14декабря
Предыдущий материал Следующий материал
7 декабря 2017, 15:08 3

Евгений Ищенко - руководитель общественного молодежного центра «Клуб полезного действия»

Евгений Ищенко

Тема: конфликт вокруг общественной организации «Клуб полезного действия»

Ведущий: Наталья Овсийчук

Здравствуйте! «Клуб полезного действия» – площадка для молодежных инициатив, по утверждению организатора, лишилась крыши над головой. Так ли это на самом деле, что делать и кто виноват – эти извечные и простые вопросы задам руководителю Евгению Ищенко.

- Здравствуйте, Евгений!

- Наталья, здравствуйте.

- Для тех, кто не очень хорошо понимает, о чем сейчас пойдет речь, расскажите в нескольких словах, что такое «Клуб полезного действия»?

- «Клуб полезного действия» – это общественное объединение, которое работает в городе Благовещенске на базе АОДНТ уже больше трех лет. За это время в клубе прошло больше 800 мероприятий – это более 50 общественных организаций и разнообразные ситуационные мероприятия. Любой человек или представитель общественной организации бесплатно мог прийти к нам в клуб и провести свое мероприятие, начиная от любых творческих – квартирники, подвальники, концерты, научно-популярные встречи проектных групп, путешественников, дискуссионных клубов, исторических клубов. То есть в городе это был единственный бесплатный доступный общественный клуб, на базе которого происходило объединение вокруг наиболее крупных проектов, включая возможность проведения различных мероприятий.

- Вокруг себя вы консолидировали активных молодых людей, которые реализовывали свои проекты.

- Можно так сказать.

- Находились вы в Амурском областном Доме народного творчества, в подвальном помещении достаточно большом по площади.

- 464 квадратных метра.

- Три года вы находились там бесплатно, вам его не сдавали в аренду, а пустили с условием, что вы сделаете ремонт. Правильно?

- Три года назад Светлана Галиева, творческий человек, работающий тогда в администрации АОДНТ, обратилась лично ко мне с предложением. Сказала, что два года пустует заброшенное помещение, предложила там что-нибудь придумать, чтобы что-то проводить. Было предложено взять хотя бы несколько комнат. Фактически три года существовал уникальнейший формат – бесплатная доступная площадка, куда мог прийти любой человек, найти себя, найти друзей, запустить проект. Это было бесплатно.

- Что сейчас?

- Летом мы там не работали, холодно, температура там плюс пятнадцать. Начиная с октября из клуба без нашего ведома была вынесена вся мебель. Через несколько дней заехал зоопарк.

- Когда это было?

- В октябре, 15 или 16 числа. Мне на руки выдали предписание от нового руководства АОДНТ.

- В сентябре вы туда еще не заглядывали?

- Было холодно.

- А в октябре вы пришли, и вас попросили.

- Мне на руки выдали документ, где было написано, что теперь аренда за клуб, который был бесплатным, 96 тысяч. Если это нас не устраивает, 31 октября мы должны освободить помещение.

- К вам совершенно бесплатно приходили и общались люди, проводили свои акции или были какие-то коммерческие сборы?

- Никаких коммерческих сборов не было. У нас есть пара организаций, которые внутри своей группы, среди своих членов, собирают членские взносы. Мы туда не лезли, это не наше дело. Организация функционирует внутри себя, так же как стоимость мечей и кольчуги, например. Два года назад у нас проходила серия концертов, где стоял ящик для пожертвований, так называемый донат. Часть денег ушла на чай, а часть в качестве добровольных пожертвований была передана в АОДНТ. У них есть документ, подтверждающий это.

- Хочу уточнить, что «на чай», который пьют с плюшками, а не вознаграждение.

- У нас был большой электрический чайник, губернаторский стол.

- Не Александра Александровича?

- Нет.

- Это просто большой стол с зеленым сукном, который называется губернаторским.

- Весит почти тонну.

- На самом деле есть какие-то предположения, что там была коммерческая деятельность. Официально можете заявить: было это или нет?

- Никаких коммерческих мероприятий не проводилось.

- Деньги ни за что не брали с участников своих мероприятий?

- Нет, в этом весь смысл формата, что площадка бесплатная. В воркауте очень много ребят из неблагополучных семей, для них это единственная возможность заниматься спортом и быть частью крупных коллективов.

- Вы пришли в октябре – там появился зоопарк. Сейчас зоопарка нет?

- Сейчас зоопарк съехал, он пробыл там месяц.

- Какие-то клубы там остались и работают, какие-то ушли.

- Сейчас там находятся лучники.

- На каких основаниях?

- Всем было объявлено, что аренда будет платной. Руководство самостоятельно выходило на руководителей подразделений, лично с ними были совершены какие-то договоренности.

- А с вами? Хорошо, лучники остались, с ними договорились. Почему с вами не договорились?

- Не знаю.

- А вы пытались договориться?

- Конечно. Лучники тоже не могут платить, знаю, что они будут где-то выступать на каких-то мероприятиях. Наша фото-видео-студия будет снимать что-то. Я фактически представляю большое количество организаций, там близко нет никаких финансов. Плюс формат уникальный. В других городах, например, Хабаровске, Владивостоке несколько таких площадок, куда приходят люди, тратятся огромные деньги. Мне важно сохранить именно этот формат. Меня возмущает, что наши амурские чиновники не понимают саму ценность этого формата и бесплатный доступ любым общественным организациям. Это как ресурсный центр.

- Вы разговаривали с кем-нибудь из министерства культуры.

- Безусловно.

- Что говорят?

- Разговаривали с Домашенко Натальей Александровной. Остановились на снижении суммы аренды с 96 до 34 тысяч рублей.

- Это очень существенно.

- На фоне того, что раньше было ноль, а стало 34 тысячи.

- Ситуация изменилась за три года, в том числе и финансовая. Вы же понимали, когда заезжали, что это помещение вам дается не на всю жизнь, тем более в учреждении, которое само не очень на сегодняшний день способно выживать.

- Есть большое количество министерств, которые так или иначе имеют отношение к государственной молодежной политике. Есть задачи – развивать подобные центры. Задача для конкретного маленького АОДНТ, который по размеру не особо маленький, может быть, тяжеловата. Но в контексте всей молодежной политики – областной и на уровне правительства Амурской области, различных бюджетов – это задача простейшая. Здесь либо есть партнерство, и со стороны государства ответственные чиновники, понимая ценность этого дела, находят возможности, которые, безусловно, есть. Либо ставят перед фактом ребят, которые там все строили, делали, что все это было ошибкой.

- Почему? Вы же говорите, что три года работали и работали прекрасно.

- Да. Либо находится возможность, а это не сложно.

- Никто же не говорит, что это была ошибка.

- Давайте сравнивать не с 96 тысячами, а с нулем. Можно было назначить миллион, а потом сказать, что снизили до 33 тысяч.

- Я в данной ситуации никого не защищаю, просто пытаюсь на вещи смотреть реально. Смотрите ли вы на вещи реально?

- Этот вопрос мог решиться 15-минутным общением. Было две встречи с представителями четырех организаций. На первой меня не было в городе, а на вторую меня просто не позвали. Я по собственной инициативе общался с министром имущественных отношений Ховратом, выходил на министерство культуры с Домашенко Натальей Александровной, было две встречи. Там все прошло достаточно формально, мне сказали, что все по закону, по бумагам, и вообще нет доказательств, что мы что-то там делали, потому что нет необходимых отчетов.

- Здание АОДНТ – областная собственность, при самом плохом варианте съезжаете. Но вы же находитесь в городе, пытались ли каким-то образом решить этот вопрос с городским комитетом по делам молодежи, физической культуре и спорту? Либо с управлением, которое в структуре этого комитета?

- Будем последовательными. Если министерства, которые имеют отношение к государственной молодежной политике, окончательно принимают решение, что формате единственного бесплатного молодежного центра это делать не нужно, естественно, разбегаться мы не будем, а будем искать другие варианты.

- В чем проблема: вы хотите вернуть помещение или сохранить структуру?

- Зачем нам идти и строить что-то новое, искать, договариваться, переносить площадку, когда есть готовое?

- Кризис – это всегда положительный толчок к движению вперед. Может что-то стоит менять и поискать?

- Стоит поменять отношение правительства Амурской области, министерств и ведомств к подобным структурам, изменить взгляд на поддержку и усилить поддержку подобных центров. В Благовещенске Дом молодежи весь под коммерческой арендой, Дворец молодежи, в который было вложено несколько десятков миллионов для патриотического воспитания, передано министерству соцобслуживания.

- Вам на это могут сказать, что сейчас непростые времена.

- (смеётся). Потому что молодежь в Амурской области по остаточному принципу идет.

- Если вы останетесь в этом помещении, согласившись на аренду помещения, можете ли вы проводить какие-то свои мероприятия с минимальной оплатой, чтобы деньги шли на покрытие аренды? Вы потеряете людей или они поймут, что сложилась такая ситуация?

- Это уже будет коммерческий центр, появятся ограничения. Это другой формат. Я не думаю, что наша область отсталая или третьего сорта, не может себе позволить мизерные расходы на подобные центры. В Хабаровске и Владивостоке огромные центры. Этот вопрос с нашим клубом как лакмусовая бумажка показал вопиющую ситуацию в молодежной политике на самом нижайшем уровне.

- Какой у вас дальнейший алгоритм действий на сегодняшний день?

- Думаю, что мы вынесли на общественное обсуждение, сейчас привлечет внимание к ситуации Александра Александровича Козлова. Еще раз взглянут на ситуацию, и найдутся возможности. Мы со своей стороны очень настроены на конструктивный диалог. К сожалению, в 2,5 месяца я не увидел, что кто-то хочет решить ситуацию и сохранить центр.

- Спасибо. В студии был руководитель общественного молодежного центра «Клуб полезного действия» Евгений Ищенко. До свидания.

Просмотров всего: 386

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • pacificstrong

    pacificstrong
    5 дней назад

    Странный парень, "я хочу чтобы поняли". Да все хотят понимания. Кто то ушел из кто то остался. Лучники и фотостудия будут что то делать на мероприятиях, судя по всему имеется в зачет аренды. А остальные кружки и секции получается ничего не могут предложить тогда городу и жителям во время общегородских мероприятий, получается так. Что тогда там вообще делают? Какую цель преследуют. У нас никто не спрашивает планы и отчеты. Странная общественная организация или что там у него, где нет ни отчетов ничего. А вопрос тогда, видение руководителя, цель его работы тогда как то оформлена, вообще есть она?

    Сравнивать Благовещенск с Хабаровском или Владивостоком, все равно что Благовещенск и Константиновку. НУ тут понятно, бюджеты разные, да элементарное количество жителей не сопоставимое.

    Ведущая задает правильный вопрос:

    "Вы же понимали, когда заезжали, что это помещение вам дается не на всю жизнь, тем более в учреждении, которое само не очень на сегодняшний день способно выживать. "

    Ответ, который объясняет все: "- Есть большое количество министерств, которые так или иначе имеют отношение к государственной молодежной политике. Есть задачи – развивать подобные центры."

    Так и хочется сказать, Вася, ну задачи вообще разные бывают. У меня вот задача в спортзал с понедельника начать ходить. Но уже третий год не могу. Уже большое количество людей мне сказало - надо! И чего? Может дело в другом? Есть цель, вот и иди к ней. Обоснуй и доказывай. Я первый раз слышу про какой то клуб КПД.

  • ММС

    ММС
    5 дней назад

    Халявы мужичок хочет. Там в этом здании есть ансамбли и разные студии они почему то платят и не жалуются. Я так и не услышал внятного обоснования своей деятельности, её цели, задачи и планы. Все сказано общими фразами, жалобами, критикой во вне как это обычно делают неудачники или до приторности наивные люди.

  • СКР

    СКР
    4 дня назад

    А что Ищенко скромно помалкивает, что он на базе своего КПД делает мастер-классы по продвижению бизнеса в соцсетях и берет за это не меньше чем 20 000 руб/чел?

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь