19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
12 октября 2018, 10:00 0

Татьяна Гурова: только по наитию

Татьяна Гурова: только по наитию

В 2018 году в третий раз состоится вручение литературной премии имени Леонида Завальнюка. В числе её номинантов Татьяна Гурова из Райчихинска, которая на склоне лет открыла в себе детского поэта. Её опубликованные в интернете стихи представлены на соискание премии в категории «Лучшее произведение в поэзии»».

О стихах и об ответственности перед детской психикой беседует с Татьяной Михайловной журналист и переводчик Иван Ющенко.

– Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в поэзию.

– Неожиданно. Перед Новым годом, 2008-м, надо было найти внуку на утренник в детском саду стихотворение для Деда Мороза. Компьютера тогда не было. Внук слёзно просил, и я написала сама. Дальше-больше, и поехало.

– Стихотворение имело успех у публики?

– Главное, что оно понравилось внуку, и он с удовольствием его выучил. С тех пор он мой первый слушатель и критик, а ему уже пятнадцать.

– И сколько стихов ему пришлось уже послушать и покритиковать?

– Он слушает и оценивает всё моё творчество, а это более 350 стихотворений за десять лет.

– Вы долго работаете над одним стихотворением?

– Я не считаю это работой. Просто, если пришло, то пишется сразу, но потом долго шлифуется, если что-то не нравится. Неделя, месяц, год... Сказать трудно. Я помню все свои стихи наизусть.

– У русской – советской – детской поэзии не только богатая история, но и солидная теоретическая база, какие источники вы используете?

– Не поняла вопрос. Я просто пишу, что вижу, или то, что, считаю, будет интересно деткам. Стихи должны быть понятными, ритмичными, напевными и легко запоминаться.

– Вопрос, в сущности, вот о чем – читали ли вы книги, например, Корнея Чуковского, где он говорит о принципах детской поэзии? Или вы предпочитаете писать по наитию?

– Только по наитию.

– На детей какого возраста ориентированы ваши стихотворения?

– Любого. Есть для малышей и для детей постарше. Подростки уже читают и пишут исследовательские работы на стихи более серьёзные.

– Расскажите об этих исследовательских работах подробнее.

– Например, Клименко Анастасия, 10 класс. 2016 год. Тема: «Женские судьбы в стихах наших современниц». Здесь сравнительный анализ стихов Ларисы Рубальской, Вероники Тушновой и Татьяны Гуровой.

– И к какому выводу пришла юная исследовательница?

– Подождите, ещё две работы. Егор Ельчин, 8 класс. 2017 год. «Родная природа в лирике Татьяны Гуровой». Парень занял первое место в региональных академических чтениях, секция «Филология», и второе место на научной конференции в АмГУ. Путёвкой в «Океан» наградили.

– Замечательно! Но все-таки любопытно, что девочка смогла понять о женских образах в поэзии?

– Вам работу отправить?

– Нет, благодарю вас. Я не смогу включить её в интервью. Но если этот вопрос кажется слишком частным, то расширим его: женский образ в вашей поэзии – кто эта женщина, какая она?

– Верная, любящая, нежная. Честная и патриотка. В смысле – не проходи мимо.

– Не проходи мимо – уточните, пожалуйста.

– Мимо несправедливости и чужой боли. Но это не только к женщинам относится, а к любому нормальному человеку.

– Начав с детских стихов, вы вышли на взрослую поэзию, как это случилось?

– Иван, простите, всё-таки номинировали меня на премию по стихам для детей. Ну да ладно. Как сказал психиатр, к которому меня потащили мои дети, когда я начала запоем писать (то есть, ни днём, ни ночью покоя): «Не трогайте её. За всю жизнь накопилось, вот теперь выплёскивается и весьма талантливо».

– И вот теперь для кого же труднее писать, для детей или для взрослых?

– Конечно, для детей. Ребёнок сразу чувствует фальшь. Если ему неинтересно, он и слушать не будет, а тем более учить наизусть.

– Как вы учились писать стихи?

– Научиться писать стихи нельзя, можно только учиться технике стихосложения. Литературные сайты, общение с творческими людьми, доброжелательная критика – это всё необходимо, чтобы взглянуть на своё творчество со стороны.

– Ваше определение понятия «литературное мастерство»?

– Талант плюс умение. Форма должна соответствовать содержанию.

– Кто из поэтов вам больше всего нравится?

– Иногда могу почитать Пастернака, Цветаеву, недавно открыла для себя Роберта Рождественского. Любимого поэта нет. Каждый талантлив по-своему.

– А из детских поэтов?

– Я выросла на стихах Барто, Чуковского, Маршака. И дети мои, и внуки. В современности таких детских поэтов нет, хотя многие пишут неплохо.

– Что больше всего нравилось девочке Тане у дедушки Корнея?

– В трёх-, четырёхлетнем возрасте шпарила наизусть почти всё. Больше всего любила «Приключения Бибигона».

– Бибигон – пришелец из космоса, герой. А ваши стихи обращаются к фантастическим, приключенческим темам?

– У меня стихи больше земные. Если только сказки...

– А что это значит – земные стихи?

– Цветочки, травинки, деревья, животные и т.д. Одушевлённые иногда. Или поступки, поведение, отношения.

– В ваших стихах есть конфликт? Как строится сюжет?

– Когда в голову приходит строчка или сразу строфа, то, записав её, никогда не знаешь, чем стих закончится. Сюжет специально не выстраиваю никогда.

– Чуковский говорил о том, что детям нравятся определённые размеры стиха. Каким размером вы чаще всего пишете?

– Хореем для детей – они его лучше воспринимают. А вообще, пишу на слух, размер потом определяю, но в этом нет необходимости.

– Ко многим детским стихам, это, конечно, относится – вслушиваться и играть размерами, чтобы ребёнку интересно было и его радовала неожиданность. А что вы скажете о рифме? Какая предпочтительней: точная, ассонансная, богатая, бедная – что, по-вашему, вызывает у малышей наибольший отклик?

– Желательно, точная. Но есть слуховые рифмы и это тоже хорошо.

– Передо мной ваши стихотворения, которые представлены на сайте областной научной библиотеки, на страничке премии имени Леонида Завальнюка. Они разные: стихотворение об одуванчике и, скажем, стихотворение о пчёлке и муравье. Это для детей одного возраста? Или есть точная градация – что-то четырёхлетке нравится, а, скажем, шестилетнему ребёнку – другое?

– Иван, я инженер по профессии, а что нравится деткам в каком возрасте, это только педагог ответить может.

– Хорошо, нравится ли им, видно по их реакции. Как ваши стихи приходят к вашему маленькому... читателю, поклоннику?

– Первую книжку-малышку «Зимняя сказка» издало в 2009 году в издательство R-ателье-R в Благовещенске тиражом 1 000 штук. Книжка вышла за счёт издательства. Потом участвовала в различных конкурсах, и по редакторскому отбору печатали мои стихи в коллективных сборниках – тоже бесплатно для меня. «Сказочный ларец» – книга вышла в московском издательстве «Серебро слов» в качестве приза за второе место в международном поэтическом конкурсе. «Рубашка для лужайки» – по акции в новокузнецком издательстве «Союз писателей». Я не хочу печататься платно, неправильно это как-то.

– Я вас понимаю. Мой традиционный вопрос касается психологических качеств литератора: талант талантом, техника техникой, а можно ли быть поэтом и не быть честолюбивым человеком? Присуще ли вам литературное честолюбие?

– Нет. Нос не задираю. Поэтесса я или нет, решает только читатель.

– Какой совет вы бы дали тем, кто только вступает в литературу, в особенности тем, кто хочет стать детским писателем?

– Что значит – хочет стать детским писателем? Если дано свыше, он им станет, а если нет, то хоть лопни – не получится. А если уж так хочется писать для детей, то девиз: «Не навреди». Детская психика – вещь хрупкая.

Просмотров всего: 226

распечатать

Комментарии закрыты