15августа
Предыдущий материал Следующий материал
30 мая 2018, 15:27 1

Максим Носов - руководитель некоммерческой организации «Центр обновления»
Руслан Косицын - волонтер некоммерческой организации «Центр обновления»

Максим Носов @|@Руслан Косицын

Тема: предписание о закрытии Центра

Ведущий: Наталья Наделяева

В поселке Прогресс могут закрыть «Центр обновления». Это центр для лиц, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Сейчас в нем находятся 116 человек, в том числе одинокие старики-инвалиды. Поводом послужило предписание прокуратуры, что возле здания нет пожарного водоема. Но все не так просто. Об этом мы сегодня поговорим с Максимом Носовым, руководителем амурской региональной автономной некоммерческой организации «Центр обновления». Здравствуйте.

– Здравствуйте.

И Руслан Косицын в студии, волонтер центра.

– Здравствуйте.

Расскажите как появился ваш центр и почему он расположился в Прогрессе?

– Наш центр появился в 2011 году, был зарегистрирован официально в министерстве юстиции. И он появился на основе доброжелателей. Я, допустим, человек, который бывший в проблеме такой – оказаться в сложной жизненной ситуации. Мне однажды протянули руку помощи, привезли в реабилитационный центр, это мне помогло, моя жизнь сегодня восстановлена.

Но вы из Прогресса родом?

– Нет, сам я из Белогорска.

А почему Прогресс?

– Потому что там нужен был человек, который конкретно возьмется за это дело, который знает эту проблему изнутри. Сейчас здание, в котором мы находимся, в собственности администрации.

Так. И у администрации вопросы к вашей организации появились в сентябре?

– Смена была власти в сентябре 2017 года, заступил глава, и поменялись заместители, и с этого момента стал вопрос отношений. Он пригласил меня, мы с ним познакомились – Сергей Михайлович Провоторов, сегодняшний глава поселка, глава администрации. Мы познакомились также с заместителем главы по соцвопросам Косицыной Ириной Петровной. Потом они к нам приехали в гости, и им не понравились условия, которые там внутри.

То есть, новый глава решил навести порядок, как он видит.

– Кое-какой порядок, да. И основная причина, почему они начали просто шашкой махать, это то, что они поверхностно посмотрели на это дело. Не вникли, как ведется все, как уход ведется, как помогают людям. Внутрь дела организации нашей не вникли.

Ну вот смотрите, у вас 12 апреля по зданию было выписано предписание прокуратуры Райчихинска о том, что возле здания нет резервуара с водой, который необходим при пожаре. После Кемерова при возможных таких ситуациях такое должно быть. Но у вас водоем нашелся, и местные представители МЧС выписали новую бумагу о том, что все в порядке, и нет причины. Тем не менее администрация Прогресса ссылается все-таки на изначальное предписание прокуратуры от 12 апреля, по которому необходимо прекратить, расторгнуть договор с 1 июня именно по этой причине. Что говорит глава рабочего поселка Сергей Провоторов? В эфире «Эха Москвы в Благовещенске» он заявил, что на самом деле там не про водоем речь, а, я процитирую: он «не против людей, находящихся в трудной ситуации, но против того, что там содержатся инвалиды. Необходимо их расселить по соответствующим учреждениям, где им оказывается квалифицированная помощь и уход». То же самое подтвердила и зампредседателя правительства Амурской области Ольга Лысенко. В общем, вопрос к условиям содержания. Что вы скажете?

– Условия содержания – есть недостатки, есть несоответствия. Их нужно, эти условия, создавать. На это нужны финансы, на это нужна нам помощь.

У вас же была проверка из минздрава, министерства социальной защиты населения Амурской области. Вы встречались когда?

– Полторы недели назад.

Они были у вас?

– Да.

Какие конкретно условия требовали?

– Требования, что тот же пищеблок – нужно повышать уровень. Привести к стандартам определенным.

Например, чего у вас нет?

– Соответствующего ремонта, каких-то принадлежностей кухонных, помещения, где принимают пищу. Нужно ремонт делать, приобретать тот же инвентарь, оборудование.

По инвалидам что, например?

– То, что спальные помещения тоже нуждаются в ремонте. Та же вентиляция нужна. Косметический ремонт делать. Санузлы переделывать. И окна там уже в таком состоянии, их тоже надо менять. Эти все условия надо создавать. Это финансы.

Что там раньше находилось?

– Школа.

Там просто учебные классы какие-то, кабинеты? И расставлены койки, где живут люди.

– С 2013 года мы там находимся по 2018-й.

Что за люди там находятся, как долго и как проходит процесс реабилитации?

– Люди находятся... Договор заключается на 18 месяцев. Но там уже индивидуальный подход, кому какая помощь нужна.

Как туда люди попадают?

– Попадают по разным причинам. Кто-то сам откуда-то пришел, услышал, что здесь могут помочь. У кого-то у родственников в семье проблема. Также государственные органы...

Вы говорите – алкогольная зависимость? Еще какие люди?

– Алкогольная зависимость, лица без определенного места жительства, с химической зависимостью, сироты, погорельцы, люди одинокие, престарелые, инвалиды, освобожденные из мест лишения свободы.

Которым негде жить.

– Да, человек, который оказался на обочине.

Как вы с инвалидами работаете? Потому что это основная претензия, что нет медработника, говорят, у вас.

– С инвалидами работаем так. Одна категория, которые поступают вообще без документов или с документами, но не оформлена инвалидность – мы оказываем в этом содействие и помощь. Мы восстанавливаем документы, проходим медкомиссию, оформляем группу. Он проходит реабилитацию в отношении протезирования, научается ходить. Если ему нужна конкретная медицинская помощь, мы его везем в медицинское учреждение, в больницу на прием.

Человек обращается в частном порядке...

– Да. И мы помогаем человеку восстановиться. И дальше он уже определяется, куда ему – то ли с родственниками налаживает контакт, то ли конкретно у него жилье какое-то появляется. Помогаем им.

А результаты какие работы?

– Всего в центре прошло с 2010 года 866 человек. Непосредственно инвалидов – 148 за этот период. Люди пенсионного возраста – 195 человек. И из этого всего количества восстановление 180 человек положительный результат. 85 восстановили семьи, отношения. Всем этим людям, которые к нам пришли, была оказана конкретная, экстренная помощь. Экстренная помощь – это когда возникла проблема и он не знает, что делать. Либо он в этом состоянии, без ног, сопьется и умрет. А куда его девать? Все отказались.

Понятно. Вы берете всех, кто к вам обращается.

– Да, для экстренной помощи. А дальше уже думаем. Помогаем определиться: встать на очередь в дом-интернат для престарелых.

То есть, перенаправление все-таки происходит.

– Конечно, у нас не на постоянное место жительства. У нас перевалочный.

Кто должен создавать условия, которые требуют теперь министерство соцзащиты и минздрав?

– Условия должны создавать мы во взаимодействии с местными органами власти и с министерством соцзащиты.

Я понимаю, разговор о деньгах.

– Да, нужны конкретно финансы.

Чей это должен быть бюджет?

– Наш бюджет не позволит этого. Допустим, сейчас есть гранты, приобретение грантов. Из бюджетов, из федеральных грантов...

Но вам не позволяет форма собственности?

– Почему, позволяет. Я еще раз говорю – я где-то, может, в этом невежда. Где-то мне не хватает тяма на это. Нужна помощь. Каждый раз, когда они приходят, видят проблему, они не говорят: «А давайте мы вот этим вам поможем». Они только нам указывают: «Вы устраняйте». Я говорю: «Давайте вместе, что мы со своей стороны можем сделать и что вы со своей стороны можете сделать». На это тишина со стороны главы рабочего поселка и заместителя главы по соцвопросам. Только одни претензии.

Заместитель председателя правительства Амурской области в интервью радио «Эхо Москвы» заявила, что будет прологнация, что 1 июня не закончится ваш договор. И будет сопровождение идти этими двумя министерствами. У вас эта информация появилась только после этого интервью?

– Да.

Вы ничего не знаете, что будет дальше?

– Нет.

Наверное, какие-то последуют решения, связь с вами случится?

– Ну, конечно, последует.

Но если этого не случится после 1 июня, в теории: происходит закрытие. Куда пойдут ваши люди? 116 человек.

– Я думаю, два пути есть. Либо мы привезем к администрации, Сергею Михайловичу скажем: «Разбирайтесь с их нуждами и проблемами, принимайте». Либо незаконно остаться в здании, продолжать свою деятельность и по суду разбираться уже. У нас же были встречи, общение, где я всегда говорил: «Сергей Михайлович, нужно вместе решать, мы же не одни должны решать, это же наше общее дело». На что был ответ: «Мне эта головная боль не нужна».

То есть администрация все-таки хочет отказаться, по вашим словам?

– Я скажу, последняя встреча была с Сергеем Михайловичем, и на наш вопрос куда же этих людей деть, он сказал: «Я снимаю с себя ответственность». Прямым текстом. Поэтому принял решение расторгнуть с нами договор. И до сегодняшнего дня у нас с их стороны тишина. И не выходят на связь, не говорят, менять решение. На сегодня мы узнали из интервью, что будет продвижение.

Тем не менее до 1 июня считанные дни, и вы не в курсе событий?

– Да.

Будем ждать развития событий. Если даны какие-то гарантии из правительства, то, наверное, что-то будет решено в пользу людей, которые находятся в вашем учреждении. Спасибо за беседу. Сегодня мы говорили о том, что 1 июня могут закрыть «Центр обновления». Центр для лиц, оказавшихся в сложном жизненном положении, который находится в рабочем поселке Прогресс. Сегодня в студии был Максим Носов, руководитель организации «Центр обновления», и Руслан Косицын, волонтер центра. Будем ждать новостей хороших. Спасибо.

– Спасибо.

Просмотров всего: 833

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • Kaz

    Kaz
    2 месяца назад

    https://www.youtube.com/watch?v=JpMTMOouk14&t=4s Документальный фильм о центре "Обновление" пгт. Прогресс

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь