20апреля
Предыдущий материал Следующий материал
6 апреля 2018, 15:44 0

Евгения Дубова - модель

Евгения Дубова

Тема: модельный бизнес в Европе и Азии

Ведущий: Станислав Леонов

Она демонстрировала платья от Пьера Кардена, ходила по подиуму на Неделе моды в Милане и Москве. Сейчас очень востребована в Азии. У нас в гостях модель Евгения Дубова. Женя, привет!

– Привет!

Журналисты очень любят задавать моделям вопрос, касающийся их эрудиции. Так, в одном известном видео Инна Жиркова не смогла ответить на вопрос: что вокруг чего вращается: Земля вокруг Солнца либо Солнце вокруг Земли. Ты знаешь ответ на этот вопрос?

– Я аж заволновалась как-то после слова «эрудиция». Я предполагаю – Земля вокруг Солнца.

Это правильно, молодец, с эрудицией все в порядке. Ты родом из Благовещенска, окончила БГПУ и стала востребованной моделью. Как так получилось?

– Абсолютно случайно, я не планировала работать моделью. Ты сам, наверное, прекрасно знаешь: долгое время я играла в КВН, занималась здесь общественной деятельностью. Просто так получилось, что пришлось переехать в Москву. Там работы как-то особо не нашлось, и пришлось работать моделью, чтобы заработать на хлебушек.

С чем ты это связываешь?

– Я не знаю, просто так совпало. Совпало то, что одна подружка меня пригласила на кастинг, я пришла, прошла, меня взяли. Потом понеслось-поехало, начали знакомства происходить у меня в жизни всякие разные полезные. И благодаря всему этому, какой-то череде случайностей получилось так, что я попала в модельный бизнес. Выйти из него очень сложно, потому что, когда понимаешь, что можешь зарабатывать неплохие деньги за короткий срок, ты от этого вряд ли откажешься.

По поводу зарплаты: сколько получает модель?

– Это очень сложный вопрос, потому что везде во всех странах модели зарабатывают по-разному, в зависимости от рода деятельности. Как правило, шоу оплачивается меньше, съемки для кампейнов (рекламных кампаний) – больше. TVC – реклама, которую вы видите по телевизору, наверное, самый высокооплачиваемый продукт. Съемки для журналов – вообще отдельная история, потому что, как правило, за них вообще не платят. Но они нужны модели для пополнения портфолио, для того, чтобы она всегда была на виду, для того, чтобы ее лицо было везде, чтобы она была узнаваема.

Если один из наших магазинов или салонов захочет увидеть тебя в своей рекламе, во сколько ему это обойдется?

– Я даже не знаю, я про свой гонорар ничего не могу сказать, потому что его назначает мой букер, человек, который занимается моим продвижением, продает меня – звучит, конечно, очень странно, но так и есть – клиентам, в заграничные модельные агентства. Все вопросы к нему.

Он получает какой-то процент или вы с ним договариваетесь просто по дружбе?

– Есть фиксированный процент, он получает 20 % от моего заработка. Как он договорится, так он и получит.

Ты у него такая одна или у него много моделей?

– У букеров, как правило, не одна модель. У моего букера девочек десять, наверное, точно есть, которыми он занимается, которых он продает за границу, продвигает в России. То есть, достаточно, ему тоже хватает на жизнь.

Ты пришла в этот бизнес в бабушкином для модели возрасте. Тебе было 24 года. Хотя большинство моделей в 30 лет уже заканчивают, а начинают с 16 лет. Как так получилось, с чем ты это связываешь? Может, с твоей необычной внешностью?

– Да, мне всегда все говорят, что не дают мой возраст. За границей когда я работаю, особенно в Азии, любят молоденьких девочек, для Азии мой возраст там просто какой-то экстремальный. Но так получилось, что в Азии я работаю больше, мне там больше нравится работать. Когда я приезжаю, мое агентство мне говорит, что никому не говори, что тебе 26 – 21 год. Когда меня на съемках спрашивают, сколько тебе лет, я говорю 21 год. Все удивляются – мы думали, тебе 16. Знали бы, что мне 26, я б на вас посмотрела.

Это очень приятные комплименты.

– Ну да, отчасти.

Сложно ли работать моделью? Просто когда мы смотрим показы те же, все выглядит очень просто. Модель вышла на подиум, прошла, развернулась и ушла обратно. Все, получила свой гонорар. Что происходит по ту сторону объектива?

– Это все зависит от девочки. Если она сама по себе раскрепощенная, ничего не стесняется, не боится, то ей будет намного проще. Но вообще, модельный труд очень сложный, потому что большая часть работы модели – это ожидание. 80-90 % работы модели – это просто ожидание. Ты сидишь ждешь: пока тебя накрасят на съемку, потому что когда приходишь на съемку снимать какой-нибудь лукбук, каталог, первые пять часов съемки тебя просто красят. Потом ты садишься, фотографируешься 10-20 минут. Потом ты садишься, пять часов перекрашивают. И ты такая думаешь «Боже мой, какая же у меня тяжелая работа». На самом деле, это очень сложно, немногие выносят эти длинные кастинги, особенно на неделях моды в европейских странах, в Москве. Это просто ужас. Ты приходишь утречком на этот кастинг, перед тобой тысяча девочек, после тебя еще тысяча. Сидишь весь день, потом оказывается, что дизайнер заранее до кастинга отобрал большинство моделей, ему нужно две девочки. И ты в двух тысячах сидишь не понимаешь, зачем ты вообще сюда пришла, стоило ли тратить на это время, учитывая, сколько платят на наших неделях моды. Можно было бы, наверное, пропустить этот момент просто.

Чем занимаешься во время ожидания?

– Много общаюсь: с визажистами, с парикмахерами. Мне интересны все эти индустрии. Расспрашиваю про волосы, про макияж, про уходы. Стараюсь больше с дизайнерами общаться. В принципе, у меня это время ожидания проходит, как правило, если попадается хорошая команда, легко и быстро.

В 30 лет модели в большинстве своем заканчивают карьеру. Есть, конечно, те, кому 40 и до сих пор востребованы. Но это очень маленькое количество. Вот будет тебе 30, чем будешь заниматься? У тебя нет ни опыта работы, ни всего того, чего требует сейчас работодатель.

– Я бы не сказала, что у меня нет опыта работы. До 24 лет я же работала. Я играла в КВН – это очень много дает. На самом деле, сейчас модельный бизнес очень повзрослел. Сейчас в модельный бизнес очень легко влиться в том плане, что модельная индустрия разнообразна, что как бы ты ни выглядела, что бы собой ни представляла, если ты хочешь работать моделью, в состоянии попробовать, мне кажется, у любого человека это может получиться. Сейчас очень много примеров моделей с нестандартной внешностью. Я не думаю, что в 30 лет модели заканчивают. Нет, у нас в России, например, взрослые девушки, красиво выглядящие женщины, которые за собой ухаживают, тоже достаточно востребованы. В Европе тоже достаточно востребованы. Всегда есть ниша, в которую ты можешь воткнуться. Если у тебя есть желание продолжать работать, ты всего можешь найти, где себя применить.

Чем отличается модельный бизнес в России, Европе и Азии?

– Европа от Азии очень сильно отличаются, наверное, отношением к девчонкам. Считалось долгое время, что в Азии девочек портят, портят им кожу, волосы. На самом деле, ни фига это не не так. В Азии к моделям относятся очень хорошо. Я не была еще в Китае, в Китай я собираюсь. Я была в Корее, в Японии, в Гонконге. Там очень хорошо относятся к моделям, массажик лица им делают перед тем, как нанести макияж, 30 тысяч раз спросят, как ты там, устала, не устала, что принести, что будешь на обед. В Европе более потребительское отношение. Видимо, потому что там больший поток девчонок. Поэтому к девочкам там относятся попроще. Всегда на твое место может прийти кто-нибудь другой. В Азию не все хотят ехать, думают, что там все плохо. На самом деле, мне в Азии больше нравится работать.

По поводу килограммов. Актриса Рене Зеллвегер предложили роль в фильме и сказали, тебе нужно набрать 30 килограммов. И было буквально недавно в нашем отечественном кинематографе – Александра Бортич, фильм «Я худею»: она сначала набрала 20 килограммов, а потом сбросила 20 килограммов. Готова ли ты ради показа, ради фотосессии изменить себя кардинально?

– В плане веса мне не сложно себя менять. Я не скажу, что я смогу кардинально потолстеть, поправиться. Но похудеть... куда мне еще худеть? Не знаю, у меня никогда проблем с весом не было, мне никогда не говорили, что мне надо похудеть или поправиться. Всегда нормально, всегда подо все подхожу. Если бы мне предложили ради какого-то фильма поправиться, я бы очень постаралась, поправилась. Мне кажется, это не так сложно, при желании можно изменить себя.

Какие-то языковые барьеры у тебя есть? Ты сейчас едешь в Азию, в Китай. Владеешь ли ты китайским языком? И когда была в Европе, уровень английского твоего?

– К моделям, наверное, привыкли, что когда они приезжают работать из-за границы, они не всегда хорошо владеют английским. Работать на съемочной площадки без знания английского абсолютно легко можно. Как правило, понимаешь друг друга по языку жестов. Когда я была в Корее, там очень сильно переживают по этому вопросу. Туда приезжают очень маленькие девочки, они не знают английского вообще. За ними носятся, бегают: туда тебя возят на машине на кастинги, туда ты с менеджером ездишь на работу, потому что очень переживают, что возникнет языковой барьер. И есть человек, который постоянно переводит, говорит, как встать, за тобой бегает. Полностью коммуникация через него осуществляется. Когда я была в Японии, там такого нет. Там не особо говорят по-английски, но там как-то не придают этому особого значения, там легко на съемочной площадке найти общий язык. В Европе моего знания английского достаточно. У меня возникали бы языковые барьеры, когда ты живешь в модельных апартах с русскоговорящими девочками. И ты очень много с ними общаешься. Потом выходишь на улицу или на съемку, тебе срочно нужно заговорить на английском языке...

Женя, желаем тебе, чтобы ты стала такой же популярной моделью, как Твигги, которая прославилась своей короткой прической. Прическа шикарная у тебя уже есть. Осталось дело за малым, все у тебя впереди. В гостях у нас была модель известная, популярная в Азии Евгения Дубова, которая, кстати, родилась в Благовещенске. Женя, спасибо огромное!

– Спасибо вам!

Просмотров всего: 496

распечатать

Фотогалерея