17декабря
Предыдущий материал Следующий материал
12 декабря 2007 0

Джон Мостославский - создатель частного музея

Джон Мостославский

Ведущий: Павел Савинкин

!Коллекционирование насчитывает столько же лет, сколько само человечество. Общеизвестен факт находки археологами стоянки древнего человека, на которой нашли самые разномастные каменные наконечники для стрел. Оказывается, первобытный человек тоже коллекционировал. !Сегодня у нас в гостях создатель частного музея Джон МОСТОСЛАВСКИЙ. - Джон Григорьевич, а не шпион ли вы? Уж больно имя у вас заокеанское… - Именем Джон меня нарекли родители. У меня сестра Лаура, я - Джон, Михаил. Родители всегда как-то соприкасались с искусством. Может быть, они на будущее смотрели, что рано или поздно я выйду на профессиональную сцену, что и случилось со мной. -- С чего началась ваша коллекция? Что является основным предметом вашего коллекционирования, и сколько единиц хранения в вашем музее, если вы помните? - Я всегда говорю о том, что это приходит с молоком матери. В детстве я видел в доме в серванте фигурки, коряжки. Мать у меня тоже все время чего-то собирала. Вот это у меня запечатлелось. Может быть, увлечение родилось под влиянием этого. Я не знаю, что мной руководило, но у меня старое на новое. Если вы увидите, на какой кровати я сплю, вы будете долго-долго смеяться. У меня кровать конца XIX века, с ангелами по бокам. Я еще хотел пришить рюшки. Но когда я сказал, что хочу пришить рюшки, жена от меня ушла. Сказала, что ненормальный. Говорит, ты с девяти лет ненормальный, ты всегда что-то собираешь. -- Вы проживаете в Ярославле. Именно там находится ваш музей, который входит в культурный комплекс «Золотое кольцо». Чтобы стать своеобразным лицом России, вашу коллекцию должно оценить государство, его историки, культурологи. - Для того чтобы серьезно заниматься музейным делом, я, когда появилась возможность, свою коллекцию обнародовал. До этого меня считали одиозным человеком, за что я в свое время пострадал. Я собирал и прятал у родных, близких и знакомых. Прятал, и благодаря этому до сегодняшнего дня донес уникальную коллекцию, которая входит в Государственные фонды Министерства культуры Российской Федерации. Не скажу, что я ас, все знаю. Все знать невозможно. Я приглашал профессионалов из наших музеев, специалистов, которые давали оценку фарфору, моим утюгам, фонотеке, которая насчитывает 15 тысяч пластинок, часам, музыкальным инструментам, самоварам. [quote]Музей должен быть живым[/quote]-- Часы тикают? - Да. Мой музей отличается от всех музеев, даже зарубежных. У меня все часы идут. А если спросите, сколько у меня часов, я затруднюсь ответить. У меня в каждом зале часы, а у меня три музея, и еще в запаснике много часов, и тоже они идут. Сейчас я буду восстанавливать каретный ряд, там тоже будут часы. Я часы люблю. Почему, не знаю. Они все показывают разное время. Так я задумал. На протяжении всей экскурсии, когда она идет, бьют то одни, то вторые, и посетители оглядываются, как в том лесу. Музей должен быть живым. -- У каждого музея должен быть высококвалифицированный хранитель – этакий своеобразный научно-исследовательский институт. Ведь каждый экспонат – это предмет исследования. Есть у вас такие хранители? - У меня работает семь научных сотрудников. Это девушки, которые окончили факультет музеологии. У нас есть специальный факультет в университете. Но, к сожалению, девушки плохо удерживаются. Они работают, потом уходят торговать помидорами на рынок. -- Зарплата не устраивает? - У меня зарплата в два-три раза больше, чем в государственных музеях. -- Но в два-три раза меньше, чем у продавцов помидоров. - Да. А потом, их учат не тому, что нужно делать. И когда говоришь, что нужно пройти утром тряпочкой по экспонатам, хотя это делает и уборщица, то быть хозяюшкой – это от рождения. Мама учит девушку мыть полы, убирать, но молодежь сегодня совершенно другая. -- В прошлом году нашумела история о кражах в Эрмитаже, после чего – сугубо в рамках кампании – проверили музеи на местах. Оказалось, воруют. Как на эту тему обстоят дела в вашем музее? Ведь соблазнов много, а понимающий человек слаб. - Скажу, что у меня открытые фонды, то есть можно пощупать, потрогать. Я даже в конце экскурсии говорю: «Я очень хочу, чтобы вы что-то потрогали. Оставьте частицу своего тепла у меня в музее». В связи с тем, что все, что находится у меня в музее, входит в Государственные фонды Министерства культуры Российской Федерации, губернатор принял решение наряду с государственными охранять и мой музей круглосуточной вооруженной охраной. Один наблюдает с помощью экрана телевизора, другой отслеживает, что происходит в музее. Помимо этого у меня работают научные сотрудники, которые также посматривают. Не было случая кражи. А крадут в основном свои. Я слышал, у вас украли какую-то чугунную фигуру. Но ведь сам у себя не украдешь, значит, украл кто-то свой. Чужой побоится вытащить такую громадину. Да ее никак и не вытащить, а тем более что у вас там охранник сидит. Как показывает опыт в Санкт-Петербурге, крали-то свои. А свои – три сына. Они же не будут красть у себя. -- Пушкинский музей известен своими «Декабрьскими вечерами». Название условное – великие музыканты играют не только зимой. Насколько я знаю, ваш музей – это тоже своеобразный концертный зал. - У меня пылился орган. Я думал, что вот там, в углу, будет стоять орган, а я только чуть-чуть, согласовав, подниму потолки. А в Ярославле у нас проблема. Если это памятник архитектуры, шаг влево, шаг вправо – все, предал культуру России. Поэтому я согласовал и поставил орган. Мне говорили, что не будут ходить. Но вот уже 14 декабря у меня будет концерт. Приезжают самые именитые органисты, не только России, но и зарубежные органисты. Великолепная акустика, великолепное звучание органа. И они приезжают и устраивают безгонорарный концерт – только бы поиграть на органе. На концерт собирается благодарный слушатель, интеллигенция. [quote]Частная коллекция – это, скорее всего, крик души. Большое счастье делиться радостью[/quote]-- Частная коллекция – это удовлетворение личных амбиций или это вклад в культуру страны? - Меня часто спрашивают: «Ты такой патриот?» Нет. Скорее всего, это как крик души. Большое счастье делиться радостью. -- Царская Россия известна своими частными собраниями, дарованными народу. Не собираетесь ли вы пойти по стопам Третьякова? Сейчас говорят: «Пойдем в Третьяковку», а будут говорить: «Пойдем в Мостославку». - Даже трудно сегодня объяснить то, что происходило раньше! Ведь раньше разрешалось приобретать музейным экспедициям. Я собирал. Мне как-то в уголовном розыске нашего УВД показали журнал. Где меня фотографировали, я не знаю, но фотографии разных ракурсов и написано: «Родился на Дальнем Востоке». Хорошо, что не на Ближнем. А также: «Еврей, профессиональный иллюзионист. Опасен. Склонен к приобретению антиквариата». Представляете, какое время! Из того времени вынести то, что я собрал, немыслимо. Сегодня вряд ли кому удастся. Я бы хотел, чтобы кто-то открыл музей в Благовещенске, Ростове-на-Дону. Но я уверен, что этого никто не сделает, потому что лучше построить торговый центр. Не знаешь, что движет этими людьми, ведь жизнь короткая, а музей вечен. Объявив себя музеем, нельзя предать себя, продать душу. В принципе если я продам, могу поселиться рядом с Гусинским на берегу Красного, Черного моря. Да и за рубежом я бываю: в Америке, Израиле, Испании, Португалии. Я могу уехать, если продам свою усадьбу. Вы даже не представляете, сколько стоит моя усадьба! А зачем? Мне гармонично жить там, где я живу. -- Спасибо. Дай бог, чтобы ваша жизнь продолжалась еще не десять и пятнадцать, как вы говорите, а хотя бы 50 лет. Живите так, чтобы вокруг вас было так же тепло. !У нас в гостях был Джон Мостославский, создатель частного музея.

Просмотров всего: 120

распечатать

Фотогалерея