20февраля
Предыдущий материал Следующий материал
23 января 2018, 16:01 0

Ирина Шишова - руководитель конноспортивного клуба «Аллюр»

Ирина Шишова

Тема: кому мешает «Аллюр»

Ведущий: Наталья Наделяева

– В конно-спортивном клубе «Аллюр» в ночь на 21 января сгорел весь запас сена. Это около 400 рулонов. Это уже третий пожар за последнее время, причем, как заявляют владельцы «Аллюра», информация о готовящемся возгорании появилась заранее в соцсетях. Сегодня в студии Ирина Шишова – руководитель КСК «Аллюр».

– Здравствуйте.

– Здравствуйте.

– Полиция возбудила уже уголовное дело по подозрению в поджоге. Какие признаки поджога вы увидели?

– Когда мы приехали на место происшествия, мы надеялись, что хоть что-то спасем, но картина была – все сено горело. А представляете, зимой, под хорошей снежной шапкой сено плотно сгуртованное? и рулоны очень плотные. Их проблематично зажечь, это нужно конкретно обливать какой-то жидкостью...

– То есть, это не случайность? Не окурок там никакой?

– Если бы даже окурок был, сено бы возгоралось с одного места и шло. Представляете длина – 30 метров, высота – 3 метра, ширина где-то 10 метров. Скирда огромная. Пожарники тушили целые сутки сено. То есть его как зажечь тяжело, так и затушить тяжело, а когда мы приехали, оно горело. Со всех сторон горело, хорошо горело.

– Но оно уже непригодное, вообще там ничего не спасли?

– Оно все сгорело.

– Правда ли, что вы заранее сообщили в полицию о сообщениях в соцсетях о том, что «Аллюр» будет гореть?

– После пожара мне прислали знакомые скриншот из социальных сетей, что вот такое сообщение было. Что «Аллюр» скоро будет гореть, «ха-ха-ха» от 17 января. Я надеюсь очень, что полиция разберется с этим случаем, потому что, если я знала заранее, что что-то готовится в очередной раз против нас, мы бы хотя бы какие-то меры предприняли.

– Вот вы увидели. Вы что, сразу же отправились в полицию или не восприняли просто серьезно?

– Нет, я лично не состою в той сети, я не знала.

– Что за сеть?

– Анонимных людей, то есть там они не подписаны.

– Это группа, да?

– Это группа в сети Вконтакте, я в ней не состою, поэтому я даже не знаю, мне просто знакомые скинули скриншот, и я передала в полицию.

Ну, а группа объединена по каким интересам?

– Вообще, это конники Амурской области, там более 160 человек. Кто написал, конечно, неизвестно, потому что все анонимные люди.

– Вы скриншоты отправили?

– Да, я вообще надеюсь, что на этот раз, наконец-то нужно останавливать всех этих людей, которые уже третий раз беспределом занимаются. Иначе, что нам ждать, что в следующий раз уже нас убивать придут, или что?

– Есть, наверное, какие-то варианты найти по IP-адресу. По этим всем вещам свободно вычисляются люди. Потому что понятно, что фамилии, имени, отчества в анонимных аккаунтах не пишутся, но аккаунты не такие уж и анонимные. Но пока вы не знаете о ходе расследования?

– Я очень надеюсь, что в этот раз будет более тщательное расследование, нежели в те разы. Нас убеждали, что все это случайно произошло, где-то проводка загорелась, хотя для нас было очевидно, что, когда конюшня у нас сгорела, тоже был поджог. Что кто-то тоже какую-то зажигательную смесь в окно бросил. Открытое окно у нас одно было, и горело то место, где нет никаких электроприборов и проводки. Это горел лестничный марш между этажами, а над ним было открытое окно. То есть для меня тоже это понятно, что зашли с торца здания, у нас было 12 камер на территории, все работали, и по камерам только дым пошел, и отрубилась уже вся у нас электроэнергия.

– А как это камеры не видели никого?

– У нас камеры в конюшне стоят и по территории 3 камеры, но можно со стороны соседнего участка зайти.

– Сейчас камеры тоже ничего не увидели?

– После пожара, который был в 2016 году, мы сейчас сами живем в вагончиках строительных, заново ставить эту всю технику пока даже некуда. Камеры сами есть, часть пострадала, часть осталась. Но систему сейчас некуда даже ставить, мы конюшню-то еще не успели отстроить с административным зданием. Там убыток на сегодняшний день около 7 миллионов, чтобы нам заново это все отстроить.

– Судя по вашей логике, это все-таки были поджоги, все три. Вас кто-то выживает у вас есть такое ощущение?

– То, что кому-то мы мешаем, это однозначно. Или кто-то нам завидует. Хотя мне непонятно, чему можно завидовать, каждый занимается своим делом.

– Давайте построим предположения. Вы находитесь на определенной территории, сколько она составляет?

– «Аллюр» находится на площади в 75 соток. Вроде там мы никому не мешаем. Хотя там, где находится конюшня, по заявлениям частных лиц, у нас в этом году пришло аж четыре проверки: и юстиция нас проверяла, и природоохранная прокуратура, и Росреестр, и...

– А характер жалоб какой?

– Просто провести проверку, жалобы на соответствие, просто провести проверку. То есть какие-то доброжелатели все равно есть, которые хотят...

– Но фамилии вам не озвучивают, кто это обращался?

– Нет, естественно. Просто нас проверили. Естественно, стараются найти у нас какое-то несоответствие.

– А какое несоответствие, например?

– По Росреестру, конечно, тоже есть замечания у нас, конечно тоже без штрафов никак не обойтись.

– Вы их устранили?

– Ну, это дело длительного характера.

– А самое простое, например, непонятная для вас жалоба какая была?

– Вообще, эта череда событий, эти жалобы – они со всех сторон. Даже почитать форум «Амур.инфо», люди пишут различные вещи. Многие просто неправду. Хотя мы занимаемся своим делом, передо мной наша гордость: впервые для Амурской области конный спорт в прошлом году проводил соревнования всероссийского уровня у нас на территории, территории конного клуба «Аллюр». Мы вошли в историю. Спортсмены собирались из Хабаровска, Приморья. И вот ребята, которые выиграли соревнования, поехали на этап турнира в Москву и вообще представляли наш Дальневосточный регион. В Находке и у нас в Благовещенске прошли такие крупные соревнования, и ДФО тоже впервые в Амурской области. Я не знаю, кому мы можем мешать своим спортом. У нас это основная деятельность, три социальных проекта реализовывали, два – для детей- инвалидов. И вы знаете, сейчас такие люди молодцы, которым мы помогали, старались кому-то сделать приятно. Это «Общество слепых». Кстати, из больницы детской, из урологического отделения, подняли тут у нас всех фермеров. И вот вчера уже приехала машина с сеном, сегодня уже договариваются нам сено привезти. Вообще, люди такие инициативные. Родители детей-инвалидов – как раз та категория, они первые откликнулись и сразу предлагают помощь. Мы не хотим, у нас нет цели собирать деньги, абсолютно нет. Если кто-то захочет помочь кормами, потому что у нас сейчас основная цель – это прокормить лошадей до лета, до следующего сезона, когда мы сможем траву им заготовить, сено, все. И вот эти люди откликнулись. А хотелось бы, конечно, чтобы на наши проблемы, проблемы общественной организации, обратила бы свое внимание администрация, которая в силах помочь по каким-то организационным вопросам.

– Но при этом, в этом году запретили работать лошадям на площади, на набережной, да?

– Да.

– И это так и не прекратилось?

– Да, в прошлом году постановление было, и теперь мы не можем и коммерческой деятельностью заниматься. И вопрос вообще теперь, а как нам зарабатывать? То есть, нам нужны средства и для софинансирования социальных проектов и вообще, чтобы нам содержать наше поголовье, потому что конный спорт – это очень затратный вид спорта.

– Возвращаясь к тому, что вы продвигаете и конный спорт на Дальнем Востоке, и гранты выигрываете на иппотерапию, считаете ли вы, что это зависть конных клубов, которые есть на сегодняшний день в Амурской области?

– Я знаю, что другие конные клубы тоже пишут, выигрывают. Вот у нас «Контур», они точно так же выигрывают. То есть люди те, которые хотят заниматься, они занимаются и реализуют. И я не думаю, что мы конкуренты. Ходят у нас очень много детей-инвалидов, и они ходят и к нам, и туда. И это хорошо, если бы мы все дружно занимались развитием конного спорта. Ну, видимо, есть такие люди, кому мы мешаем или у кого мы вызываем зависть. Может быть, кто-то на клуб обиделся, но мне непонятно, почему животные-то от этого пострадали. Потому что они сейчас будут голодными.

– Вот все-таки уточняющий вопрос: это люди из конного спорта?

– Я не могу это достоверно сказать, потому что скриншот был из той группы, где состоят конники, но все ли там конники, тоже неизвестно. Может это просто любители какие-то лошадей.

– Нелюбители лошадей.

– Да, нелюбители лошадей, но соратники, не знаю, кто они. Все не подписаны.

– Тем не менее их объединяет общее дело.

– Да, отношение к лошадям каким-то образом объединяет, и очень бы хотелось, чтобы мы все-таки занимались развитием конного спорта, а не какими-то... Я даже не знаю, как это назвать.

– Конный бизнес... можно назвать бизнес?

– Кто держит лошадь, тот знает, что это больше затрат, это хобби, и это просто спорт. И я не знаю, есть ли такие успешные виды спорта, которые могут зарабатывать деньги. Нам приходится их зарабатывать коммерческими услугами, катаниями. Но вы представляете, сколько стоит продержать эту лошадь? На сено нам надо в год миллион только, как мы их заработаем? А налог на землю, на которой мы находимся, мы платим в год только 98 тысяч. Это земельный налог, общественная организация, где у нас дети занимаются конкуром, выездкой, это для нас непосильная сумма.

– 400 рулонов сена нужно как-то компенсировать, что вы сейчас делаете?

– Откликнулись уже за эти два дня инициативные люди, просто люди звонят.

– В вотсапе уже распространяется призыв помочь, например, я видела.

– Это даже не наши сотрудники сделали, а те, которые ходят к нам заниматься. Они спрашивали разрешения, можно ли разместить информацию. Мы сказали, можно, но я, конечно, против денежной помощи, потому что слышала уже отзывы такие, что мы как будто собираем деньги для своих каких-то целей. Поэтому мы бы были рады, чтобы только кормами помогли лошадям. Чтобы не было каких-то у кого-то смутных мыслей по поводу нашего обогащения.

– Почему вы не страхуете сено, имущество?

– Чтобы застраховать, страховщики определяют очень жесткие требования. Тот же ангар должен быть. Он стоит три миллиона. Для нас это не под силу. У нас манежа нет, чтобы у нас дети в нормальных условиях занимались, а мы сейчас будем ангары строить. Вообще, оно находится, в принципе, в таком месте, в охраняемом. У нас с двух сторон базы с камерами, их охрана прямо там стоит, вневедомственная охрана, то есть они же и вызвали сразу пожарную подмогу. И оно лежит там на безопасном расстоянии от всех объектов. То есть, это шли туда специально, зная, как туда зайти, обойти собаку, с другой стороны подкрасться.

– Я думаю, что-то должно все-таки продвинуться, потому что, если вокруг столько камер и есть сообщение в соцсетях, людям из правоохранительных органов достаточно легко должно быть найти концы при всей продвинутости современной техники и возможностей технических. Спасибо большое, что пришли. Я надеюсь, что дело будет раскрыто. Ирина Шишова, руководитель конноспортивного клуба «Аллюр» сегодня была в студии. Мы говорили о версиях возгорания, которое произошло на территории клуба в ночь на 21 января. Спасибо.

Просмотров всего: 622

распечатать

Фотогалерея