26марта
Предыдущий материал Следующий материал
25 декабря 2018, 10:07 0

Создатель проекта Ольга Алексакова: облик храма на «Золотой миле» должны определять прихожане в диалоге с городом

Создатель проекта Ольга  Алексакова: облик храма на «Золотой миле» должны определять прихожане в диалоге с городом

Екатерина Кузьмина: Мы поговорим о том, что в скором будущем ждет Благовещенск и чего ждут жители – это ремонт, реконструкция площади и «Золотая миля». Поговорим с создателем этого проекта с Ольгой Алексаковой, партнером BuroMoscow. Ольга Алексакова находится в Москве, мы установили с ней связь по телефону. Представители, архитекторы из Москвы создавали проект реконструкции площади в Благовещенске. Изучали вы предварительно архитектурный ландшафтный облик города, чтобы вписать в него эту обновленную площадь, намывную территорию?

Ольга Алексакова: Конечно. Каждый раз, когда мы работаем в новом городе, мы подробно изучаем городской ландшафт и смотрим, поскольку то, что мы предлагаем, должно органично вписываться в город.

Е.К.: То есть Благовещенск вы изучали. А каким образом? Вы приезжали сюда или какие-то другие способы для этого есть?

О.А.: К сожалению, конкурс делался довольно быстро, и мы не успели в этот раз съездить в Благовещенск. Но мы изучаем город, изучаем городскую структуру, мы смотрим социальные сети, мы разговариваем с людьми, которые живут и изучаем, как город работает. И как это конкретное место, где мы проектируем, работает.

Е.К.: Тот проект, который получился в итоге, как вы считаете, насколько он гармонично будет смотреться?

О.А.: Поскольку мы его авторы, то считаем, что он будет смотреться гармонично. Проект и сам Благовещенск очень интересный, потому что редкая ситуация, чтобы в городе с такой четкой квартальной структурой появился такой большой новый кусок на реке. Это для города большая возможность, большой шанс сделать, с одной стороны, что-то выдающееся, а с другой – органичное.

Е.К.: Отойти от этой четкой квартальной структуры хоть где-то, хоть чуть-чуть.

Е.К.: Мы очень верим в четкую квартальную структуру и считаем, что для города это большой шанс, потому что есть города, где проводилось такое исследование. И есть города, в которых этой структуры нет. И это вещь, которую очень сложно восстановить, и такая база развития города, которая дает все шансы сделать город живым. Например, есть Воронеж, который вытянут вдоль реки. Или есть Владивосток, где такие улицы лежат по рельефу тоже, и вот эта вытянутая структура препятствует тому, чтобы у города был четко выраженный центр. Вытянутость, линейность препятствует тому, чтобы город постепенно становился живым. Поэтому очень важно эту структуру в Благовещенске всячески беречь, работать с улицами, работать с этой структурой, со связью, что очень важно для этих прямых улиц, которые выходят в реке. Река – это главная ценность города. Если сейчас смотреть, то существует линия набережной, но при этом сам город с рекой не очень связан, потому что кроме красоты линий реки нет ничего, чтобы людей туда привлекало.

Е.К.: Действительно, у нас город очень удобный, и все это отмечают. Какие-то сложности существуют при проектировании такого объекта на территории Благовещенска? Или для вас никаких проблем не возникло?

О.А.: Объективно сложностей, на наш взгляд, две. Это масштаб освоения – очень большая территория. Если мы смотрим на кусок проектирования между улицей Ленина и Амуром, то эта территория сравнима с парком Зарядье. Очень часто – это еще традиция советского проектирования, – что все проектируются сверху в плане, и часто даже сами проектировщики не понимают, насколько эти территории огромны. Зарядье – такой проект знаковый, очень дорогой, сделанный в центре Москвы, который не только очень много стоил, но еще и очень дорог в содержании, в поддержании его. Это ложится на городской бюджет огромной суммой. Понятно, что Москва может себе его позволить, потому что это проект рядом с Кремлем. Но такие большие проекты не все города себе могут позволить, поэтому нужно средства использовать минимальные и следить за тем, чтобы решения были долговечными, чтобы это предложение не ложилось бременем на городской бюджет.

Е.К.: Если уж мы заговорили о средствах, то во сколько же все-таки обойдется воплощение этого проекта в жизнь? Ориентировочно хотя бы.

О.А.: Здесь нужно, чтобы история была с другой стороны: чтобы город сказал, сколько он может потратить, а проектировщик в этот бюджет уложился. Поэтому у нас есть пока концепция проекта, никаких сверхдорогих особенных решений нет. Если посмотреть на все четыре предложения, то они, на мой взгляд, все в равной ценовой категории благоустройства. Благоустройство, в принципе, – это очень гибкая вещь, его можно сделать очень дорого, можно сделать довольно бюджетно. Например, Зарядье делали в очень сжатые сроки, и там очень дорогие проектировщики, очень высокий уровень самого проекта, это было 13 миллиардов. На наш взгляд, проект в Благовещенске должен в миллиард уложиться, но это опять вопрос не к проектировщикам. Сначала город должен сформировать бюджет, потом проектировщики должны уже на следующий стадии сказать, как они в этот бюджет уложатся.

Е.К.: То есть это миллиард вместе с «Золотой милей»?

О.А.: Это приблизительный бюджет на данный момент.

Е.К.: Соответственно, если будет затягиваться реализация проекта, то все это может подорожать, потому что никто не отменял повышение цен. И окончательной суммы, конечно, мы пока не назовем. Скажите, если бы нашлись деньги на один из предложенных вами объектов, какой из них вы выбрали бы для воплощения в жизнь?

О.А.: Мы бы начали с площади Ленина. Мы бы начали с того участка, который лежит внутри города, потому что мы знаем, что даже небольшими проектами, небольшими средствами можно намного поднять качество города. У нас пример с Триумфальной площадью в Москве: она по размеру, наверное, схожа с площадью Ленина, может быть, чуть-чуть больше. Там заменили покрытие, уменьшили масштаб, появились деревья, и сразу объект жители полюбили, стали его использовать, и эти изменения для нас были совершенно потрясающим. Поэтому нам кажется, что нужно двигаться, наверное, небольшими осмысленными шагами, чтобы на небольших примерах показывать, как в общем простые решения меняют атмосферу и меняют качество города.

Е.К.: В Благовещенске всегда с благодарностью принимают все новые благоустроенные места, новые территории. И площадь Ленина всегда была таким местом, где люди собирались, особенно летом. Наверное, если она будет выглядеть по-другому и будет более функциональной и современной, то это будет здорово. Если мы перейдем на «Золотую милю» и тот самый храм, который планируется построить, как вы считаете, вписывается ли он в облик планируемой территории с учетом ваших предложений?

О.А.: Первое, на наш взгляд, облик храма должны определять прихожане в диалоге с городом, потому что это объект, который принадлежит в первую очередь им. И в диалоге с городом нужно договориться, как бы город хотел, чтобы этот храм выглядел. Второе: само расположение на набережной – типологически это такая новая вещь, потому что исторически храмы располагались либо в потрясающе красивом ландшафте в каком-то месте, либо в городе как часть городской структуры. Храм на набережной – это вещь новая. Многие города сейчас с этим работают, в Екатеринбурге дискуссия идет на эту тему. С архитектурной и градостроительной точки зрения нам кажется, что храм может быть и внутри городской структуры. Его облик опять же определят община и прихожане.

Е.К.: У нас этот вопрос тоже широко обсуждается, общественность разделилась на два лагеря. Одни считают, что храм обязательно нужен. Другие считают, что не нужен. Но есть такое мнение, что храм на «Миле» уместен, только если он будет архитектурным шедевром, а не классическим православным строением, то есть не таким четко культовым местом. Как вы считаете?

О.А.: Мы всегда за новое в архитектуре. Если Благовещенску удастся построить архитектурный шедевр, то решение поддерживаю всячески.

Е.К.: Можете что-то сказать о работе конкурентов? Можете назвать самые интересные, на ваш взгляд, объекты, предложенные другими компаниями, которые участвовали в конкурсе?

О.А.: Это не совсем этично комментировать работы коллег. Мы очень часто видим – я член жюри многих конкурсов, которые проводятся в России, – что зачастую превалирует советская традиция: многие предложения выглядят, как Парк Победы. Когда есть формальный жест, который читается сверху генплана или с дрона, но при этом очень часто отсутствует функциональное наполнение. Непонятно, что люди там будут делать, какую форму это имеет, зачем люди в этот парк придут, кроме того, что будут там просто гулять по дугообразным дорожкам.

Е.К.: Есть ли какие-то элементы или идеи, которые категорически в облик нашего города не впишутся из того, что сейчас модно? Что делают в других городах?

О.А.: Общая тенденция – делать меньше, но лучше. Мы очень часто видим, даже в московских проектах благоустройства, такое замусоривание большим количеством элементов. Но плюс в том, что в ландшафтном проектировании это небольшие элементы, которые со временем могут быть заменены, как бы большого вреда городу они не наносят, но в целом лучше сделать меньше, качественнее. Эти детали, на самом деле, очень сильно влияют на человека. На наше восприятие элементарно влияет, как сделаны скамейки, как сделаны урны, как сделано приствольное оформление деревьев. Все это совершенно четко создает ощущение качества и ощущение комфорта. Это люди видят, чувствуют и, надо сказать, ведут себя в пространстве именно так, как это пространство предполагает. Если вы сделаете неаккуратно мощение или сделаете так, что вещи будут выглядеть, как временные, то люди будут относиться к ним, как ко временным. Мы много раз через это проходили. Если вы делаете вещи качественно и, по ощущениям, – надолго, то люди к этому так и относятся и ведут себя в этих пространствах по-другому. Это однозначный вывод нашей многолетней практики.

Е.К.: Сейчас очень модно выделять какие-то места, иногда даже довольно-таки обширные территории под какую-то городскую скульптуру, скульптурный ансамбль. Как вы считаете, городская скульптура сегодня уместна? Каковые пределы ее использования в масштабах Благовещенска?

О.А.: Городской скульптуры должно быть немного. Мы в нашем проекте нашли ей место в парке, мы увеличили площадь парка, мы отзеркалили его вдоль улицы Краснофлотской. Потому что нам тоже казалось, что площадь «Золотой мили» очень большая, и хорошо было бы сделать ее чуть больше за счет увеличения именно парковой зоны. Потому что есть большая разница между парками и цветниками, потому что парк – это вещь, которая живет сама по себе и не требует такого большого ухода. В ней есть деревья, которые растут много лет, в отличие от цветников. Если даже посадить многолетние растения, все равно нужно постоянно поддерживать. На самом деле на все эти вещи, связанные с благоустройством, нужна еще и управляющая городская компания, которая будет поддерживать парк в приличном состоянии.

Е.К.: Да, создать это одно, поддерживать – это совсем другое. И это очень важно.

О. А.: Для городской скульптуры Благовещенска мы нашли место в парке – там она будет смотреться очень органично.

Е.К.: В целом органичен ли архитектурный и ландшафтный облик города Благовещенска? Как архитектор скажите, чего у нас не хватает, а чего с избытком? Что нам нужно для того, чтобы стать идеальным городом?

О.А.: Вы практически идеальный город. У вас все есть: есть сетка, есть река, но нам кажется, что важно сделать улицы, потому что у вас много разных красивых зданий, а земля это то, что связывает городскую ткань между собой. Если сделать хорошие улицы с хорошо организованной парковкой и деревьями между парковочными местами, если навести порядок на улицах, город сразу выглядит абсолютно по-другому. Все дома, которые стоят, они прямо подсвечиваются, и совершенно другое впечатление от города. Еще, конечно, важно активировать первые этажи. Все города идут по одному и тому же пути, что сначала везде появляются торговые центры, а потом в торговые центры перемещается жизнь: мы это видим в разных городах, где мы работаем. Жизнь уходит с городских улиц и перемещается в торговый центр, что, в общем, понятно. В торговых центрах тепло, их можно использовать круглогодично. Дети, подростки начинают встречаться в торговых центрах, потому что там можно сделать все в одном месте, не выходя на улицу. Такое развитие обедняет город. Например, в Москве мы видим, когда сделали улицы, люди вернулись на улицы и покинули торговые центры. Теперь это другая проблема, потому что большие центры сейчас пустуют. Если зайти в какой-то большой центр, то вы увидите, что 2-3 этажи на 2/3 пустые. Поэтому в целом нужно развивать улицы, нужно развивать уличную жизнь. Если ставить аргумент, что у нас улицах холодно 9 месяцев в году, но мы знаем много северных городов, где тоже холодно, но все равно уличная жизнь есть, работает, и светящиеся первые этажи делают город гораздо более живым и приятным, рассчитанным на какое-то позитивное развитие.

Е.А К. А убавить нам что-нибудь нужно? Или только добавлять?

О.А.: Почистить и сделать аккуратнее. Убавить нет, просто нужно поддерживать то, что есть, в хорошем состоянии и ценить.

Е.К.: Спасибо вам большое. Мы с нетерпением будем ждать реализации всех планов. Будем ждать того, что наша площадь станет другой, появится «Золотая миля», что все будет обустроено и всех все будет устраивать.

Просмотров всего: 204

распечатать

Комментарии закрыты