19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
30 ноября 2018, 15:25 0

Главный редактор «Эха Москвы в Благовещенске» Михаил Митрофанов: о конкурсе «СМИротворец»

Главный редактор «Эха Москвы в Благовещенске» Михаил Митрофанов: о конкурсе «СМИротворец»

Татьяна Удалова: Всем здравствуйте! Прямо сейчас мы начинаем хвастаться от имени нашей радиостанции.

Алексей Воскобойников: Мы начинаем поздравлять, а хвастаться будет наш гость.

Т.У.: Здравствуйте, Михаил Иванович!

Михаил Митрофанов: Здравствуйте!

Т.У.: Главный редактор «Эха Москвы в Благовещенске» Михаил Митрофанов вернулся из столицы, там ему вручали награду Всероссийского конкурса средств массовой информации на лучшее освещение вопросов межнациональных и этноконфессиональных отношений «СМИротворец». Вы там завоевали третье место.

М.М.: Диплома два, потому что были две мои программы, где я вел интервью, и одно интервью было Эльвиры Оверченко. Это происходило в том году в августе и ноябре.

Т.У.: Что это за конкурс «СМИротворец»? Что за мир должны творить СМИ?

М.М.: Конкурс в этот раз был юбилейный – десятый. С 2008 года началась эта история, об этом подробно рассказывала президент Гильдии межэтнической журналистики Маргарита Лянге, она стояла у истоков этой истории. Ну, тогда, как она сама говорит, никто особо не верил, но я думаю, что она верила, иначе не начинала бы все это дело. Но были сомнения, что все это надолго придумали, такую Гильдию межэтнической журналистики. Но речь о том, что, поскольку все знают, что у нас в стране далеко не одна национальность, а их почти две сотни, поэтому, естественно, эти вопросы – этнические, национальные и межнациональные – всегда стояли и стоят одними из важнейших. Как говорят, самые острые проблемы возникают на стыке этнических и национальных каких-то отношений и религиозных. То есть два направления, они нередко и приводят к каким-то серьезным конфликтам.

Т.У.: Они у нас в России есть, что ли? Если целый конкурс проводится 10 лет и журналисты пишут свои материалы, в том числе об этих противоречиях.

А.В.: Я так понимаю, не хватает именно популяризации той самой дружбы народов, о которой говорили в советское время.

М.М.: Да, с одной стороны. С другой стороны, проблемы всегда есть. Другой вопрос, какого уровня эти проблемы, какого толка и насколько о них говорят и как они решаются. И речь о том, что вот как раз СМИ призваны к тому, чтобы информировать людей о том, что происходит. Вот мы чем занимаемся? Мы занимаемся тем, что информируем о происходящем у нас здесь, в Благовещенске, в Амурской области, в стране. Вот этот самый «СМИротворец» и был придуман для того, чтобы поддержать и популяризировать именно деятельность в этом направлении, потому что вопросы все равно были, есть и будут. У нас здесь коренные малочисленные народы, у нас эвенки живут. Про них никто ничего толком не говорит.

А.В.: Необязательно должен быть конфликт, чтобы какая-то национальность чувствовала себя неуютно, достаточно не говорить о ней, и уже, считай, это ее проблемы.

М.М.: Это и есть конфликт. Что такое конфликт? Это столкновение реальности с фантазией какой-то. Это конфликт? Конфликт. Когда гладко все рассказывается, гладко на бумаге, а на деле выходит вот так, это тоже конфликт. Как незабвенный Виктор Степанович говорил: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Собственно, об этом речь, и поэтому практически все, кто приехал, кто выступал на форуме. Кстати говоря, не только «СМИротворец» проходил. Еще второй медиафорум проходил в гостинице «Украина». Это был медиафорум как раз СМИ, которые занимаются темами межэтнических отношений.

Т.У.: У нас есть СМИ, которые специализируются только на этом?

М.М.: Есть национальные СМИ, которые выходят на разных языках, кроме русского.

Т.У.: Расскажите, какие СМИ у нас в России? Кто приезжал на этот медиафорум? Потому что мы знаем, что близкая к нам Якутия, и у них есть газеты, у них есть на телевидение программа.

М.М.: Якутия, Бурятия, Татарстан, Удмуртия, Башкортостан и практически везде есть СМИ, которые выходят на национальных языках, их было довольно много. Сам конкурс «СМИротворец» был как бы поделен на два таких сегмента. Мы получили приз, место заняли как раз в категории «Федеральные и региональные СМИ». «Этнические локальные СМИ» – это вторая категория, и там свои были претенденты, и свои места занимали. Кстати говоря, если кому-то интересно можно посмотреть в YouTube – там есть ссылка на сайте «СМИротворца», есть трансляция, где полностью записан финал. Там была очень интересная культурная программа, на меня произвела впечатление довольно сильное.

А.В.: Мы от Москвы довольно далеко. В Москве известны проблемы эвенков? Или они узнают о них из наших программ?

М.М.: Я думаю, в Москве узнают все из программ не только об эвенках и о других каких-то вещах. Опять же кто интересуется, тот узнает, а кто не интересуется, тот не узнает. Ведь как все говорят: это другая немножко не то что планета, не совсем одна сторона Москва в пределах Московского кольца ,и все остальное – даже Московская область, там уже жизнь отличается.

А.В.: А проблемы каких-то малых народов из разных субъектов Российской Федерации идентичны?

М.М.: Да, наверное, если брать какой-то срез, то, можно сказать, есть схожее, а есть различия. Схожие проблемы какие? Это о чем мы в своих программах говорим: о том, что под угрозой исчезновения родные языки, то есть люди не говорят уже, молодежь не говорит. А почему не говорит? А потому что они не знают, что с ним делать с этим языком. Вот он для чего? Он прикладного значения уже не имеет.

А.В.: Как если бы учить древнегреческий сегодня?

М.М.: Да-да. Не только у нас здесь с эвенками, и в других местах то же самое. Была одна программа: парень пытается сохранять как-то, изучать свой родной язык. Делал эту передачу о нем журналист из Иркутска, а программа выходила на новосибирском портале SIB.FM. Такой фрилансер, и он тоже приз получил за эту программу. Он рассказывает о том, что есть такой человек, а как говорится – дальше что? Вот вопрос. С одной стороны – да, а дальше что? С другой стороны, давайте тогда об этом не говорить, и тогда вообще ничего не будет. То есть можно и так, и так подходить. И, кстати говоря, когда мы с коллегами уже после награждения, был такой вечер небольшой, разговаривали и сходились на том, что это все хорошо, что уже об этом говорится и рассказывается, и эти как-то проблемы поднимаются вообще. Что рассказывают о том, что происходит, что есть такие народы, такие есть национальности, и они вот тем-то тем-то занимаются. То есть широка страна моя родная. С одной стороны, это все здорово, но самое главное – чтобы за всем этим дальше были какие-то дела реальные, а не просто так показали и все. Как вот медведя на ярмарке выпустили, он там с балалайкой сплясал, и всё – вот такие лубочные вещи. То есть это должно переходить в какую-то практическую плоскость.

Т.У.: Что говорят коллеги? Где-то это переходит в практическую плоскость? Или где-то просто говорят, что у нас есть люди, которые умирающий язык сохраняют?

М.М.: Нет, работа то идет. Даже наши эфиры, когда сделали, тот же самый словарь.

Т.У.: Русско-эвенкийский?

М.М.: Русско-английский. Это тоже было такое удивление. Как это так? Зачем? Для чего он нужен такой словарь? Какая практическая польза? Ответ на этот вопрос? Я не знаю ответ на этот вопрос. Практическая польза? Чтобы сохранить язык, чтобы сохранить какую-то самоидентичность.

Т.У.: Какие ещё примеры практической пользы? Может быть, пообщались с коллегами из других регионов, где ещё есть? У нас, понятно, словарь издан, все записано, задокументировано, запротоколировано. Интересующиеся словарь откроют и почитают, даже если нет рядом носителя эвенкийского, например, языка. Причем или ты русский лучше знаешь, или английский – там уже будешь сам выбирать. А что говорят журналисты из других регионов? О чем они рассказывают? Какая там есть практическая польза?

М.М.: Практическая польза, пока что я смог обнаружить из всего из этого, – это то, что, как ты, Леша, говоришь, дружба народов – ты тут упомянул такое понятие, которое когда-то существовало.

А.В.: Лев Ошанин: «Дети разных народов. Мы мечтою о мире живем».

М.М.: На самом деле, это очень важная тема, и практическое, если уж так говорить, то это, на мой взгляд, самое существенное – это то, что, во-первых, люди узнают о том, что они не одни живут, что есть ещё и другие. То есть какие-то подробности чем живут, а когда ты понимаешь, чем живет, как говорится, основы какие-то культурные у другого человека, то у тебя больше шансов, что ты меня поймешь, какие-то его действия. А не будешь сразу это все в штыки принимать – вот он какой-то не такой. У нас же нередко так бывает. Вот, собственно, об этом в большей степени, наверное, можно говорить. Ну а если говорить о каких-то других проблемах, скажем, как у нас и загрязнение среды в промышленности – то есть об этом ты не только здесь, это в разных местах – то, что вот эти, особенно малые народы, которые занимаются охотой, рыболовством и так далее, то есть такими какими-то вещами. С одной стороны, у них сжимается этот ареал, их место обитания, то есть им становится негде этим заниматься. Вот это проблема – что с ней делать с этой проблемой? Мы же не можем запретить или остановить развитие промышленности, не можем. Но как-то компенсировать это все, то есть, когда все это происходит не в тени какой-то, а под светом софитов, больше шансов, что более цивилизованно все это будет решаться. Собственно, вот такая практическая польза, если можно так говорить.

А.В.: Наши «Эховские» программы в Благовещенске третье место заняли, а первые два места у кого?

М.М.: Первое место – это МИА «Россия сегодня», это спутник. Второе место заняли из Ижевска, Удмуртия, «ГТРК Удмуртия». И наше третье место. Я уже сказал, две категории, еще была категория «Этнические и локальность СМИ» там тоже не во всех было. Одна номинация «Мультимедиа», она была представлена только в «Этнических и локальных СМИ», а в региональных и федеральных не было этой номинации.

А.В.: Кто оценивал работу?

М.М.: Жюри. Например, руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов – такой есть человек. Он был председателем жюри, который федеральных и региональных СМИ. Маргарита Лянге – президент Гильдии межэтнической. Владимир Соловьев небезызвестный – но не тот, который в телевизоре.

Т.У.: Глава Союза журналистов России.

М.М.: Замначальника управления президента по внутренней политике Михаил Белоусов, вот такой еще был человек. И еще из различных общественных организаций были люди: был председатель комитета Госдумы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов. Мы с ним, кстати говоря, встречались в думе. Финалистов возили в думу, мы общались там, занятный такой дядька, интересный. Елена Вартанова – декан факультета журналистики МГУ – тоже была в членах жюри. Мы тоже были на факультете журналистики МГУ, там с ней тоже общались, довольно интересную лекцию о современном положении СМИ, то есть, то, что студентам они рассказывают. Генеральный директор ТАСС Сергей Михайлов, тоже член жюри, оценивал. Довольно-таки представительный состав.

А.В.: Они объясняли, по какому принципу распределяли места?

М.М.: Не объясняли ничего. Сказали о том, что было очень сложно выбирать, я сначала не понял, почему сложно. У меня сначала было ощущение, что, может быть, просто я как-то не так услышал какие-то слова и подумал, что сложно. То есть не было работ или мало было, почему было сложно? А оказалось наоборот: как они сказали, что все, кто присылал, а работ было почти 1,5 тысячи и сложно было выбирать. Как они выбирали, я не знаю. Нравится, не нравится, как еще может быть?

А.В.: Я понимаю, что было очень грандиозное крупномасштабное мероприятие, много было подмероприятий. Удалось пообщаться с представителями других СМИ? Я имею в виду телевидение и тех, кто в других номинациях принимал участие? Или радийщики с радийщиками общались?

М.М.: Нет. Там же еще проходил большой второй медиафорум «Этнические и региональные СМИ», и приезжали другие представители из этих самых СМИ, которые в конкурсе не участвовали, но обсуждались различные вопросы как раз на тему работы по тематике: этнокультурные, межрегиональные и так далее. Часть людей те, кто были постоянно все 3 или 4 дня, вот мы общались – это как раз участники, финалисты конкурса, то есть телевизионщики, радийщики и печатные СМИ, интернет-издания общались друг с другом.

А.В.: Знаем, что ты в итоге еще и посетил наших дорогих коллег, наш головной офис – «Эхо Москвы» столичное.

М.М.: Посетил, но недолго совсем, заехал, чаю попили, пообщались с Венедиктовым, удалось увидеться с Вудманом, Пархоменко заходил. Еще удалось познакомиться с Виталием Дымарским – это главный редактор журнала «Дилетант», журнал очень интересный, я его читаю регулярно. И в этот раз он был там, нас представили друг другу, очень интересный человек. И конечно Ирина Воробьёва. Воробьёва сказала, что они собираются приехать весной и привезти сюда выставку. Они делают выставку с ребятами из Гринписа то, что они приезжали в мае по пожарам. Эту тему они не бросают, и сейчас они сделали выставку, которая уже проходила в Санкт-Петербурге. Еще в ряде городов будет проходить, и весной они собираются ее привезти в Благовещенск, как раз выставка на тему пожаров.

Т.У.: Как раз к пожароопасному сезону. Я хочу добавить, что из Благовещенска на конкурсе «СМИротворец» среди победителей были не только мы, не только Михаил Митрофанов и Эльвира Оверченко, а еще представительи ГТРК « Амур» Анна Шантыка. Она тоже получила диплом в номинации «Телевидение» и представляла два материала. Один из них – об эвенках, а другой – о староверах.

М.М.: Еще одно слово, вы спрашивали по поводу того, что должно освещаться и чем должны заниматься? Я привез «Этический кодекс журналистов», который разработала Гильдия освещающих межэтническую тематику РФ. Будем здесь создавать ячейку Гильдии, поскольку в Амурской области ее пока нет.

Т.У.: Спасибо.

Просмотров всего: 79

распечатать

Комментарии закрыты