19октября
Предыдущий материал Следующий материал
21 марта 2018, 16:52 2

Виталий Иевлев - участник конфликта в ночном клубе, подсудимый

Виталий Иевлев

Тема: отношения Виталия и пострадавшей Марии Полоз

Ведущий: Оксана Руденко

Здравствуйте. В сентябре прошлого года в ночном клубе Благовещенска произошел конфликт между Виталием Иевлевым и Марией Полоз, в результате которого Мария упала с лестницы и получила серьезную черепно-мозговую травму. Родственники пострадавшей настаивают, что Виталий Марию толкнул и должен быть наказан по всей строгости закона. Виталий же говорит, что дело в деньгах: на лечение Марии требуются большие суммы, которых у него нет. Сегодня поговорим с одним из участников конфликта. Виталий у нас в студии.

Виталий, здравствуйте.

– Здравствуйте.

Виталий, когда вы в последний раз общались с Машей, когда вы ее видели?

– 21-22 февраля 2018 года. На дне рождения своем, Мария мне позвонила.

Вы общались с ней по телефону?

– Да.

Так, а воочию вы ее видели когда в последний раз?

– 21 февраля.

Какое впечатление она производила? Как она себя чувствует, как она себя ведет?

– Чувствует она нормально, вполне адекватно, ходит, передвигается сама, ездит за ребенком в детский садик. Она приехала ко мне на работу с ребенком. Мы с ней пообщались, посидели, адекватный человек.

То есть, она сама отводит своего шестилетнего сына в сад?

– Да, отводит, приводит, как все нормальные люди.

Ну, какие-то все-таки изменения есть в ее поведении, на ваш взгляд?

– Ну особого такого нет, она рассуждает все адекватно, все нормально с ней.

То есть «прежняя Мария» и «Мария сейчас» – это один и тот же человек?

– Чуть-чуть склонности есть, но травма была тоже, а так реабилитация прошла. Вполне за собой ухаживает, как полагается. Кушать готовит, убирается дома.

Хорошо. Маша имеет к вам претензии после всего, что произошло в ночном клубе?

– Нет, она говорит, я претензий не имею, потому что всякое может случиться. Она говорит, хочу быть с тобой, но мама ее не разрешает ни в суды приходить, ни общаться со мной, запирает ее, не пускает ни друзей, ни меня, телефон не дает.

То есть Маша вас виноватым не считает?

– Нет.

Вы считаете себя виноватым?

– Я – нет, не считаю.

А что было тогда? Почему она упала с лестницы?

– Мы пришли в клуб. Мария не захотела потом идти, сказала, поеду домой. Я спустился, получается, на третий этаж, вышел. Она начала эмоционально обращаться, материться, говорит, поехали домой. Я говорю, поехали. Я начал спускаться, там толчки в спину мне, кидалась, я даже причину не знаю. Я говорю, что такое? Она, все, поехали домой, я ревную, все, домой.

То есть она ни с того ни с сего начала на вас кидаться?

– Да, я даже вообще не понял. Она эмоциональный человек, ревнивый, бывает у нее такое.

Она вас приревновала к кому-то?

– Ну да, только я не знаю к кому. Потому что я только зашел, только разделся, зашел в туалет, и она забежала, начала вот это все делать. Ну и все, буквально, она меня пихает, я ее обнимаю. Говорю, что такое, успокойся, едем домой. Вроде бы успокоилась, я прохожу вперед, мне тут в спину пинок неожиданно.

Вы были выпившие?

– На тот момент я не пил, я болел.

А Мария?

– Мария выпивала с друзьями. И я, получается, тоже чуть не упал, побежал, там видно, по лестнице. За перила взялся и думал, чтобы она меня не пинала, не материла, пропущу ее вперед. Поднялся, взял ее за руки, хотел протянуть вперед, чтобы она пошла, получилась так, что она нога за ногу и споткнулась.

Она упала, и там как раз какая-то стенка близко находилась, достаточно сильно она ударилась об эту стенку.

– Я сразу к ней подбежал, там воды просить у окружающих, скорую вызвать, в чувство ее приводить.

Дальше была кома, насколько я знаю, серьезная травма. Что произошло дальше после этого случая?

– Дальше мы выписались и поехали домой жить на съемную квартиру, где мы все жили с Марией и ребенком. Тут мама говорит, что переедет к нам на какое-то время помогать. Хорошо, мы переехали в одну квартиру.

И вы жили все вместе. Сколько вы так жили?

– Прожили мы месяца полтора-два, потом меня попросила в грубой форме Елена Полоз съехать с нашей квартиры. Причина – я на Марию, якобы, плохо влияю, хотя по-другому все. Мне Маша сама говорила: я хочу к тебе, а она все мне не разрешает, чтобы поссорить.

Понятно, давайте уточним. Вы гражданский муж, вы не расписаны?

– Нет, не расписаны.

И вы до этого уже год жили вместе до этого случая?

– Да.

Да, с Марией, с ее сыном шестилетним вы жили втроем. После случившегося к вам присоединилась ее мама, так? И в итоге она начала вас выгонять?

– Прожили с ней буквально недели две – месяц, и потом она начала выгонять меня.

А почему такие изменения произошли в поведении матери?

– У нее свои цели по поводу меня и неприязнь ко мне началась. Мало денег начал приносить. Запросы были по 235 тысяч в месяц, чтобы я приносил. Непосредственно ей 75 тысяч, за то, что она сидит с Марией.

Так, еще раз: на что 75 тысяч?

– На то, что она сидит с Машей, восстанавливает ее.

Кто?

– Мама – Елена Полоз, да. Мне это странно стало.

То есть, она вам сказала, что вы должны ей заплатить 75 тысяч, за то, что она с ней работает?

– Да, то есть 2,5 тысячи в день, за то, что она с ней сидит. Я говорю, а как? Я же нанимаю сиделок, сиделки тоже приходят и в этот же день сидят. Она: у меня работа такая, мне надо за это деньги получать. Я говорю: вы как бы проживаете за мой счет.

Она кто, психолог?

– Что-то в этом роде, да.

Так, и что? У вас начались конфликты на денежной почве?

– Конфликты. Я и так все оплачиваю: и квартиру, и сиделок, медикаменты, покушать, детский садик, вещи. Я столько, говорю, не могу. Я и так тратил где-то в среднем 100-120 тысяч в месяц. И все, средства у меня закончились, я продал машину, и начались эти ссоры. И в итоге вообще мне потом заблокировали, никакого общения не допускали и начали игнорировать. И все, в суд пришли и другую позицию на суде предоставили.

Про другую позицию мы еще поговорим. Про претензии: Елена Полоз, мать Марии, утверждает, что интеллектуальное развитие ее дочери на уровне шестилетнего ребенка. Она считает, что ей нужна серьезная реабилитация и вы на нее плохо влияете. Вот почему она так считает? Почему вы на нее плохо влияете?

– Потому, что Мария хочет быть со мной, это во-первых. Во-вторых, у нее были цели против меня, меня посадить. И она не хочет, чтобы я с Машей виделся, она вот так рассказывает.

Давайте послушаем, есть еще претензии матери к вам. Сейчас нам здесь покажут.

Елена Полоз: Когда я сказала, если ты такой муж, распишитесь, возьми ее замуж, ты руки ее не просил, усынови ребенка, женись на ней и живите вы счастливо, тогда я не буду иметь претензий, я буду знать, что есть муж, который возьмет о ней заботу. Он не захотел этого делать. Когда ребенок просил его: «А можно я тебя буду папой называть?» Он говорил: «Нет, я не готов быть папой».

Вот что на это скажете? Вот ее такие претензии.

– Я на это скажу: необязательно должна быть печать в паспорте, можно жить и без печати. Можно расписаться, но так же и не жить.

То есть вы не видите необходимости именно расписываться?

– Я не вижу, мы с Марией сколько общались, она говорит: я сама не хочу, живем да живем.

А кто сейчас воспитывает этого шестилетнего мальчика?

– Я даже не знаю, уже сколько не видел. Куда его отправили, мне неизвестно.

А вы, получается, сейчас как-то материально поддерживаете Машу?

– Когда она приезжает ко мне, я ей непосредственно даю денег, сам лично ей. Елене Полоз я денег не даю. Я ей сказал – все через суд, потому что сколько я ей ни давал денег, заявили, что вообще не помогал, хотя есть печать.

Они же объявляли сбор средств через СМИ.

– Вот, еще сбор средств. Непонятно, куда эти деньги уходили. Продали машину, она наша общая была, и непонятно: ни пластины, ни лекарств, ничего.

Что за пластина?

– Должны сделать операцию Марии и поэтому собирали деньги. Оказывается, сказали, что еще два месяца назад ей должны были сделать операцию бесплатно по квоте. Операцию не сделали.

Эта пластина, она как-то в голову, да? Там же, как я понимаю, у нее части черепа нет, да?

– Да, и вот пластина эта, чтобы закрыла все...

А вы как-то обращались к Елене Полоз, вы спрашивали, на что ушли деньги, «покажите документы»?

– Никакого ответа – «какая разница», и все. Многие люди это спрашивают, непосредственно даже и мать ее родная. Никаких отчетов, ничего, неизвестно вообще, сколько денег собиралось, куда это все ушло, разобраться бы в этом вопросе тоже.

Ясно. Сейчас идет суд. Вы подсудимый. Первоначально была статья «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». А потом родственники стали добиваться переквалификации на более серьезную статью «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Вот по этой статье вам грозит 8 лет лишения свободы. И как вы думаете, сначала родственники были согласны с тем, что это было по неосторожности, а потом начали настаивать на том, что вы сделали это умышленно. Почему они так изменили свое мнение?

– Еще раз повторю, потому что больше средств таких у меня не было – давать каждый месяц. Эти конфликты, и все так вот началось. Все ссоры из-за денег.

Ну если у вас будет срок, то деньги то тоже не появятся, если вы будете сидеть в тюрьме?

– И я про то же, ну у нее, видимо, просто месть, у нее своя неприязнь ко мне и все. Не хочет, чтобы я был с Машей, хотя Маша хочет быть со мной, и я с ней хочу быть. И она не допускает Марию в суд. В суде уже сколько раз меняли ходатайства, чтобы Маша непосредственно была.

Ее на суде не было. Где сейчас Мария?

– Как мне известно, в Усть-Ивановке лежит, в психиатрической больнице.

Почему она там лежит?

– Сказали, после случая, когда Мария попала... ее отвезли в «Доброту», это интернат...

Социальный центр.

– Да, а оттуда ее мать отправила туда в Усть-Ивановку.

То есть сейчас ее обследуют врачи. Но официального заключения о том, что она дееспособна или недееспособна?

– Такого нет, неизвестно еще.

Хорошо, родственники считают, что вы ухаживаете за Марией, даете деньги, пока над вами висит угроза уголовного наказания. А потом, если этой угрозы не будет, то вы забудете о Маше. Вот что вы на это скажете?

– Это их мнение. Если бы я хотел, как говорится кинуть, я сразу бы все это кинул, и что было бы, то было. Я бы не старался, ничего не делал, как-то так. Это ложь. Я сколько раз говорил, что я все сделаю, чтобы ее тоже на ноги поставить. Но это не из-за суда.

Понятно. Ну что же, сегодня мы выслушали вашу сторону. Время покажет, чем история закончится. Суд состоится в конце концов. Это были «Простые вопросы», обсуждали мы сегодня непростую тему, непростую ситуацию, берегите себя. До свидания.

Просмотров всего: 787

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • странаворов

    странаворов
    полгода назад

    Уважаемая телепередача, я смотрю на этот бред и чуть не плачу. Ну зачем преступников тащить в телевизор? Что, совсем нет хоть ну сколько-нибудь достойных людей в городе, области. Что вы всякую грязь-то собираете.

  • Трололошевич

    Трололошевич
    полгода назад

    Судя по сайту горсуда, на сегодня было назначено рассмотрение дела. Кстати, как закончилось?

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь