20сентября
Предыдущий материал Следующий материал
17 июля 2017, 14:44 0

Ирина Гриценко - бабушка Арсения Реснянского

Ирина Гриценко

Тема: сбор средств на трансплантацию кишечника Арсению

Ведущий: Александр Ярошенко

Добрый вечер! Драма маленького Арсения Реснянского из амурского райцентра Константиновка заставляет вздрогнуть очень многих даже в наше бесконечно высушенное цинизмом время. Пятимесячный ребенок после операции по удалению аппендицита уже на протяжении трёх лет практически находится в больничной палате корейской клиники. Операцию ему сделали амурские врачи, спасают мальчика врачи из Южной Кореи. Так сложилась жизнь. Сегодня гостья нашей студии бабушка маленького страдальца Ирина Гриценко.

- Ирина Анатольевна, здравствуйте!

- Добрый день.

- Расскажите тезисно хронику драмы Арсения.

- В пять месяцев, по словам медиков, Арсению удалили гангренозный аппендицит. Это очень редкое заболевание. После первой операции развился сильнейший сепсис. После этого, естественно, пришлось делать ещё операцию, и ещё, и ещё. В общей сложности сделали семь операций в Амурской области.

- В Амурской областной детской больнице.

- Да, в хирургическом отделении. Месяц он пролежал в реанимации, месяц – в палате. Этот месяц дал понять, что ребёнок начинает угасать. Нам рекомендовали лечение за границей.

- Что наши врачи говорили вам, когда ребёнок стал угасать?

- Думаю, они не видели выхода. Заболевание очень редкое. Много вопросов необходимо было решить, в том числе и с кормлением, потому что питание внутривенное. Препараты заказывали и в Москве, и в Германии, которые мы покупали на тот момент.

- Наша амурская медицина была не готова к такой патологии, к такому развитию событий.

- Да, не готова.

- Вы принимаете решение уехать на лечение в Южную Корею.

- Да, мы сделали запрос в Израиль, Германию и Южную Корею.

- Сколько мальчишка всего перенёс операций?

- Уже более 20 операций, если говорить более точно – 23.

- 23 операции – дальше что? Что осталось от кишечника?

- От кишечника (тонкого) осталось меньше 40 %, конечно, задет толстый кишечник. Сепсис был и второй раз, уже в Корее. Специалисты поймут, что это такое. Сепсис начинает поражать кровь, внутренние органы.

- Организм сильно страдает, начинает погибать.

- Нефункционально работает.

- Как сегодня живёт ребёнок, у которого нет половины кишечника?

- Очень трудно живёт. Маленький ребёнок – боец. Я горжусь и дочкой, и внуком, они борются за жизнь. Ребёнок полностью находится на внутривенном питании. 17 часов в сутки он получает внутривенное питание, благодаря которому он держится. Потому что пища, которая попадает через рот, не усваивается. Поэтому ребёнок зависим, вне больницы жить не может, к великому сожалению.

- У нас есть видео из Южной Кореи, небольшой монолог мамы Арсения. Мы сейчас его посмотрим.

«Ребенок не знает, что в мире есть кошки, собаки, что есть качели, что можно многое делать, что делают другие детки, а Сенечка этого не знает. Сейчас мы гулять не можем, так как нам капают больше различных питательных веществ; стойку тяжело катать со всеми аппаратами. Поэтому будем пока сидеть в палате, смотреть в окошко, что в принципе мы и делаем на протяжении почти трёх лет».

- Сколько стоит лечение? Сколько денег вы уже заплатили?

- Уже ушло порядка 500 тысяч долларов.

- Что вы продали? Кто вам помог? Это космос, а не сумма.

- Поначалу я вообще не знала, что мы будем делать. Но благодаря миру, людям – нам помогают. Мы продали всю недвижимость: квартиру дочери, квартиру старого дедушки – моего отца и нашу с мужем квартиру, на которую всю жизнь работали, мы уже сейчас пенсионеры, тоже заложили банку на продажу.

- У вас кредиты.

- У нас миллионные кредиты, своего жилья у нас нет.

- Люди вам помогают?

- Люди нам помогают, со всего мира помогают.

- Знаю, что у Арсения есть брат-близнец.

- Артемий.

- Мальчишка практически три года не видел мать?

- Не практически – он её не видит и не знает.

- Она всё время в Корее.

- Она всё время в Корее. Показываем фотографии, говорим, что это мама, а я – бабушка, чтобы он знал. Конечно, показываем брата. Он его воспринимает, слушает. Это близнецы…

- Они очень чувствуют друг друга.

- Делают одно и то же. У них похожие движения, голос.

- Генетика мощнейшая.

- Да.

- Выход из этой ситуации есть?

- Да, мы каждый раз с надеждой. Последняя операция была проведена в феврале, было закрытие всех стом. У него было семь илеостом и одна колостома. Уже закрыли все стомы, подвели к прямой кишке. Думали, уже возрадуемся, конец нашим мучениям. Но, к сожалению, произошёл прорыв, и не там, где зашивали. Пришлось вытащить стому назад и, конечно, удалить ещё часть кишечника.

- Кишечник настолько уже пострадал.

- Не только кишечник: пострадали кожа и мышцы. Нам нужно делать не только трансплантацию тонкого кишечника, но ещё и части брюшной полости. Кожа у человека нарастает, а мышцы на животе, к сожалению, нет. Мы бы отдали и свои органы, но это невозможно.

- Это реальная операция?

- В мире, по статистике, первой идёт Америка, за ней – Германия и Израиль. За год в Америке проходит 800 операций по трансплантации кишечника. Но Америка для нас не подъёмна, сумма в полтора раза больше.

- Что говорит родная российская медицина? Вы куда-то обращались?

- Обязательно.

- Квоты? Что вам говорят?

- Нам предоставят одну квоту, разово. Сразу, к сожалению, российская медицина не откликнулась, нашего ребёнка не брали.

- Они не делают такое?

- Нет.

- Это им не по плечу?

- Последние пять лет в Москве есть два профессора, которые начали практиковать экспериментально.

- Понятно.

- Какая мать отдаст своего ребёнка на эксперимент?

- Хочется идти туда, где конвейер, где набита рука.

- Где профессионализм на высшем уровне.

- Материальная поддержка есть от государства? Теоретически она может быть?

- Не знаю, я уже везде обращалась, даже в кабинет к Путину.

- Прямо в кабинет?

- Да.

- Как вы туда попали?

- Есть специальный сайт по вопросам здравоохранения. Мы обратились.

- Там отвечал Иван Иванович, клерк, пятый лебедь справа. Путин понятия не имеет о вашем обращении.

- Да, представитель. Он сказал, что они связались с Южной Кореей, что у нас всё стабилизировалось. На тот момент нас уже фонды начали поддерживать, и состояние здоровья Сенечки было удовлетворительное. Поэтому они сказали, что предлагают нам альтернативу лечения в России.

- Экспериментальное.

- Да. Мы не имеем права принять это решение, потому что уже столько бьёмся за жизнь Арсения.

- Какая сумма нужна, чтобы спасти мальчишку?

- Сумма очень огромная – 610 тысяч долларов, в эту сумму входит долг за лечение.

- Это космос!

- Да, это космос.

- Вы верите, что соберёте эту сумму?

- Я в чудеса не верю, в чудо – да. Нам уже люди помогли собрать огромные, просто бешеные деньги. Всё-таки есть люди добрые и люди, у которых есть деньги. Тяжело назад возвращаться. Хочется идти только вперед, потому что вера, надежда никогда не покинут наши сердца. Я очень надеюсь и верю, что люди нам помогут.

- Как говорил Василий Макарович Шукшин, люди, милые люди, здравствуйте! Не болейте и прошу вас помогите подарить шанс на жизнь маленькому страдальцу по имени Арсений. Мы не обеднеем, если отправим по 100, 200, 500 и даже тысяче рублей. Мы не обеднеем и не пропадём, а мальчишке подарим жизнь. Номер карты 4276 0300 1157 4643 и другие реквизиты известны, обращайтесь к нам в редакцию, мы обязательно вам подскажем, поможем. Желаем мальчику выкарабкаться и жить, а родителям и родственникам – стойкости и земной поклон за то, что они так бьются за своего ребёнка. Всем добра и здоровья, берегите себя и живите, пожалуйста, долго. До свидания.

Просмотров всего: 200

распечатать

Фотогалерея