15октября
Предыдущий материал Следующий материал
8 мая 2018, 11:59 0

Василий Давыдов - участник Великой Отечественной войны

Василий Давыдов

Тема: воспоминания о фронте

Ведущий: Андрей Молев

Здравствуйте! Завтра мы будем отмечать День Победы, пожалуй, самый великий, самый трогательный праздник для нашей страны. Сегодня у нас в гостях Василий Трофимович Давыдов, ветеран Великой Отечественной войны, который принимал участие в освобождении Украины и Белоруссии.

Василий Трофимович, здравствуйте!

– Здравствуйте!

Василий Трофимович, по секрету скажите, сколько вам лет?

– Я всегда с юмором отвечаю. Мне только два года, третий.

Это как?

– На десятом десятке.

Это сколько лет?

– Ну, выходит, 93-й.

93 года?

– Да.

Слушайте, когда мы с вами шли сюда, вам не дашь 93. Вы прямо молодцом, и по лестнице поднимались. У вас какой-то секрет есть?

– Личность тут мало влияет, года свое дают знать.

Однако на четвертый этаж вы поднялись без нашей помощи.

– Дважды раненый. Первый раз ранило на Украине. Но я в полевом госпитале подлечился, и меня перебросили со 2-го фронта на 3-й. Это который пошел по направлению Белоруссии.

Когда война началась, сколько вам лет было?

– Да мне было тогда 16 лет. Это было 22 июня. Утром встали: «Что случилось?» Город Новошахтинск, там вокруг шахт много, и во всех – сирены как подняли страшный вой! Жутко! Все переспрашивают друг у друга «Что случилось?»

То есть, была растерянность?

– Да. Объявляют о внезапном нападении Гитлера на Россию. Все остановилось, все было на фронт. Шахты остановились. А мы, подростки, куда деваться – пошли на железнодорожную станцию и домой уехали. Потому что шахта остановилась, там делать нечего. Домой приехали – война. Некоторое время прошло, и немец появился у нас. А мы, пацаны, боялись. Присматривались – какие они? С рогами или как люди? Да нормальные люди.

Близко видели немца?

– Да. Они занимались своими военными... солдатами. А людей выгоняли из домов. Нас любопытство привлекало. Мы зашли туда, там теток нету, там немцы. Немец пугал «швайне русс».

Это он к вам обращался?

– Да. Там одна лавка, везде оружие стоит. Мы втянули шею, бежать. Посмотрели все, что во дворе творится. Там, во дворе, была их кухня. Тут бомбежки стали наши войска обстреливать. Боялись. Большинство в погребах отсиживались.

В каком году вы на фронт попали?

– Это уже 1942 год.

И где у вас начался боевой путь?

– Нас вызывали поблизости. Сперва мы маршем, строем, необмундированные. Так нас и называли – «сумочники».

Почему «сумочники»?

– Пошли с сумками из дома. Пошли немного вроде в сторону. Потом вышли на главную трассу. Там у нас было большое село Становое. Мы вышли туда на эту большую магистраль и по ней пошли в направлении Курска. Там гул – ужас. Я был ростом высокий, мне всучили пулемет «Максим».

Он же тяжелый.

– Тяжелый, да. Но я сам ствол ношу, а патроны – подносчики, коробки с лентами и станину свою. Вот нас три человека, обслуживали этот пулемет.

Сколько вас стрелять учили, когда вы прибыли?

– От силы неделю. Обмундировали, присягу приняли.

Неделю постреляли – и на фронт?

– Да! Как затвор вынимать, как укладывать, как... лента заест. «Вот так! Понял?» – «Понял!»

Вы свой первый бой помните?

– Мы получили обмундирование, оружие, присягу приняли и пошли на Курск. Идем – поля. По полям стоят танки битые, машины. Жутко. Друг у друга спрашиваем «Что такое? Тут кладбище, что ли? Техники столько». Кто-то смеется: «Сейчас увидишь». Пошли – там трупы немцев лежат, еще не подобранные, замерзшие. Танки разбитые стоят. И немецкие, и наши. И мы идем, все это смотрим.

Василий Трофимович, а вы немцев видели в бою, вблизи? Приходилось врукопашную ходить?

– Видели. Пленных приводили, забирали, мы их видели, хорошо рассмотрели. Как бы сказать – они тоже люди. Но Гитлер командовал.

Многие, наверное, тоже не хотели воевать.

– Расспрашивали: «Что вам надо?» Они говорили: «Гитлер нам обещал большую жизнь. Поделить русскую землю, будем мы помещиками». Вот они завоевывали нашу территорию, чтобы быть там панами.

Вам их было жалко, пленных немцев?

– Мне жалко было, когда наш полк пошел в наступление, а нас, пулеметчиков, одного послали с правого фланга вперед, я слева пошел – мы должны опережать немножко своих стрелков. Если немец поднимется идти...

Чтобы прикрывать.

– Да. Мы наперерез их должны уничтожать. Вот тут пришлось поработать. Летели – как косой махнешь, бурьян летел – кто куда падал. Они же люди, жалко. А мы помним, нам говорили: «Если ты не убьешь, значит, он тебя обязательно убьет». Выхода не было, это истина: убей врага, иначе он тебя убьет. Вот так было – и жалко, и не жалко. А потом каменело сердце на все эти картины смотреть. С врагами поступал, как с врагами. Было, конечно, и жалко, и страшно. Но было надо. Надо отстаивать, защищать родных, свой народ. А мы были еще холостыми. Главное – свое будущее защищать. Иногда думаешь – откуда брались силы? Только с места на место перебросили, сразу, прежде всего, окопаться. Саперная лопатка – выкопал себе ячейку, чтобы в случае обстрела можно было спрятать голову. Особенно был опасный минометный обстрел. Это такая поганая штука. Если в лесу она долетает – только коснется сучка дерева и взрывается, поражает наших бойцов в ячейках, в окопах, как шрапнель, осколками, сверху вниз сыпет. Трудно, в общем, на фронте выжить, невыносимо.

Вы на 9 Мая каждый год ходите на парад?

– Что вы! Это мой праздник! Да по-пластунски туда приползу, только бы праздник отметить. Я чудом остался живой, я по лезвию ножа прошел.

Василий Трофимович, можно пожать вам руку? Спасибо вам большое за все. Спасибо вам большое за беседу! А я напоминаю, что у нас в гостях был Давыдов Василий Трофимович, ветеран Великой Отечественной войны. С праздником вас!

Просмотров всего: 139

распечатать

Фотогалерея