17октября
Предыдущий материал Следующий материал
7 сентября 2017, 15:14 2

Наталья Овсийчук - автор документального фильма «Албазино. Вчера. Сегодня. Завтра?»

Наталья Овсийчук

Тема: есть ли перспективы у Албазина

Ведущий: Александр Ярошенко

Добрый вечер. Албазино – первое русское поселение на Амуре. Село с богатой историей и весьма туманным будущим. Недавно моя коллега, журналист Наталья Овсийчук, сняла телефильм об этом знаковом селе. Сегодня Наталья – гостья нашей студии, и мы поговорим с ней о жизни.

Здравствуйте, Наташ.

– Добрый вечер.

– Давай на ты и по имени, как всегда у нас это принято с тобой.

– Конечно, конечно.

– Скажи, пожалуйста, почему ты решила взяться за эту работу, сделать фильм про Албазино?

– Немножко предыстории. Мы туда попали с моим коллегой оператором Андреем Молевым, когда было перезахоронение останков казаков, которые там погибли. Если я не ошибаюсь, это было в сентябре 2015 года. И меня, конечно, очень впечатлило то, что там происходило. Впечатлила история этого села. Но больше всего, знаешь, было какое-то ощущение, как будто какой-то всенародный праздник в селе в этот день. Праздник от того, что собрались гости, от того что приехало очень высокое начальство…

– Внимание.

– …Внимание к ним, да. В то же время, конечно, это и грустно от того, что все-таки это церемония похорон. Получилось вернуться уже через год в 2016 году. Опять же, с Андреем мы поехали, нас пригласил музей на «Дорохинские чтения» – это совершенно чудесное мероприятие. Это день когда вспоминают основательницу музея…

– Агриппину Дорохину.

-…албазинского музея, да Агриппину Николаевну Дорохину. И там собираются чудесные люди на этих «Дорохинсих чтениях», туда приезжают краеведы, поэты, художники, писатели, и они говорят об истории села.

– Наташ, я посмотрел твой фильм. Так, между нами говоря, ты глубоко и основательно покопала как журналист. Какое послевкусие осталось от этой работы?

– Такая тихая грусть. На самом деле, не очень глубоко и основательно мы копали, потому что было всего полноценных съемочных дня четыре. Когда приехали в 2016 году на «Дорохинские чтения», мы четыре дня там и работали. Что мы успели снять, то успели.

– А почему грусть осталась?

– Грустно потому что, наверное, когда я ехала туда в 2016 году, мне казалось, что это же такое село, там перспективы. Пока мы снимали, я у всех спрашивала: а вот если бы сюда пришли туристы, были бы эти автобусы туристические, Нью-Васюки такие, что бы это было для села? Все говорили: «Хорошо». А что для этого нужно сделать? И вот тут начинались препоны: потому что село далеко, потому что дорога тяжелая, потому что дорогу нужно сделать, потому что инфраструктура нужна. Об этом, собственно, и фильм. О том, что там сегодня, и будет ли у этого села «завтра». И очень хорошо, что прошел год со времен съемок и монтажа. Этот год мне нужен был для того, чтобы переосмыслить и понять то, что, в общем-то, там происходит.

– Знак вопроса после слова «завтра».

– А вот этот знак вопроса, он и говорит о том - а будет ли «завтра», и что говорят об этом сами жители.

– Наташ, ты взрослый человек, ты не первый день в профессии. Почему, Джалинда рядом, там не знаю, сколько километров, там труба нефтяная в Китай идет, диаметр ее выше моего роста. А Албазино - как не было дороги, как не было устойчивой связи, как привозили хлеб, как привозили воду в бочках, так все и продолжается.

– С водой вообще проблема очень интересная.

– На Амуре живут без воды.

– Воды хорошей там, в селе, нет. Там, видимо, что-то с колодцами. Никак – вот воду, действительно, как привозили, так и привозят. По поводу дороги могу сказать, что в этом году мы приехали по относительно хорошей дороге. Мы доехали быстрее. Дорогу делают. Я думаю, что ее уже сделали. Мы были в июне месяце, я думаю, что дорогу от Сковородина до Албазина сделали. Другое дело, что там пограничный пост и очень сложно туда попасть. Тоже об этом в фильме говорили.

– Пограничный режим, пропускная система.

– Это, на самом деле, не так сложно. Просто нужно заранее оформлять пропуск, только и всего.

– Отладить механизм нужно.

– Отладить механизм можно, туда ездят туристические группы. Приезжают люди туда полюбоваться этими красотами, поесть шашлыка, покупаться в реке, там есть спуск, там все нормально. Ну, там нет такого желания, может, самих жителей, они все время ждут чего-то.

– Что кто-то приедет и сделает.

– Да, кто-то приедет и сделает. При всей моей к ним любви и огромном уважении, там потрясающие, там очень добрые люди, там очень хороший директор школы, действительно болеющий, и они все понимают. Она сама говорит: нам надо навести порядок, нам нужно, чтобы село было красивым, но при этом мы приезжаем из года в год и где была лужа на детской площадке, она там и есть. Я жителей спрашиваю, смотрите вот у вас лужа, может, стоит ее засыпать? Он говорит: да, лужа, ой, а мы привыкли. Там есть хорошие дома, добротные, но их можно по пальцам пересчитать. И там масса заброшенных домов. Хотите, что называется, приезжайте, живите.

– Просто бегство какое-то людей оттуда.

– Уезжает молодежь, конечно, они уезжают в город, конечно, они уезжают за лучшей жизнью и не возвращаются.

– Скажите, какие-то были человеческие открытия, может быть, для тебя? Ты очень правильно сделала свою работу, через людей показала жизнь на мой взгляд.

– Нет, ну, конечно, эта первозданность, это сохранение душевности, школа, эта старенькая советская школа с этими октябрятами на фасаде. Там вечно меняется дизайн у них. Дизайн у них перед школой меняется, но у них сидит человек читающий, вот там есть такая скульптурка. Конечно, школа и дети. Мы не общались, к сожалению, вот у нас там Андрей Молев, он соавтор фильма и Егор Крючков – монтажер, это полноценные соавторы фильма, это команда у нас такая. Вот он там снимал мальчика, который удил рыбу, там действительно было очень дождливо.

– Да-да-да. В сапогах он там ходил по колено в воде…

– …И Андрей, пока я сидела на «Дорохинских чтениях», корреспондентскую работу выполнял, он брал интервью у мальчика, который этими вилами…

– …рассказывал, как эту рыбу ловить.

– Да-да, они мужички такие, они с детства мужички, они взрослые. Я думаю, что почти все дети там такие в селе. И я думаю, что они очень приспособлены к жизни, на самом деле, оттуда выходят, благодаря вот этому воспитанию, трудовому в том числе.

– Деревенские дети - они как-то крепче на земле стоят.

– И эти чудесные, настоящие люди, которые смогли уехать, учиться дальше, будут потом основой экономики уже городов, к сожалению, но не села.

– Их города примут, этих мужичков?

– Их примут, вот мужичков примут, вот этого, который с вилами ходил, там его точно примут. Когда я ездила, я же возила этот фильм в этом году и показывала его героям, тем, кто там у меня…

– И какая реакция?

– Они сказали: ну да, всю правду сказали, но им было очень грустно, они посмотрели все со стороны.

– Себя увидели со стороны.

– Да, и они говорят, что мы да, сказали правду, мы немножко, ну инертность, инфантильность эта, как-то так.

– Вот смотри вопрос, как бы, не к тебе, но мне интересно твое мнение. Вот ради чего защитники Албазина много лет назад совершили свой подвиг героический, умирали от голода, болезней, вражеских пуль, ради того, чтобы спустя столетия вода была привозная? Чтобы не было связи телефонной нормальной?

– Чтобы там была Россия. Вот как бы это пафосно не звучало. Я вот сегодня, кстати, об этом думала

– А Албазино нужно России, Государству Российскому?

– Вот у нас земли нужны, люди – не знаю…

– Хороший ответ. Повторюсь, что у тебя работа сделана через людей и сегодня, на мой взгляд, в нашей профессии замечательной человека все меньше и меньше. Как-то вот он «не формат». Клиповое мышление какое-то придумали. Говорят, что уже большие фильмы не смотрят…

– Не смотрят.

– Думаешь, не смотрят?

– Хочется, чтобы увидели, чтобы узнали, чтобы, может быть, нашли время съездить туда, потому что действительно, если это село уйдет там через десять, туда просто некуда будет ехать. А там потрясающий музейный комплекс, в десяти минутах программы об этом не скажешь, но это все в фильме есть, там ввалены огромные деньги туда для создания этого мультимедийного оборудования, для того, что там в музее. То есть историю там знают и историю там ценят. Там люди готовы встречать гостей.

– Но прикасаются к той истории три сестры и дядя Ваня.

– Ну школьники ездят, сковородинцы ездят, какие-то ездят, может, компании крупные и так далее. А вот по поводу того, нужно ли оно России – это все очень сложно, это тоже было в истории села. Когда из пятисот человек, там осталось 66 в живых, они такую осаду выдержали, там две с половиной тысячи неприятелей было, а потом им сказали о подписании Нерчинского договора, вы сматывайтесь и уходите оттуда, сжигайте все, что вы защищали, все, где вы кровью полегли. Стратегически, это было, наверное, верно в интересах государства, а по-человечески это было ужасно. К сожалению, так.

– Понятно.

Это были «Простые вопросы» для моей коллеги, журналиста Натальи Овсийчук. Мы говорили о первом русском поселении на Амуре, селе Албазино, о его шикарном прошлом и, к сожалению, туманном будущем. Всем добра и здоровья, берегите себя и живите, пожалуйста, долго. До свидания.

– До свидания.

Просмотров всего: 188

распечатать

Фотогалерея
  • full

    full
    1 месяц назад

    А вот странный вопрос - мальчик, который вилами ловит рыбу - не браконьер?

  • Сентябрь

    Сентябрь
    1 месяц назад

    А на ю-тубе можно будет посмотреть фильм?

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь