирует себя.

Не поменялось ли законодательство за это время, ну уже достаточно большое с 2011 года. Что, допустим, не хочет он и не поедет в такой вытрезвитель.

– Поменялось. У нас нет принудительного лечения ни от наркомании, ни от алкогольной зависимости, ни по другим седативным веществам. Есть лечение, направление на лечение по решению суда по административной практике, по уголовной практике решением суда направляются на лечение. Но принудительного лечения вообще не существует в России.

Как вы считаете, это правильно?

– Должно быть не добровольное лечение в определенных ситуациях и регламентировано должно быть через решение суда в обязательном порядке, чтобы мы не возвратились к прежнему времени, когда возможно было просто человека закрыть, потому что он по каким-то своим мотивам не устраивает кого-либо. Но спрашивать согласия на лечение у лиц, которые зависимы, и вторая, третья стадия, когда критического отношения к своему заболеванию нет, это неправильно. Человек не всегда может осознать необходимость лечения для себя.

И при этом он приносит вред обществу.

– Конечно, он приносит вред обществу и самый большой вред, который здесь может быть, это семья, в которой проживают несовершеннолетние дети. Это удар достаточно большой по их дальнейшей жизни, это могут быть исковерканные жизни. Мы должны рассматривать семью как тот пункт, по которому нужно принимать решение о не добровольности лечения. На сегодняшний день есть лечение у нас так называемое анонимное и лечение добровольное, когда мы ставим на диспансерное наблюдение.

А обращаются?

– Обращаются. У нас с каждым годом увеличивается количество лиц, обращающихся анонимно.

Почему?

– Я думаю, что здесь даже дело не в наркологической службе. Здесь дело в самом интересном отношении людей к своему здоровью в обществе в целом. На сегодняшний день сама профилактика, наверное, в том, что впереди планеты всей люди успешные и здоровые.

Есть маячок, образ впереди.

– Маячок, который заставляет людей быть таким человеком, чтобы чего-то добиться. И оно несовместимо с употреблением алкоголя.

Медицинские вытрезвители закрылись в 2011 году, я так думаю, что по причине нехватки средств, в том числе, может быть.

– Закон о милиции вышел, который убрали понятие медицинского вытрезвителя, и вот схватились за эту фразу и закрыли. Закрывали очень долго, очень многие регионы сопротивлялись, видя необходимость наличия такой структуры.

Но ведь можно было оставить, правда, в области?

– Его можно было назвать по другому.

Но сократили, потому что денег не хватало?

– Денег не хватало, и нужно было содержать, и в то же время совпало как-то все вместе.

Но наличие вытрезвителя, это, наверное, не плохой признак, что в городе много пьющих, а хороший. Но на это нужно потратить деньги. Вот какими бы фактами вы могли бы убедить, допустим, людей, которые находятся у власти, решения принимают судьбоносные для общества. Что город, например, Благовещенск может выиграть, если все-таки вернуть такое учреждение?

– В цифрах?

Да.

– Поняла вопрос. Цифры. В среднем у нас через все приемные покои наркологической службы стационарной проходит почти три тысячи пациентов, которым мы оказываем стационарную помощь. Кроме этих трех тысяч – 2 800, если быть точным, почти тысяча человек не нуждались в оказании помощи за год. Они были у нас, если это зимнее время, конечно, мы их на улицу не выгоняли, это только мы говорим про город Благовещенск. Им оказывалась симптоматическая помощь, если была необходимость, мы их отправляли в другие отделения, если там были патологии соматические, или они у нас просто сидели и ждали, когда хотя бы рассветет, чтобы не потеряться. Я считаю, что вытрезвители должны быть платными. Если у человека нет финансов, значит, он должен отрабатывать на благо города, в котором он находится.

Потому что первичное решение, которое привело в итоге к попаданию, было принято им, этим человеком.

– То есть, это могло бы решить какие-то социальные проблемы по уборке территории и еще. Ну мало ли куда таких можно отправить для отработки.

А средства ОМС сюда не пойдут?

– Нет. Это не вид помощи. Вытрезвление нигде не регламентировано, что это вид оказания медицинской помощи. Либо он самостоятельно будет вытрезвляться, либо его вытрезвляют, если есть необходимость оказания первой помощи при отравлении алкоголем. Это все ложится на медицинского работника, но это не вид медицинской помощи, он не оплачивается из ОМС.

Но все-таки поддержать и содержать эти учреждения должна исполнительная власть?

– Исполнительная власть. Одно из решений в Госдуме обсуждалось, это передача пунктов вытрезвления, как они называются, в ведении социальной защиты. При обязательном взаимодействии с системой МВД и Минздрава. То есть, мы все втроем должны этот пункт содержать. Не в смысле содержать финансово, а в смысле, что взаимодействовать по оказанию помощи, нахождении там пациентов. Я думаю, что все равно вынужденно будем открывать такие пункты, особенно в городах, которые находятся в климатически сложных условиях. Иначе мы просто будем терять людей. Они просто замерзнут, потеряются.

Ну что же, мы сегодня услышали мнение Лидии Борисовны Рыбальченко, главного врача областного наркологического диспансера, и пришли к выводу, что медицинские вытрезвители стоит возвращать хотя бы для того, чтобы сохранить тех людей, которых в определенных случаях можно потерять, которые могут встать на путь исправления. И действительно просто людей, которые попали в какую-то ситуацию. Тем более что к возвращению этих учреждений уже приходят другие крупные города на Западе России, в центральной России. Ну что же, поживем-увидим, нужна какая-то политическая воля. Спасибо большое, что пришли к нам в студию.

– Спасибо.

Просмотров всего: 121

распечатать

Фотогалерея