19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
6 ноября 2018, 16:09 0

Композитор Григорий Гладков: о Леониде Завальнюке и фестивале «Детство на Амуре»

Композитор Григорий Гладков: о Леониде Завальнюке и фестивале «Детство на Амуре»

Михаил Митрофанов: У нас в гостях президент фестиваля «Детство на Амуре», композитор, заслуженный деятель искусств России, советский и российский бард, член Союза композиторов и Союза кинематографистов, а также Союза театральных деятелей Григорий Гладков. Григорий Васильевич, здравствуйте!

Григорий Гладков: Здравствуйте!

М.М.: Я ещё не всё перечислил, тут у вас большой послужной список.

Г.Г.: Больше не надо, потому что будет похоже на некролог, который заканчивается словами: «Спи спокойно, дорогой товарищ». Особенно смешно в Википедии написано. Откуда вы всё это взяли: советский и российский бард и композитор. Во-первых, я композитор, а не бард, бард – это хобби почетное, потому что благодаря авторской песне к бардам у меня высокие требования к стихам, к слову. Если бы этого жанра не было в моей жизни, всё началось с походов, палаток, то тексты моих песен были бы намного хуже.

М.М.: А когда начинали сочинять песни?

Г.Г.: Я начал сочинять в музыкальной школе ещё.

М.М.: Это сколько лет вам было?

Г.Г.: В пятом-шестом классе я начал сочинять музыку, потому что мама была заведующей детским яслями. Я рос в атмосфере детского жанра, дома были постоянно детские стихи и пластинки. Я учился на баяне, и мама меня позвала помочь на утренниках, я играл по номеру, но не всё сумел сыграть. И я начал сочинять в тех местах, где не мог сыграть за всех композиторов, какие только есть, и я так навострился, и мне что Бах, что Чайковский, что Дунаевский.

М.М.: Вы играли их музыку?

Г.Г.: Я играл кусок их, потом свой, потом их снова. Я очень боялся, что заметят и будут ругать, потому что я обманывал, я знал, что музыка не должна останавливаться.

М.М.: Была такая стилизация?

Г.Г.: Да, но меня заметили и похвалили. А в девятом классе я сам научился играть на гитаре, сразу же стал сочинять песни.

М.М.: В девятом классе. Вы же пошли учиться не на композитора, не на музыканта, а куда-то в противоположную сторону.

Г.Г.: Папа хотел, чтобы я был инженером, и я получил специальность Теслы. Сейчас у меня была бы шикарная специальность, потому что я инженер по электрическому транспорту, который работает на электричестве. Я весь институт пропел, проиграл, после института сразу поступил в вечернее музыкальное училище по классу джазовые гитары, потом перешел на теорию музыки. Там сразу поступил в Институт культуры в Ленинграде и закончил как режиссер музыкальных театров, праздников. Это был экспериментальной музыкальный курс, у нас целый год была зримая песня, мы ставили только песни – это мне столько дало. Я в театре занимался в Ленинграде, интерактивный театр назывался «Экспериментальный театр «Клуб суббота». Мы ездили с ним на БАМ. Был агитпоезд «Комсомольская правда», мы объехали БАМ, и мне хотелось разгадать секрет Beatles, где при простой мелодии очень яркая настройка из юмора, текста фантасмагории, иронии. Я выстроил сам свое образование, и по моему образованию даже хотят написать диссертацию, что оно эффективным оказалось. Есть классическое, а есть другие разные альтернативные. Вот я сам построил, у меня два высших образования, то есть мне ещё пригодилось и техническое образование, потому что наступила эра компьютеров, синтезаторов, я с этим легко обращался, потому что у меня было техническое образование, на самом деле я пример такого уникального образования своего.

М.М.: Самообразования?

Г.Г.: Самообразование – это когда сам язык учишь, а я выставил методику. В Америке есть целый институт, где пытались понять успех Beatles, я сделал свою лабораторию.

М.М.: В итоге удалось вам успех Beatles раскрыть?

Г.Г.: Я думаю, что удалось, потому что я сижу в редакции «Эхо Москвы в Благовещенске» – это самое высокое, что может быть.

М.М.: Разгадка этого секрета где-то опубликована?

Г.Г.: Я говорю, что хотят написать диссертацию. Ко мне уже люди обращаются, делали курсовые и прочее. На мои концерты приходят из педучилищ, из пединститутов смотрят мои интерактивные выступления, где главный не артист, а участник, действие зрителей.

М.М.: Вы преподавательскую деятельность, каким образом ведете?

Г.Г.: У меня мастерская и творческие проекты, я не хожу на лекции, мне доверено создавать творческие проекты в институте культуры, где я профессор кафедры эстрадно-джазового пения.

М.М.: А люди приходят в институт или приходят конкретно к вам? Вы сами набираете свой курс?

Г.Г.: Кто хочет, тот идет, я ничего не набираю, у меня есть проект, под который собираются студенты.

М.М.: Это периодически в начале учебного года?

Г.Г.: Да. У нас всегда пертурбации в вузе, за время пока я нахожусь там, у нас сменилось 11 ректоров.

М.М.: В этом году уже пятый фестиваль, вы стояли у истоков. Есть ли принципиальное отличие пятого фестиваля от предыдущих?

Г.Г.: Конечно, фестиваль развивается, начинался он как вокальный, потом мы добавили номинацию рисунок – она получила название «Коробка с карандашами». Потом мы добавили поделки, потом стихи, объявили конкурс на песни о Благовещенске. Я сочинил даже две песни – детскую и взрослую. Затем добавился кинофестиваль «КинАмурчик», где дети показывают фильмы снятые ими. Но самое главное, что появились мультфильмы, снятые детьми. Я думаю, что число номинаций будет расти, потому что задача фестиваля – дать возможность детям проявить свои таланты. Мы взрослые уже состоялись, но мы должны дать детям возможность показать таланты, которые у них есть, чтобы была площадка, где раскроются эти таланты. Также устроены все мои концерты, не я главный, зрители – дети они поют, танцуют, играют роли, читают стихи, а я только восхищаюсь ими, а в конце всех вызываю на сцену. Также фестиваль «Детство на Амуре» – самый большой и уникальный фестиваль на Дальнем Востоке. Он имеет свою идеологию – помочь раскрыться детям Благовещенска, Амурской области, Дальнему Востоку России. А теперь он стал полноценно русско-китайским фестивалем или российско-китайским фестивалем. Сначала китайские дети участвовали у нас, а теперь они уже два года делают полноценный концерт и прием нашей делегации в Хэйхэ. Основные организаторы – это городское управление культуры, фестиваль придумали Виктория Хопатько, Татьяна Бедёрина.

М.М.: То есть, получается, каждый год добавлялась какая-то номинация?

Г.Г.: Пять лет – пять номинаций.

М.М.: Ровно год назад вы были у нас в студии и говорили о том, что фестиваль имеет все шансы и должен перерасти и стать центром образования детей. В этом смысле что-то меняется уже?

Г.Г.: Если говорить об образовательной части фестиваля, то у него огромная образовательная составляющая, потому что дети во время фестиваля, во время подготовки к фестивалю изучают много материала, они ищут фонограммы, они знакомятся с новыми стилями, они прослушивают много музыки, много рисуют, они занимаются поделками, около них педагоги, потому что есть событие, на котором они должны выступить и показать себя с лучшей стороны.

М.М.: Итог их обучения?

Г.Г.: Получилась бесплатная школа, потому что они окружены педагогами, они и так ходят в кружки, а здесь у них есть стимул, есть «Детство на Амуре», где, возможно, они получат диплом. У них есть финиш, как в спорте.

М.М.: Финиш-то промежуточный.

Г.Г.: Где они должны прибежать первыми и встать на пьедестал почета.

М.М.: Что вы можете сказать о той части фестиваля, которая происходила в Хэйхэ?

Г.Г.: Замечательные дети, внимательное отношение к фестивалю, невероятное гостеприимство, дружба между нами очень большая, это здорово, потому что мы соседи.

М.М.: У нас есть еще Международная ярмарка культуры и искусства, которая проходит каждое лето. Некоторые гости сравнивают, как организовано все было здесь и как организовано все было там. Нередко слышим, что у них денег больше и уровень у них более пафосный. Вам ничего такого не показалось?

Г.Г.: Нет, они идут в нашем фарватере. Основной организатор и системный распорядитель, основной план мероприятий, структура, сценарий, формат – это все управление культуры Благовещенска и оргкомитет, куда я вхожу, потому что я подбираю жюри. От нас идет основной мейнстрим, к которому китайская сторона тактично присоединяется и получается единое целое, но мозг, штаб, здесь в Благовещенске. Как-то непроизвольно возник слоган и хэштег «Благовещенск культурная столица Дальнего Востока». Это зрело, потому что вчера на сцене, а я этого человека первый раз в жизни видел – это завкафедрой русского языка пединститута.

М.М.: Его зовут Александр Урманов.

Г.Г.: Он сказал, что Благовещенск – культурный центр Дальнего Востока. А мы же с ним не сговаривались. Дело в том, что у него есть с чем сравнивать, да и у меня. Я сам родился в Хабаровске, поэтому и придумал название «Детство на Амуре». Но мне кажется, Хабаровск не тянет на культурную столицу. Это, можно сказать, был бы сытый город, самодостаточный, но самодостаточный еще подходит и ничего особенно не нужно.

М.М.: Нас и так неплохо кормят?

Г.Г.: Да. И у них фраза: у нас все были. Я говорю: кто у вас был? Они называют какую-то фамилию, я не буду называть артиста, это неважно. Когда они говорят: а вы читали ПастернакА, или Ахматову ударение, или ПушкинА. Ты понимаешь: ну о чём ещё можно с человеком говорить. Это моя родина – Хабаровск, и ещё они борются за столицу Дальневосточного федерального округа. Мне кажется, хотя я и родился в Хабаровске, но Владивосток больше подходит. Поэтому не во Владивостоке, не в Хабаровске, не в Южно-Сахалинске ничего по большому счету не происходит. Даже взять хотя бы детство – ни одного детского фестиваля нет, какие-то междусобойчики они там устраивают. А Благовещенск, он кипит, он бурлит. Здесь событие, здесь уникальная география, потому что получился как бы один город. Если сравнивать, то это Будапешт – два города на одной реке. Но тут ещё более интересно и экзотично, есть соперничество и разные культуры, и за рекой не просто китайский город, а город величайшей древней культуры, и город азиатский, и город – место, где основной вектор развития мира. Вот отсюда мир будет двигаться вперёд, всё это сместилось сюда и здесь мы сейчас соседи.

М.М.: Вы говорите о том, что у Благовещенска уникальная перспектива, открывается?

Г.Г.: То, что он культурная столица, – это не перспектива, а реальность.

М.М.: Фестиваль есть, и это прекрасно, но у нас проблема как была, так и остаётся – люди уезжают. Уезжают на Запад, уезжают в культурные столицы страны – в Москву, в Санкт-Петербург. Условно мы говорим культурные, тут можно спорить.

Г.Г.: Я скажу почему, я во многих интервью об этом говорю: потому что на государственном уровне не привлекается культура как помощник. Она должна идти впереди экономики, как в военном деле есть артобстрел, Курская дуга с чего начиналась? Сначала был залп мощный из «катюш». БАМ с чего начинался? Профессионально было сделано освоение БАМа, сначала были сотни песен, фильмы.

М.М.: Сейчас это называется пиар-кампания.

Г.Г.: Мощнейшая, и поезд был, на котором мы ездили, и даже не один. А сейчас что? Ничего этого нет.

М.М.: Сейчас объявили программу развития Дальнего Востока, министерство сделали развития Дальнего Востока.

Г.Г.: А романтики нет. Искусство создает романтику, а для нашего человека романтика важнее денег: а я еду за туманом – а тумана-то нет – и за запахом тайги.

М.М.: То есть без тумана ничего не получится?

Г.Г.: Должен быть запах тайги, костёр, как-то показать это видео. Должна быть киностудия, из всех искусств важнейшим являются кино и цирк. Поэтому наш фестиваль «Детство на Амуре» – как раз форпост этого. И из Благовещенска благодаря нашему фестивалю не будут уезжать. И уже многие хотят приехать сюда из Москвы, из Петербурга, из других регионов, из Америки.

М.М.: Приехать на фестиваль?

Г.Г.: Да.

М.М.: Но это же не жить.

Г.Г.: А почему? Я с удовольствием бы жить хотел здесь. Успенский Эдуард Николаевич, писатель, хотел купить квартиру в Благовещенске, просто смерть помешала.

М.М.: Серьезно?

Г.Г.: Да, он за мной в Анапу поехал – я там приобрел жилье. Он поехал и сразу же купил.

М.М.: Может произойти так, что Григорий Гладков может поселиться в Благовещенске?

Г.Г.: А почему бы и нет, я человек мира. В жюри фестиваля были Слава Шаинский, композитор Евгений Дога, Эдуард Ханок, редактор детской редакции телевидения и редактор «Утренней звезды» Кира Чен – она наполовину китаянка и не помнит своего отца. В Хэйхэ мы посетили музей, рассказывающий об истории жизни китайцев в России, в Советском Союзе. И они нашли ее родственников.

М.М.: Хочу спросить про премию Леонида Завальнюка. Какое у вас впечатление от премии?

Г.Г.: Леонид Завальнюк и фестиваль «Детство на Амуре» – на самом деле это одно целое.

М.М.: То есть?

Г.Г.: Леонид Завальнюк, его пример и его значение в том, что он сохранил в себе детское восприятие, творческое восприятие мира до конца жизни. В детстве мы все рисуем, что-то сочиняем, творим, фантазируем, потом это улетучивается и почти ни у кого не остается. А есть люди, у которых это является нормой жизни. Он просыпается и сразу начинает сочинять стихи – как это получается? Где это механизм? Потому что фестиваль «Детство на Амуре» как раз собирает таких ребят, они все невероятно талантливы, а потом почти ни у кого не остается. Они станут обычными, обиженными людьми. А такие, как Леонид Завальнюк, они время не замечают. Чиновники и другие живут во время Завальнюка, а не Завальнюк. Никто не помнит, кто был при нем у власти, кто руководил культурой, поэтому его пример для детей очень важен. Мы обязательно будем о нем говорить на наших фестивалях, рассказывать и даже сделаем номинацию песен, стихов Леонида Завальнюка. Очень здорово, что я побывал на этой премии, и теперь наш фестиваль дополнится именем Леонида Завальнюка.

М.М.: В следующем году есть вероятность, что у нас в фестиваль добавится еще одна номинация?

Г.Г.: Мы подумаем, как это сделать. Мы будем говорить: ребята, вы и Завальнюк одинаково сочиняете и фантазируете, но вы должны пронести это через всю жизнь и сохранить и, как Леонид Завальнюк, и уйти с этим на небо. Дело в том, что мозг состоит из двух полушарий – рацио и эмоцио. Надо все время развивать эмоцио, которое отвечает за любовь, за юмор, за фантазии. У женщин это как-то сохраняется, у мужчин уходит.

М.М.: Вы рисуете?

Г.Г.: Да, вот тоже бросил, хотя песня о живописи есть – «Коробка с карандашами». Зря, конечно, но мне никто эти слова не сказал.

М.М.: Может быть, вернется еще?

Г.Г.: Если бы сказали, я бы не бросил, а никто не сказал. Вот все и ходят такие скучные, нудные. А такие, как Леонид Завальнюк, они пробивают время и брешь. Ведь что такое время? Об этом сказал Александр Кушнер лауреат первой премии поэт России:

Времена не выбирают,

В них живут и умирают.

Большей пошлости на свете

Нет, чем клянчить и пенять.

Будто можно те на эти,

Как на рынке, поменять.

Что ни век, то век железный,

Но дымится сад чудесный,

Блещет тучка: обниму

Век мой, рок мой на прощанье.

Время – это испытанье,

Не завидуй никому.

Таким людям, как Леонид Завальнюк, не страшно никакое время, всё равно он будет рисовать, фантазировать, сочинять.

М.М.: Вы так скромны. Но я все-таки скажу: вы тоже один из представителей, кто пронес себе вот это ощущение детства, иначе я думаю, ничего бы не было этого.

Г.Г.: Я думаю, что это от профессии мамы. Мой папа тоже творческий человек. Кстати, мои родители живы. Маме 91 год, папе будет 90, папа на два года моложе, они женились в Хабаровске, там родился я. Они летом отпраздновали 66 уже лет свадьбы.

М.М.: Передавайте им от Благовещенска поклон, поздравления и пожелания крепкого здоровья.

Г.Г.: А здесь родился мой двоюродный брат. У мамы есть старший брат, которому 95 лет, сейчас он живет не в Хабаровске. Но после Великой Отечественной войны их бросили воевать с японцами, и он прошёл полностью войну. И их дивизия с пушками танками сначала приехала в Москву, там они участвовали в репетиции Парада Победы, у них были палки с белыми простынями, потом их бросили в Маньчжурии, потом они вышли в Благовещенске и тут осели. Тут родился мой брат, который доктор математических наук, живёт в Хабаровске. Его жена – тоже доктор математических наук, они очень образованные люди. Второй младший брат в Хабаровске родился, и он в проектном институте работал на высокой должности, они проектировали Свободный, наш космодром. Но я люблю больше Благовещенск, в Хабаровске жить у меня нет желания, тем более называть его культурной столицей Дальнего Востока. У меня по всей стране спектакли идут в театрах, 80 театров. А в Хабаровске ни в одном – такие они, прямо я никак слова не подберу, самодостаточные.

М.М.: Снобы?

Г.Г.: Нет. Сноб это такой, он много знает, читал. Эти, как сказать, что малообразованные, надо из Гоголя вспомнить словечки. Неинтересно там: и власти, и чиновники, и мэр, которого сняли наконец. Туда нужно молодежь, в Благовещенске все нормально с этим. И мэр, и губернатор творческие люди. С Валентиной Сергеевной вообще хочется танцевать, а с Василием Орловым – петь и играть на гитаре. Это отличные, современные и красивые люди. Я бы посоветовал в дальних регионах всё-таки молодежь больше привлекать, там ребята талантливые, и это не главное. Главное – обратить внимание на искусство, взять за пример БАМ – впереди должны идти искусство и культура. Вы посмотрите, какие новости идут с Дальнего Востока, особенно из Хабаровска.

М.М.: Они отовсюду идут. Вот фестиваль «Девство на Амуре» – одна из таких позитивных новостей.

Г.Г.: Здесь «Амурская осень» – очень чудесный фестиваль. «Амурская осень» – это вообще такой фестиваль, которые привозят, а здесь внутри какие чудесные фестивали делаются, какие выставки, литературная премия Леонида Завальнюка. А какой здесь замечательные хор «Детство» – первое место завоевал на хоровой олимпиаде. Татьяна Бедёрина – это же чудо, и она создала совместный с китайцами детский хор. И оркестр у нас совместный, Анатолий Хопатько руководит сводным оркестром России и Китая – я слышал, как они играют. Вообще, фестиваль «Детство на Амуре» ещё уникальный в том, что играет живой оркестр, нигде такого нет, везде фонограммы. В лучшем случае на баяне играют или на рояле, но чтобы оркестр играл, никогда, нигде.

М.М.: Вот так Благовещенск в этом смысле впереди планеты всей.

Г.Г.: Культурная столица Дальнего Востока.

М.М.: Спасибо Григорий Васильевич. У нас сегодня в гостях был Григорий Гладков.

Просмотров всего: 69

распечатать

Комментарии закрыты