19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
2 ноября 2018, 15:28 0

Начальник отдела Госархива Амурской области Надежда Мурыгина: как проходила «Ночь в архиве»

Начальник отдела Госархива Амурской области Надежда Мурыгина: как проходила «Ночь в архиве»

Алексей Воскобойников: В последние годы стало доброй традицией проводить различные «Ночи» – нам известно о «Ночи в музее», «Ночи в театре» и прочих подобных акциях. Теперь мы узнали ещё и про «Ночь в архиве». Как она проходила в нашем городе – об этом поговорим с начальником отдела использования архивных документов Государственного архива Амурской области Надеждой Мурыгиной. Надежда Владимировна, здравствуйте!

Надежда Мурыгина: Здравствуйте!

Татьяна Удалова: Зачем нужна «Ночь в архиве»? Что это за мероприятие?

Н.М.: Мероприятие преследует такую же цель, как и во всех учреждениях культуры. Во-первых, это показать себя, заявить о себе, показать свои ресурсы, свой потенциал, это какая-то новая форма представления архивной информации. Мы привыкли, что она просто представляется на выставках, каждое архивное учреждение проводит фотодокументальные выставки. Это какая-то новая форма представления выставки, но все проходит более активно. Вроде бы используются те же самые формы, например, обычно к нам люди приходят на экскурсии, чаще всего приходят учащиеся, может быть, какие-то организации. В данном случае всё это соединяется, каким-то образом обыгрывается, расширяется, насколько это возможно, и представляется в таком формате. Кроме того, это организация социокультурная, и акция помогает привлечь людей в архив. Вот вы сейчас узнали об этом, наверное, очень редко вообще слышали об архиве. В данном случае как раз-таки удалось. У нас сейчас «Ночь в архиве» помогает сформировать какую-то новую публику нашу, которая к нам ходит, такой круг друзей сформировать, который ходит к нам постоянно. Помогает общаться с краеведами, которые вроде бы приходят к нам для исследования, но потом с удовольствием ходят на наши мероприятия тоже. То есть довольно-таки объемная функция у этого мероприятия, это очень хорошо, что она проходит. Понятно, что мы не работники культуры в широком смысле слова, у нас нет людей с образованием культработника, но, тем не менее, посильно, насколько это возможно, мы стараемся это и в какой-то игровой форме представить.

А.В.: Многие в широком понимании представляют архив как что-то скучное, пыльное, подвальное. Как разбить эти стереотипы и внедрить в сознание масс, что архив – это нескучно?

Н.М.: Буквально еще лет 15 назад кто-то мне говорил, что в архиве сидит такая бабушка с ружьем и охраняет. Сегодня совершенно другое впечатление складывается об архиве. К сожалению, я столкнулась с тем, что многие люди не знают даже, где у нас находится государственный архив в городе.

А.В.: А где, кстати, находится?

Н.М.: В самом центре города – на Пионерской, 12. К сожалению, мало кто помнит, что по этому адресу расположен Госархив. У нас ещё один адрес есть, это Шевченко, 46 – оно уже более известно, поскольку туда приходят люди на прием. Прием граждан осуществляется по этому адресу.

А.В.: По каким запросам люди приходят? Что хотят узнать?

Н.М.: Наибольший объем обращений, как лично на приёме граждан, так и письменно через электронную почту, через портал госуслуг –это обращение за справками о стаже, о заработной плате, о награждении, об обучении, поскольку у нас хранится часть документов некоторых учебных заведений среднего звена. Порядка 6 тысяч в год таких обращения мы обрабатываем, готовим справки, выписки. Кроме того, это обращение за информацией имущественного характера – за документами нотариальной конторы, за различными решениями о предоставлении территорий под строительство гаража, о выделении земли для садовых участков. Кроме того, существует часть пользователей архивной информации, которая обращается за сведениями, касающимися их родословной. Это сейчас очень популярно стало. Не могу сказать, что мы обладаем очень большим массивом документов, содержащих эту информацию. Однако у нас в архиве хранятся метрические книги с 1858 по 1924 годы. Это порядка 1 500 книг метрических различных церквей располагавшихся на территории Амурской области, в них хранятся записи о рождении, бракосочетания и смерти, там можно увидеть точную дату рождения. Если она вам неизвестна, вы должна сделать запрос в архив и указать, хотя бы приблизительную дату. Если вы просто обратитесь в архив и скажете, что вам нужны сведения о моём дедушке, мы однозначно, к сожалению, откажем. Я вот только что назвала этот массив документов – это книги, написанные на старославянском языке, очень сложно читаемые и просто перерывать полторы тысячи книг толстенный таких для того, чтобы найти одного человека, это совершенно нереально.

А.В.: О цифровизации сегодня речь не идет?

Н.М.: В перспективе. Но пока такой возможности, к сожалению, нет. Понятно, что было бы гораздо проще, если бы книги были оцифрованы, мы могли бы их разместить на сайте, и люди сами бы искали себе необходимую информацию.

Т.У.: Чтобы вы могли помочь, что нужно знать кроме имени и фамилии?

Н.М.: Нужно знать хотя бы приблизительную дату рождения, ну пусть плюс-минус два-три года, к примеру, даже максимум 10 лет. Нужно знать, в каком месте человек родился или умер, потому что мы не можем просто взять все книги по области. Если бы у нас был штат человек десять по метрическим книгам, то никакой проблемы бы не было. Но, к сожалению, этого нет у нас, у нас один человек занимается метрическими книгами, поэтому нужна более подробная информация. Мы ищем, находим очень многих, очень многие люди остаются довольны. Есть люди, которые обращаются к нам годами, просто одни и те же, возможно, исполняют запросы своих друзей и знакомых, но они получают необходимую информацию.

Т.У.: А самому нельзя прийти и полистать все эти книги и документы?

Н.М.: Можно, без проблем. Вы можете работать в читальном зале Госархива, у нас их два. Один расположен по Шевченко,46 – там как раз находятся метрические книги, там же находится газетный фонд, с которым тоже можно поработать, это газеты начала прошлого века. Там порядка 200 наименований газет хранятся. Также есть второй читальный зал, который расположен на Пионерской, 12, где находятся исторические фонды. Кроме того, если вы знаете населенный пункт, в котором проживали ваши родственники, вы можете поработать с похозяйственными книгами. Похозяйственные книги тоже хранят, это достаточно большой комплекс информации.

Т.У.: Что это за похозяйственные книги?

Н.М.: В сельских населенных пунктах, в городских такого не было, и таких книг у нас, к сожалению, нет. О жителях городов ничего сказать не можем, а в сельских населенных пунктах составлялись такие большие амбарные журналы, амбарные книжки, в которые записывались все жители данного населенного пункта. То есть писался глава семьи, потом все члены семьи, указывалось, кто кому и кем приходится. Чаще всего есть информация о дате рождения. Есть информация о том, чем они занимались, это учащийся или колхозник, чем конкретно занимались у нас бывает и такое. Бывает, что указано хозяйство, какое было, это тоже интересно. Кроме того, крайне редко, но встречается такое – откуда переселился человек. Вообще, у нас информации по переселению не очень много, к сожалению, потому что очень большая часть архива когда-то было перевезена в другой город во время войны, такое большое путешествие прошли наши документы.

Т.У.: В какой город их увезли?

Н.М.: Первоначально были переведены в Свободный, затем часть наиболее важных документов была эвакуирована в Минусинск, потом в Томск и в конечном итоге документы оказались в РГИА ДВ, это Владивосток – Российский государственный исторический архив Дальнего Востока. При таком путешествии не могут сохраниться документы абсолютно в полном объеме, то есть они разбросаны, часть документов по истории области вообще сегодня находится в Хабаровском архиве, но достаточно большая часть по истории Благовещенска находится РГИА ДВ в исторических фондах. И немножечко, 58 фондов, пусть в неполном составе, но всё-таки вернулись к нам. По ним как раз можно что-то узнать по истории области и иногда об истории своих предков.

А.В.: Давайте все-таки обратимся к акции всероссийской «Ночь в архиве». Пару лет назад, когда всё это началось, как это выглядело и происходило?

Н.М.: К сожалению, я не могу сказать. Я работаю не так давно в архиве, это только моя вторая «Ночь в архиве», первая проводилась без меня, но могу сказать, что это было мероприятие по истории города Благовещенска посвященного 160-летию Благовещенска. Там была выставка по улицам города, интерактивная игра какая-то была для учащихся, которые принимали участие. Как восприняли? Нормально люди воспринимают.

А.В.: Как вы это готовите? Вы импровизируете на ходу? Или у вас есть опыт коллег из других городов, который вы берете на вооружение?

Н.М.: Конечно, опыт – это всегда очень полезно, нужно обязательно ознакомиться с опытом коллег из других городов. Мы знаем, что нам нужно провести такое мероприятие и мы должны выбрать тему этого мероприятия. Мы ориентируемся в первую очередь на то, какие круглые даты есть у нас в этом году, что будет актуально. Например, в прошлом году мы проводили ночь, посвящённую строителям Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. В 67 году было вновь издано постановление Совета министров СССР о возобновлении стройки Байкало-Амурской магистрали. Стройка, как таковая началась в 74 году, возобновились эти изыскательные работы, то есть самое начало было положено. И тема такая благодатная, она очень интересная, очень романтичная. Мы испытали в полной мере, насколько это важно для людей, потому что гости, которые у нас присутствовали на этом мероприятии, они вдохновились, они прониклись этой темой. Были те, кто участвовали в этой стройке. Мы сделали из видеоматериалов небольшой фильм и показали этот фильм под музыку комсомольских песен.

А.В.: Вроде тех киножурналов, которые показывают перед показом художественных фильмов.

Н.М.: Да. У людей горели глаза, был хороший отклик. Мы представили документы не только свои, кстати, мы приглашали к нам для участия «Музей БАМа» Тындинский, но, так как это далеко и они не смогли сами приехать к нам, они предоставили документы по электронке. Мы сделали из них презентацию и представили ещё эти документы. Я смотрела в зал и видела, как люди кивают, улыбаются и рады этому мероприятию, были люди даже, кто плакали. Вот была женщина Лидия Вербицкая, которая была участницей этой стройки, у которой очень много было связано вообще с этим временем, она рассказывала и плакала, настолько это было трогательно для людей. Мы пели песни комсомольские, мы приглашали музыканта, который играл на гитаре и пел, и все очень дружно подпевали, то же самое было в этом году.

А.В.: В этом году сам бог велел петь комсомольские песни.

Н.М.: Было очень интересно. Мы обращались к людям, к жителям нашего города, чтобы они предоставили нам какие-то экспонаты – хотелось, чтобы было какое-то взаимодействие. Чем отличается, например, обычная выставка от «Ночи в архиве»? Это, на мой взгляд, должно быть такое взаимодействие, и люди приносили награды своих родителей, своих родственников. Награды и фотографии были выложены точно так же на выставочные стенды, какое-то время у нас экспонировались.

А.В.: А где вы взяли, я видел на фотографии, развернутое знамя СССР с изображением Ильича, бюстик вождя на столе?

Т.У.: Вы в музее берете на время?

Н.М.: Нет. В музее мы брали экспонаты, но не в нашем областном, мы обратились в музей школы села Волково. Они нам предоставили граммофон, украшением нашего мероприятия был граммофон. Знамя нам предоставила наша же сотрудница. Она случайно у себя в гараже нашла это знамя, которое когда-то каким-то чудесным образом туда попало, она его отстирала. Мы были в таком восторге, когда его увидели: оно вышитое – и нарисованный портрет Ленина, и с обратной стороны герб Советского Союза. Точно также она нам принесла бюстик Ленина.

Т.У.: Как люди попадают на «Ночь в архиве»? Есть пригласительные?

Н.М.: Пригласительные есть, но мы их рассылаем чаще всего коллегам и друзьям архива. Вход всегда свободный, мы даем объявление, даем пресс-релиз на нашем сайте, на сайте министерства культуры и национальной политики. В этом году у нас был договор с «Альфа-каналом»: они на Амур.инфо вывешивали наш рекламный баннер. Насколько это возможно, мы просто рекламируем наше мероприятие, у нас афиша всегда висит на входе в Госархив для проходящих мимо, вот таким образом люди узнают о нашем мероприятии. Единственная проблема у нас, что очень мало места. Можно человек 50, ну это прямо битком, когда люди половина стоит, половина сидит, кто как уместился.

Т.У.: В этом году, сколько пришло людей?

А.В.: Сколько смогли вместить, столько и вместили?

Н.М.: Да.

А.В.: Расскажите подробности мне очень интересно. Гостей пригласили на комсомольское собрание «Красный молодняк Амура» – что это за собрание?

Н.М.: Мы придумали такую форму подачи архивной информации. Мы решили провести комсомольское собрание и решили посвятить мероприятие не всем годам деятельности комсомола, а началу деятельности 20-х годов. У нас был президиум, председатель собрания, гости собрания.

А.В.: А документы сохранились, где регламент такого собрания описан?

Н.М.: У нас есть партархив, это порядка 250 тысяч единиц хранения. Сначала мы ознакомились с протоколами различных партийных, комсомольских собраний, собраний ячейки, собраний бюро, приблизительно посмотрели, как это все проходит. Мы разобрали несколько вопросов, выслушали доклад «Красный молодняк Амура», который был посвящен истории, но там не говорилось обо всем периоде деятельности комсомола, а именно мы взяли выдержки из документов 20-х годов. Докладчик рассказывала так, как будто она рассказывает о сегодняшнем дне. Потом рассмотрели часть текущих вопросов, секретарь хотела, чтобы ее освободили от каких-то взносов, поскольку у нее скверное материальное положение, двоих приняли в комсомол, интеллигента – с испытательным сроком.

Т.У.: Интеллигент неблагонадежный?

Н.М.: Не то чтобы неблагонадежный. Был такой момент, что давали испытательный срок и просто так сразу не принимали.

А.В.: Я помню, когда в советское время у нас принимали в комсомольцы. Это же не просто так, подал заявление, и тебя приняли, нужно было проходить маленький тест: сколько орденов у Ленинского комсомола? Вы задавали такие вопросы?

Н.М.: Задавали вопросы: с какого года находится в юных пионерах? Там же была особая лексика, и мы старались более или менее ее соблюдать. Сколько орденов тогда было не актуально, потому что их тогда не было. Этот вопрос, сколько орденов, возник у нас в квесте. У нас после окончания комсомольского собрания прошел квест – это новая форма экскурсии по архиву. Обычно к нам приходят люди, мы ведем их в определенное хранилище, и специалисты, которые отвечают за учет и хранение документов, они рассказывают, в каких условиях эти документы хранятся, что мы должны соблюсти, чтобы обеспечить их сохранность. Но в данном случае мы сделали все по-другому. У нас гости прошли почти по всем этажам – 7 этажей, – и они добрались до 6 этажа, зашли в каждое хранилище, услышали какие-то организационные моменты о хранении документов, о составе документов, которые есть в архиве. Кроме того, ответили на вопросы, касающиеся столетия комсомола, в том числе сколько орденов, для того, чтобы определить где находится дело, в котором был ответ на основной вопрос.

А.В.: Квест, вы говорите, – идейно не выдержана терминология. Почему не «Зарница»?

Н.М.: Мы об этом не подумали, но «Зарница» родилась гораздо позже и больше к пионерам относилась. Хотя про пионеров мы тоже говорили, потому что это все-таки поколение, которое предшествовало комсомольцам.

А.В.: Еще у гостей была возможность получить красный ленинский значок. Кто их изготовил?

Н.М.: Мы просто на бумаге вывели комсомольский значок импровизированный, и наши девочки, которые встречали всех в фойе с красных косыночках, мы даже старались соблюсти тематику в костюмах, чтобы окунуться в атмосферу тех лет. Они встречали гостей, вешали красные бантики за пожертвование в пользу голодающих Поволжья, потому что тогда это распространено было.

Т.У.: Пожертвования были реальные? На что-то жертвовали?

Н.М.: Даже если не оставляли, бантики вешались все равно. Бантики и значки мы прикалывали каждому участнику для того, чтобы он сразу ощутил свою причастность к этому мероприятию. Люди ощутили реальность, ощутили причастность, и чувствуется, что есть потребность в этом. Ведь у нас, когда комсомольское собрание началось с Интернационала, люди встали все и начали подпевать.

А.В.: Знают слова?

Н.М.: Да.

Т.У.: В основном какого возраста была аудитория?

Н.М.: Абсолютно разная. Были те, кто уже пожилого возраста, зрелого возраста, кто был комсомольцем, но были молодые люди.

Т.У.: Те материалы которые вы использовали в ходе «Ночи в архиве», сейчас это можно будет где-то посмотреть? Там много стендов с интересной информацией, с выдержками из тех же самых партсобраний, особо интересные цитаты, где с этим можно ознакомиться?

Н.М.: Сама выставка экспонируются у нас в архиве, можно прийти и посмотреть. Кроме того, у нас есть все эти документы, по которым мы работали. Это документы партийного фонда, которые открыты, пожалуйста, пусть пользователи приходят в читальный зал и работают. Это документы коллекций, потому что мы использовали документы коллекции музеев комсомола. Это воспоминания комсомольцев двадцатых годов, с которых мы очень многое взяли, очень много именно атмосферного взяли.

Т.У.: Можно прийти и в холле архива посмотреть без всяких билетов?

Н.М.: У нас бесплатный вход, свободный абсолютно. Можно прийти посмотреть, но если вы захотите увидеть конкретно документы, необходимо будет оформить работу в читальном зале.

А.В.: Огромное спасибо.

Просмотров всего: 143

распечатать

Комментарии закрыты