19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
14 ноября 2018, 09:03 0

Замминистра образования и науки Елена Лапонникова: о новых возможностях развития одаренных детей в Амурской области

Замминистра образования и науки Елена Лапонникова: о новых возможностях развития одаренных детей в Амурской области

Михаил Митрофанов: У нас в гостях заместитель министра образования и науки Амурской области Елена Лапонникова. Елена Владимировна, здравствуйте!

Елена Лапонникова: Здравствуйте!

М.М.: Поговорим о новых возможностях развития одаренных детей в Амурской области. Одно из направлений, которое мы договорились обсудить, – это развитие дополнительного образования. Что это за форма, кто этим занимается? А затем перейдем к одаренным детям.

Е.Л.: К счастью, сегодня есть понимание, что расходы на образование – это не расходы в чистом виде на социальную сферу, а инвестиции в человеческий капитал.

М.М.: Да вы что? И давно у нас такое понимание?

Е.Л.: Потому что человеческий капитал – главный ресурс в стране. К большому сожалению не очень давно. Перефразируя великих: если крах нации – это крах образования, то, соответственно, и развитие образования – это есть развитие нации. Сегодня век развития образования – это, прежде всего, реализация майского указа президента № 204, что мы должны войти в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования.

М.М.: А сейчас мы, на каком месте находимся?

Е.Л.: Сейчас мы за пределами десятки. Это международные независимые оценки, которые проводятся выборочно. Достижение этих целей идет, прежде всего, через национальные проекты образования.

М.М.: Национальные проекты образования – об этом подробней хочется, Сейчас другие времена, другая экономика, хотя во всем этом есть что-то схожее. У нас образование – статья бюджета всех уровней – федерального, регионального и так далее, но тут речь еще идет о каком-то национальном проекте, о каких-то еще дополнительных историях. То есть получается, что в бюджете этого не хватает? На что конкретно не хватает?

Е.Л.: Изменяется подход к финансированию, то есть мы уходим от плановой финансирования к проектному. Мы уходим в направление определенной суммы на содержание конкретных учреждений к достижению определенной цели. То есть для достижения определенных целей, индикаторов и показателей необходимый комплекс мероприятий и средств перенаправляются именно на эти мероприятия.

М.М.: Я надеюсь, что мы не совсем уходим от планового, потому что все равно есть какой-то штат у учебных заведений, необходим определенный бюджет на выплату зарплаты и так далее. А если мы тут все переведем на проектную деятельность, то у нас сразу позакрывается все.

Е.Л.: Нет, конечно. Идет не полное перенаправление на проектную деятельность, а переориентирование достижения цели. То есть плановая деятельность как она содержалась по госзаданию, по муниципальному заданию, так она и будет содержаться.

М.М.: Что же это за проекты? И что это за дополнительные направления? Кого считают одаренными детьми?

Е.Л.: У нас было подано 8 заявок на федеральный уровень для участия в Национальном проекте от имени Амурской области. Все 8 заявок выиграли на федеральном уровне.

Е.Л.: Была проделана большая работа правительством Амурской области в октябре . Мы показали лучший результат в Дальневосточном федеральном округе и один из лучших по стране. 8 заявок – это 183 объекта на общую сумму более чем 800 миллионов рублей. Это сколько будет стоить реализация проектов.

М.М.: Что это за проекты, вы можете назвать?

Е.Л.: Это, прежде всего, создание в школах центров образования цифрового и гуманитарного профилей по предметам технология, информатика, ОБЖ, чтобы формировать у детей какие-то необходимые в жизни навыки и компетенции. Также это создание в коррекционных школах центров профессиональных компетенций, то есть, так как дети с ограниченными возможностями здоровья, у них особые образовательные потребности, и такие центры мы формируем. Еще будет центр развития современных компетенций детей «Амур Техноцентр», мобильный технопарк, кванториум в дополнение к создаваемому стационарному. Также будет создана целевая модель цифровой образовательной среды в школах и учреждениях среднего профессионального образования, центр выявления и поддержки одаренных детей на основе модели образовательного фонда «Талант и успех», а также Центр опережающей профессиональной подготовки, который будет заниматься именно профессиональной подготовкой кадров.

М.М.: Вы общую картину можете обрисовать? Раз вы говорите, что уже выиграли эти заявки, то есть уже финансирование есть, и вот эти 8 направлений заработают?

Е.Л.: Совершенного верно, с 2019 года они начнут свою реализацию.

М.М.: Там прозвучали такие формулировки, что сейчас заострили внимание именно на профессиональной подготовке какой-то?

Е.Л.: Совершенно верно. Создается центр опережающей профессиональной подготовки, поскольку именно он может образовательный и промышленный потенциал региона объединить, он позволит создать условия для подготовки специалистов, имеющих определенные компетенции по заявкам работодателей.

М.М.: Речь идет именно об ориентировании детей – тех, кто занимается в школах?

Е.Л.: Совершенно верно.

М.М.: Именно в направлении рабочих профессий, чтобы они не в вузах стремились получить какой-то бакалавриат или что-то ещё, а получить реальную профессию в колледже?

Е.Л.: В том числе, но программы вузовской подготовки здесь также будут присутствовать. Это некое промежуточное звено, которое будет соединять в себе систему от ранней профориентации в школе до желаемого поступлении ребенка в вуз, если это необходимо. Кроме того, эти центры будут по заявкам работодателей готовить краткосрочные модули для профессиональных кадров, которые можно на рынке прямо сейчас.

М.М.: О центре одаренных детей и их поддержки – давайте подойдем к этой теме. Кто такие одаренные дети? Как их определяют? Кто их определяет и чем будет заниматься или уже занимается этот центр?

Е.Л.: Если берём в широком понимании, что такое одаренные дети? Одаренность это, прежде всего, – некий потенциал к каким-то способностям. То есть они могут быть уже как явные, так еще и не появившиеся. Соответственно, эта одаренность нуждается в развитии.

М.М.: Как ее определяют? Это экзамен какой-то нужно сдать, тест пройти? Опять же центр разными будет заниматься детьми, детьми в разных областях одарёнными?

Е.Л.: Совершенно верно. Сегодня ключевой элемент поиска одаренных детей – это всероссийские олимпиады. Победители получают различные бонусы для дальнейшего развития, у них есть преимущества при поступлении в высшие учебные заведения. Но задача выявления одаренных детей не только в том, чтобы отобрать уже имеющихся, которые проявились, но создать благоприятные условия тем, кто в шаге от настоящей одаренности. То есть, у кого есть мотивация, у кого есть потенциал, кто может себя проявить.

М.М.: Кто будет определять? Это учителя школьные или комиссии будут работать?

Е.Л.: Коллектив будет работать в рамках сетевого взаимодействия, то есть будут привлечены педагоги школ, педагоги этих центров, здесь также будет большая работа психолога, поскольку это тоже необходимая работа. Будет создана информационная база, куда будут занесены сведения о данных детях. Это будет все в соответствии с законодательством, то есть будет вестись некий реестр, на каких детей можно обратить внимание. Если им что-то удается, то можно им предложить какие-то еще дополнительные образовательные программы. Потому что не всегда на поверхности то, что ребенок будет явно успешен, он может проявлять, скажем так, хорошие задатки в одном направлении. При этом не означает, что и в другом направлении таких задатков быть не может. Мне очень нравится такой пример из истории: в Германии жил мальчик, который до 4 лет не разговаривал. Родители беспокоились, что он отстает в умственном развитии. Он плоховато учился в школе, не с первой попытки поступил в вуз, его не хотели брать на работу в проектное бюро. И этого мальчика звали Альберт Эйнштейн. Мне эта история нравится. Это и есть тот смысл, чтобы дети попадали к тем людям, которые могут у них раскрыть эти способности.

М.М.: Это очень важно. Вы говорите, что центр будет работать, все как-то в будущем, а сейчас кто-то занимается одаренными детьми? Какая-то система существует? Или все надо начинать с нуля?

Е.Л.: Система работает с 2000 года, на базе школ созданы площадки дополнительного образования, создаются дополнительные центры сетевого взаимодействия, уделяется внимание дополнительному образованию детей, также у них есть возможность участвовать во всероссийских олимпиадах, различные специальные профильные смены, гранты.

М.М.: А финансовая составляющая какова? Все делается на общественных началах? Никаких дополнительных наверняка денег не выделяется? Те, кто занимаются дополнительным образованием, это кто такие – частные школы, тренеры приходящие?

Е.Л.: Есть специальные педагоги дополнительного образования, которые работают на платной основе в школах, в различных центрах. Все-таки это больше сфера некоммерческих организаций, поскольку сфера социальная, и здесь упор делается на качество предоставления услуги, нежели денежная стоимость.

М.М.: Но ведь все люди за идею работать не должны, это неправильно. И родители – не каждый может себе позволить заплатить, чтобы ребёнок ещё чем-то занялся.

Е.Л.: Была последняя коллегия министерства образования, где были показаны впечатляющие цифры по охвату детей дополнительным образованием, на сегодняшний день эта деятельность налажена в большом объёме. Что называется, было бы желание, поскольку сталкиваемся с тем, что жалуются родители, что всё платно, что всё дорого стоит, заплатите за нас, мы будем ходить. Как правило, практика показывает что, даже находя спонсоров и решая каким-то способом эту проблему, не ходят.

М.М.: Но это эффект халявы, когда бесплатно: вроде можно ходить, а можно не ходить.

Е.Л.: В целом из областного бюджета оказывается большая поддержка, помимо государственного задания на дополнительное образование, которое тоже имеет место быть, а есть такие статьи расходов, как выявление и поддержка одаренных детей. Есть такой вид поддержки, как организация проведения профильных смен для одаренных детей. Если я не ошибаюсь, это в совокупности именно профильные смены и выявления одаренных детей около 15 миллионов рублей.

М.М.: Это кому выделяется? Это заявки какие-то нужно подавать?

Е.Л.: Да, на конкурсной основе.

М.М.: Вы говорите, что 8 заявок подали, это напоминает мне систему грантовой поддержки, правильно? Получили заявку, потом отчитываться нужно?

Е.Л.: Совершенно верно. Принцип такой же, только гранты не для некоммерческих организаций, а здесь вся поддержка из федерального бюджета в виде субсидий. Установлены целевые показатели, которые привлекают бюджетные средства в Федерацию, мы обязаны будем достичь.

М.М.: В министерстве кто этим занимается? Какие-то специальные люди появились у вас или дополнительную нагрузку на существующих повесили?

Е.Л.: Это существующий штат. Мы переориентируемся, не бросая остальные направления, вникаем в новые направления работы.

М.М.: То есть дополнительная работа появляется? Денег на это добавляют? Или, что называется, за те же деньги?

Е.Л.: Это я не могу комментировать.

М.М.: Есть отдельный проект создания кванториума, мобильный. Зачем еще, если один уже есть?

Е.Л.: Кванториум стационарный, который мы планируем открыть в ближайшее время, он открывается в городах с численностью населения более 60 тысяч человек.

М.М.: В Амурской области у нас сколько?

Е.Л.: Всего четыре образования, которые мы можем заявить для акции. Поэтому, учитывая, что разумнее всё-таки не всю область свозить в один кванториум, а создать детям условия, что кванториум может приехать к ним, как раз и существует формат мобильного кванториума.

М.М.: Он приедет, и что? Насколько он может приехать?

Е.Л.: Образовательные программы, которые будут разработаны, рассчитаны в среднем на 2 недели. То есть те же самые программы образования дополнительного различных направлений. Эта машина полностью оборудована всеми необходимыми средствами обучения, она приезжает с педагогами на какую-то площадку, где собираются дети, и по расписанию краткосрочные программы им также выдаются. Есть возможность познакомиться, углубиться, приезжать она будет не один раз, а это будут систематические поездки.

М.М.: Дети, с которыми они будут заниматься, это могут все желающие или их как-то будут отбирать?

Е.Л.: Критерии отбора есть в каждой образовательной программе, я сейчас не смогу их прокомментировать, поскольку они индивидуальные. Но максимальный охват детей, конечно, это главная задача.

М.М.: На месте какие-то люди, педагоги в школе будут проводить предварительный отбор?

Е.Л.: Совершенно верно.

М.М.: Чем там с ними будут заниматься?

Е.Л.: Сейчас такой информации нет, поскольку заявка только подана на формате мобильного кванториума. Концепция будет разработана с министерством просвещения до 1 марта, какие именно программы мы будем реализовать в мобильном кванториуме.

М.М.: Вы же говорите, что уже деньги выделили, а на что же тогда их выделили?

Е.Л.: На создание материальной базы. Детальный инфраструктурный лист, какое оборудование должно быть, какое должны пройти обучение педагоги, это будет известно к марту.

М.М.: Нет опасения, что замахнулись сейчас, а потом выяснится, что денег не хватит или педагогов необходимых не смогут подобрать?

Е.Л.: К подаче заявки мы подходили максимально реалистично, понимая и рассчитывая на свои силы. Именно поэтому было подано 8 заявок, а не 12, как было заявлено в национальном проекте, ни один регион 12 заявок на сегодняшний день осуществить не сможет, но проблема подготовки кадров, наверное, сегодня самая острая проблема, в том числе в сфере педагогов. Поэтому значительная часть средств, в том числе привлеченных со стороны Федерации, будет направлена именно повышение квалификации педагогов.

М.М.: «Амур Техноцентр» будет создан в Благовещенске?

Е.Л.: Он будет создан на базе Амурского государственного университета. То есть это целенаправленные центры, которые реализуют свои программы именно на базе вузов. В Амурской области это будет Амурский государственный университет, он будет реализовать программы дополнительного образования по направлениям био- и генной инженерии, геномной инженерии и машинного обучения.

М.М.: В вузе сейчас есть эти направления?

Е.Л.: Начинают заниматься и плюс ещё средства от мероприятий подразумевают как раз-таки внедрение этих программ. И обучение педагогов, привлечение внештатных сотрудников и так далее.

М.М.: Я недавно общался с директором НИИ сои, и мы говорили насчет исследований генной инженерии. Будут ли оттуда привлекаться специалисты?

Е.Л.: Я знаю точно, что будет сетевое взаимодействие. Все вузы, которые смогут оказать качественную реализацию данного проекта, будут привлечены, это будут не только специалисты АмГУ.

М.М.: Будут только эти направления? Что еще будет в Техноцентре?

Е.Л.: Это основные направления, которые идут именно в 2019 году. До 2024 года можно будет создать дополнительные, но пока мы замахнулись только на один.

М.М.: Эти специальности, которые сейчас предполагается, что будут востребованы, но в связи со строительством у нас крупных предприятий, об этом сейчас речь не идет в рамках дополнительного образования? Это только по линии профессиональной подготовки всё будет проходить?

Е.Л.: В целом дополнительное образование будет выстроено так, чтобы создать систему ранней профориентации, чтобы ребёнок в школе как можно раньше мог понять, где он сможет себя реализовать. Поскольку от этого зависит успешность его жизненного пути, чтобы не менять свою траекторию по принципу получения второго, третьего высшего образования, и в итоге так и не найти себя в этой жизни. Эти центры дополнительного образования - целая система, то есть от поддержки в школах, в центрах дополнительного образования, центрах профессиональной подготовки профориентации и так далее.

М.М.: Как там будет осуществляться, будет какой-то выпуск, а что на выходе будет? Ребёнок будет заканчивать какой-то курс обучения?

Е.Л.: Совершенно верно, это образовательная программа.

М.М.: Будет выдаваться диплом, аттестат, свидетельство?

Е.Л.: Сейчас я не смогу назвать формат подтверждающих документов. Поскольку это вопросы лицензирования образовательных программ.

М.М.:. Они будут лицензироваться?

Е.Л.: Образовательная деятельность всегда лицензируется.

М.М.: На какой основе работают сети центры? Кто будет за это платить?

Е.Л.: За это в основном платит государство. Поскольку центрам будет разрешено, скажем так, дополнительно привлекать внебюджетные средства, то есть оказывать дополнительные платные услуги, то есть образовательные программы, ради которых мы открываем, они оказывают бесплатно.

М.М.: Дети придут, и с них не будут брать деньги?

Е.Л.: Не будут. Если центр будет реализовывать программу для взрослых или кто-то хочет какие-то дополнительные услуги и центр сможет их предоставить, не воспрещено оказывать платные услуги.

М.М.: Какая юридическая основа у центра? То есть форма их деятельности?

Е.Л.: Это будут автономные некоммерческие организации.

М.М.: Есть программы. Они, как вы сказали до 2024 года, то есть финансирование будет открываться, и оно будет осуществляться до 2024 года, это уже точная дата?

Е.Л.: Совершенно верно.

М.М.: Или это нужно будет каждый год подтверждать?

Е.Л.: То, что мы уже получим 2019 году, мы совершенно точно получим и реализуем эти проекты. А дальше мы будем пробовать себя в других заявках, в других проектах, потому что работа системная есть еще много чего, что нам необходимо реализовать и ежегодно министерство просвещения будет производить также отбор на каждый год по предоставлению финансирования. Содержать все эти учреждения будет уже сам регион.

М.М.: То есть это региональный бюджет?

Е.Л.: Региональный и местный бюджеты.

М.М.: Создание - это государственная программа, текущая деятельность. И всё остальное - это что уже называется сами. Хватит у нас ресурсов, сил на это?

Е.Л.: Я думаю, хватит.

М.М.: Вы думаете?

Е.Л.: Скажем так, я не уполномочена давать комментарии по поводу нашего бюджета в целом.

М.М.: Хорошо, а министр, что говорит? Всё нормально, деньги есть, справимся?

Е.Л.: Справимся.

М.М.: Спасибо.

Просмотров всего: 292

распечатать

Комментарии закрыты