19декабря
Предыдущий материал Следующий материал
28 сентября 2018, 18:00 0

Бизнес-тренер № 1 Владимир Якуба: как находить, оценивать, удерживать и мотивировать кадры

Бизнес-тренер № 1 Владимир Якуба: как находить, оценивать, удерживать и мотивировать кадры

Михаил Митрофанов: В студии «Эха Москвы в Благовещенске» бизнес-тренер № 1 по обучению в формате «реалити», как он сам себя рекомендует, Владимир Якуба. Владимир, добрый день!

Владимир Якуба: Добрый день!

М.М.: Бизнес-тренер № 1. Я не буду, как говорится, комментировать, а насчет формата «реалити», конечно, сразу вопрос. Что это такое?

В.Я.: «Реалити»-формат означает то, что мы с участниками не только обсуждаем какие-то темы, говорим про интересные слайды за моей спиной и разбираем какие-то задачи, а мы берем трубку телефона, звоним и решаем конкретный вопрос. Например, если вы мне сейчас скажете: «Владимир, у нас дорогая аренда и нужно сделать, чтобы она была поменьше». Это значит, что я не буду вам рассказывать, как последовательно это делать, первое, второе, третье, по шагам, а возьму трубку телефона, позвоню владельцам здания, узнаю сначала контактные данные, узнаю на кого и как можно влиять. Потом правильными скриптами, деликатно попробую договориться и договорюсь с высокой вероятностью о том, чтобы были какие-то правильные шаги, это как пример. Может быть, нужно будет переговорить с вашим сотрудником, с кандидатом на работу, может быть, нужно будет что-то продать или, например, продать эфирное время радио «Эхо Москвы» конкретной компании, бери и звони, а не просто рассказывай. Вот в этом суть формата «реалити». То есть ты практикующий тренер или ты просто разговорчивый тренер.

М.М.: Понятно. То есть вы не даете просто абстрактную теорию, а все это сразу, здесь и сейчас на личном примере?

В.Я.: Да.

М.М.: Вам сейчас 35 лет?

В.Я.: Уже 36 лет.

М.М.: Когда вы в первый раз можете вспомнить, что осознали себя человеком, который способен заниматься вот этой деятельностью? То есть когда вы себя почувствовали тренером? Как это произошло?

В.Я.: С удовольствием расскажу, меня часто спрашивают про эту дорогу. Здесь две составляющие: первое – это умение говорить, а второе – это контент того, что говорить и нужно в этом разобраться. Это как, когда в одном реалити-шоу, в котором я участвовал на ТНТ «Кандидат» с Владимиром Потаниным в 2006 году. Потанин нам сказал: что важнее форма или содержание, он задал нам этот вопрос. И мы дискутировали и отвечали на вопросы. С точки зрения формы вы должны умело говорить, я в свое время прошел такую школу, она называется «Парламентские дебаты». Меня учили правильно отвечать на вопросы, правильно преподносить информацию вот это то, что касается формы. Ты должен этому научиться в нужном возрасте, когда-то мне было 17-18-19 лет, в это время я стал этим заниматься. Я очень любил читать стихотворения на уроках русского языка и литературы. А вот второе, про содержание: ты будешь абсолютным болтуном, если ты не разбираешься в теме. Ну, например, если вы или кто-то из наших радиослушателей будет рассказывать про то, как правильно продавать, вести переговоры, строить бизнес, но сам он в этом не разбирается, а просто начитался книг, то это вот как раз есть форма, а не хватает одного – содержания. Я не стразу стал тренером, я проработал в трех организациях, четвертую открыл самостоятельно и изнутри разобрался в том, что знаю хорошо – это продажи и направление эйчар. Эйчар – это подбора персонала, рекрутинг, увольнение, мотивации, а продажи совершенно понятно.

М.М.: В этих направлениях вы и работаете? Получается два основных направления?

В.Я.: Два больших направления – это продажи и работа с командой, и еще есть третье, оно сейчас больше развивается – это профессия руководитель. Это тема для руководителей, для предпринимателей, потому что я сам предприниматель. И есть четвертое направление под звездочкой, занимает не очень много моего времени, но примерно 8-10 мероприятий в год я провожу. Я обучаю психиатров и неврологов, иногда гастроэнтерологов, косметологов и стоматологов.

М.М.: Чему вы их обучаете?

В.Я.: У психиатров тема называется «Сложные пациенты в работе врача психиатра» или «Аргументация в работе психиатра».

М.М.: Вы разбираетесь в психиатрии?

В.Я.: Для того чтобы обучать докторов, разбираться в коммуникациях между пациентами, сложными родственниками, умение убеждать, переключать внимание, структурно объяснять, для этого не нужно быть психиатром или медиком, для этого нужно быть коммуникатором.

М.М.: В этом смысле вы выступаете как коммуникатор?

В.Я.: Этому не учат в медицинских вузах, а нужно.

М.М.: Коммуникации вообще мало где учат, практически нигде не учат. Скажите, 36 лет – возраст, с одной стороны, вполне зрелый человек – мужчина, с другой стороны, есть еще, а сейчас будет еще дальше отодвигаться возраст людей, которые работают. Вы работаете с разной аудиторией, вы сказали, что работает с руководителями и многие наверняка старше вас и некоторые из них существенно старше. В данном случае ваш возраст – это плюс или минус? Как вы оцениваете это преимущество? Или может быть недостаток в чем-то?

В.Я.: Я помню возраст, когда мне было 25 лет, я открыл первую компанию, она называется Tom Hunt, ей 11 лет уже. Я приходил на переговоры и думал, что же делать, чтобы выглядеть постарше. Я надевал очки, подбирал более темные цвета, я не знал, что делать, а потом понял, что обычно на 30 секунде у моего собеседника немного ломается первое ощущение. А первое ощущение, что за малолетка к нам пришел, а через 30 секунд вроде бы нормально. Если ты правильно говоришь, излагаешь мысли, то все становится в порядке. Так же до сих пор. Мне 36, но не знаю, может быть, я выгляжу на 34. До сих пор мои участники потенциальные задают вопросы: чему нас может научить этот молодой парень? Даже, когда им говорят цифру 36, все равно молодой парень. Делаем вывод, что дело не в возрасте, а том, в чем ты разбираешься и как ты эту информацию доносишь, во что ты веришь и чем ты уже достиг.

М.М.: А часто на тренингах возникают проблемы? Мы знаем из книг, из различных интервью, как правило, всегда возникают оппоненты в аудитории, которые такие скептики, которые тянут одеяло на себя, все ставят под сомнение и плюс еще такой фактор, как вроде что это за молодой совсем юнец. Как вы с этим справляетесь?

В.Я.: Бывает не часто. Я бы сказал, что каждое третье мероприятие кто-нибудь точно такой в аудитории находится. Каждый третий это значит, что кто-то руку поднимет, или даже не поднимая руки, скажет: «Владимир, по-моему, вы говорите, грубое что-то такое или вы говорите совсем не так». Люди обычно корректные, но обычно дают понять, что лектор говорит совсем не те вещи. Я в таких случаях испытываю огромное удовольствие, потому что, когда кто-либо в зале запускает этот метеорит энергии, это очень здорово, если ты умеешь работать, а я умею работать. Что я делаю: участник обычно хочет нарваться на негатив. Он хочет, чтобы я ему ответил, я его обидел, у него было еще больше энергии, пошел конфликт, и все участники стали понимать, что тренер-то не очень в этом разбирается. Но этого не получается, потому что я гашу этот конфликт. Я действительно уважаю мнение любого участника, его право рассказать все, о чем он думает, а моя задача – это правильно перенести в оболочку. Два дня назад у меня был тренинг в Одессе, в зале было 1 300 человек.

М.М.: 1 300 человек? Это тренинг?

В.Я.: Это мастер-класс. Там мы тренировали навыки коммуникаций, и я смело могу называть это тренингом, правда, один час 10 минут у меня было выступление. Мы сделали несколько блоков, мы сделали два реальных звонка, все в формате «реалити», мы звонили совершенно случайным людям, 1 300 человек слушали, могло произойти все что угодно, это было довольно интересно.

М.М.: Случайным в смысле как? Просто набирали какой-то номер?

В.Я.: Я спрашивал у участников в зале, есть ли у вас проблемный клиент или нет? Если есть, то напишите на листочке, на сцену вынесли штук 100 листочков.

М. М.: Писали, в чем проблемы и что это за клиент?

В.Я.: Нет, просто телефон и имя. Я спрашивал, кто написал, человек выходил на сцену, я задавал свой уточняющий вопрос и потом звонил и решал этот вопрос. Это к тому, что даже если нет никакого конфликта, я сам должен его как бы создавать, создать какую-то сложность. Они слышат эту сложность, слышат, что я звоню, а мне отвечает человек: «Алло! Мне не нужна ваша продукция, отстаньте, мне не интересно». Все это слышат, и моя задача, как спикера, как выступающего решить эту проблему, которую я сам же и создал.

М.М.: Как часто бывает, что проблему не удается решить? Или вас отшивают? В.Я.: Часто. Я так скажу: каждый второй раз, каждый второй случай я нарываюсь на грубость, и у меня в прямом смысле не получается убедить собеседника. В прямом это значит, что он сказал: «Да, я готов встречаться. Да, мне интересен ваш продукт», но каждый второй это хорошая статистика. Такое же выступление для этой же компании было в Астане, вот в Астане у меня прекрасно получилось, а в Одессе меня отшили по полной. Мне сказали, что не интересно, но мы все равно договорились, я перевел на следующую стадию, я спросил: «А у вас есть вотсап? Я скину вам информацию. Вы посмотрите, будет новый каталог, там есть пара интересных вариантов, как отказаться». Это нельзя назвать неудачей, это просто переход на следующий шаг, не вот такой шаг, а шаг чуть поменьше.

М.М.: Я прочитал в одном из ваших интервью, вы говорили о том, что в 18 лет вам отец сделал такое напутствие: «Сынок я тебе сделал все что мог, заплатил за курсы, а дальше уже сам».

В.Я.: Да.

М.М.: Ну, с учебой понятно, а тренерская деятельность? Ей же надо учиться? У кого вы учились? Как вы учились? У вас есть какие-то авторитеты? Может быть, кумир?

В.Я.: Да, есть. Есть два авторитета, имена, которых очень известны, но я бы не хотел их произносить в эфире.

М.М.: Это отечественные или зарубежные?

В.Я.: Отечественные. Это люди, с которыми я знаком лично, периодически работаю, встречаюсь, имена которых на слуху. Есть те люди, которые совсем не известные, я с удовольствием назову их имена в эфире. Одного из них зовут Вадим Старков – это мой первый руководитель в кадровом агентстве. Это человек, который нанял меня в агентство, платил мне заработную плату аж 2 тысячи рублей в месяц, я учился и параллельно работал.

М.М.: Это ваше первая работа?

В.Я.: Да, первая официальная. Еще я получал стипендию тысячу двести рублей, получалось 3 тысячи 200 рублей, и мне этих денег хватало, я жил вместе с родителями. Дело совершенно было не в деньгах, я получал копейки, и, можно сказать, они на мне ездили, но я был просто счастлив, потому меня развивали, обучали, объясняли, вкладывались в меня. Они знали, что я однажды уйду, и были готовы к этому, но, по-моему, все было взаимно. Это к тому, если тебе платят копейки, то задумайся: ты работаешь только ради денег или же ты работаешь, потому что лидер тебя развивает.

М.М.: То есть это учеба, инвестиция такая?

В.Я.: Да, именно так, это не единственное имя. Впоследствии я стал заниматься той работой, при которой, встречаясь с разными людьми, я сам развивался. Я открыл компанию Tom Hunt, мы помогали топ-менеджерам строить свою карьеру, личный брейдинг. Я встречался каждый день с людьми, которые старше меня на 15 лет, каждый день у меня было по 5-7 встреч. Эти люди были крайне интересны, они много и правильно рассказывали, я чувствовал себя рядом с ними просто маленькой-маленькой пташкой, и то, что он говорит, если ты правильно слушаешь, ты слышишь и развиваешься.

М.М.: Информация о том, что у вас сейчас разносторонний бизнес - от строительного до консалтингового, вы занимаетесь и тренерской деятельностью. Тут как происходит? Как говорят, когда ты можешь организовать трех человек, а дальше количество уже не важно, в бизнесе примерно-то же самое?

В.Я.: То же самое. В своей работе мне нечем хвастаться с точки зрения огромного масштаба в сети по франчайзе развитой, и в первую очередь это связано с тем, что я занимаюсь только тем, что мне нравится. Если я получаю удовольствие, я этим занимаюсь. Если не получаю, я думаю, как скорректировать этот бизнес, может быть, продать его. Я приведу примеры, что я делаю: у меня есть детский садик, здание я сам построил, 730 квадратных метров, отдельная территория, лес, это находится в центре города – это Нижний Новгород. Вот это отдельный бизнес-проект, там есть соляная комната.

М.М.: То есть вы на свои личные деньги? Или инвестиции какие-то? Никаких инвесторов?

В.Я.: Нет. Кто-то в банк деньги вкладывает, а я таким направлением занимаюсь, мне это нравится, и я не планирую это завершать. Правда, у меня нет огромного желания строить снова. Есть дело для души, а есть дело для коммерции, кстати, там есть первое и второе. Такими направлениями я занимаюсь, а строить высотные здания, брать кредиты, риски.

М.М.: Вы не хотите.

В.Я.: Это, возможно, моей компетенции хватит, но я этого делать не хочу.

М.М.: Вы в своих бизнесах, если так можно сказать, выступаете кем? Учредитель? И у вас работают какие-то нанятые люди? Или вы еще выполняете какие-то функции? Может быть директор, занимаетесь бухгалтерией?

В.Я.: Нет, я выполняю две вещи. Первая – это как стратег, второе – как говорящая голова, если нужно. Потому что говорящая голова это в плане работы и как бизнес-тренер.

М.М.: Какие-то представительские вещи?

В.Я.: Да, скорее так. Остальные функции делегированы, есть люди, которые выполняют ту или иную работу.

М.М.: Работа, работа, работа. Вы много ездите, у вас много разных направлений деятельности, как вы отдыхаете и отдыхаете ли вообще? Или вы такой трудоголик, может быть?

В.Я.: Вчера я прилетел в Нижний Новгород в два часа ночи, в 9 встал, сегодня ночью я летел в Екатеринбург, в Благовещенск в 8 утра прилетел, сегодня час двадцать минут я поспал, чувствую себя бодро, это к тому, как я отдыхаю. Сплю, когда есть возможность. Когда я приезжаю домой, я сплю чуть побольше. Я не из тех, кто спит по 3-4 часа каждый день, хотя в рабочий период получается именно так. С точки зрения отдыха, я отдыхал час назад, я прогуливался по набережной Благовещенска, смотрел на Амур, на Хэйхэ, получал удовольствие и заодно сделал несколько записей. В Петропавловске-Камчатском у меня будет выступление, я сделал анонс и заодно выполнил несколько задач. Я отдохнул, потому что я смотрел вдаль, о чем-то задумался, почему не отдых?

М.М.: То есть переключение какой-то деятельности?

В.Я.: Конечно. Есть отдых в рабочем режиме, когда-то, чтобы не стать загнанной лошадью ты должен уметь это делать. А есть второй вариант, когда я приезжаю домой, то я перезагружаюсь со своей семьей. Мы куда-то ездим, смотрим, обычно на природе.

М. М.: О семье скажете несколько слов? Семья это кто?

В.Я.: Семья – это моя супруга и мой сын.

М.М.: Сыну сколько?

В.Я.: Сыну уже скоро будет 4 года. Он занимается гимнастикой, футболом.

М.М.: Прекрасно. Вы спортом увлекаетесь?

В.Я.: Да, беговые роликовые коньки. Я живу в городе Сочи, три года назад приехал туда жить. Я какое-то время жил в Нижнем Новгороде, долго в Москве, в результате после Москвы переехал в Сочи.

М.М.: Почему Сочи?

В.Я.: Мне кажется, вы знаете ответ на этот вопрос.

М.М.: Все по-разному. Я в Сочи не хочу почему-то жить.

В.Я.: А вы там были?

М.М.: Да.

В.Я.: В Олимпийском парке?

М.М.: Да и на Роза Хутор.

В.Я.: Для меня это лучший город России и лучший город с точки зрения климата и тем, что это новый город, и природа, море. Я могу продолжать, ведь каждый самостоятельно выбирает. Там, в Олимпийском парке прекрасные дорожки, вы видите, к чему я клоню. А я роликовые коньки всегда любил, я много на них передвигаюсь, я не катаюсь на роликах, я просто еду по делам. Это не единственное увлечение, но оно занимает больше времени, я стараюсь на машине ездить меньше, если мне что-то надо перевести.

М.М.: Прекрасное увеличение и полезное ко всему прочему. Скажите вы ездите очень много с гастролями, вот с такими с тренерским проектами. Как долго вам удаётся быть дома с семьей? Насколько у вас затяжные такие вояжи происходят?

В.Я.: Я подсчитывал, в прошлом году я провел 144 выступления.

М.М.: А по дням это сколько?

В.Я.: Это 70-80 городов, а по дням – 144 дня.

М.М.: Полгода в дороге?

В.Я.: Да. В этом году я стараюсь делать меньше. В моей сфере это делать проще, ты повышаешь гонорар или отказываешься отчего-то и просто не едешь. В этом году я постараюсь не выходить за 100. Сейчас мне «Аэрофлот» снова продлил золотую карту, а это значит, что я опять много налетал.

М.М.: Скажите основные сегодня, какие проблемы у нас с кадрами? С кадрами серьезные очень проблемы у нас здесь, в Амурской области, вот у нас сейчас сменился губернатор, кто-то уехал, сейчас формируются новые команды, но это не только на региональном уровне, я имею в виду и в компаниях, то же самое. У нас многие люди уезжают отсюда, причем уезжают, конечно, люди, которые способны где-то в другом месте себя применить, то есть профессионалы.

В.Я.: Уезжают из Благовещенска?

М.М.: Да, из Амурской области, с Дальнего Востока уезжают, у нас это очень серьёзные проблемы.

В.Я.: Если по этому поводу. Я не житель Дальнего Востока, однако то, что я вижу со стороны, и мне этот тренд не очень нравится. Сейчас приведу аналогию, есть привлечение клиентов новых, есть удержание клиентов, есть холодные звонки, мы пляшем клиентам, ездим на встречи, улыбаемся, дарим подарки. А вот удержать их, мы забываем, или забиваем на них, он платит и платит, созваниваемся, а получается-то ценнее для тебя кто? Тот, кто уже лоялен тебе, тот, с которым ты уже работаешь, удерживать мы забываем часто в работе с клиентами. Теперь перенесемся на трудовую миграцию, на Дальний Восток. Если я как обыватель в центре России слышу, что гектар дается, правда, непонятно где, в лесу. Ну ладно, но все-таки дается. Какие-то там деньги даются, что-то есть, как привлечение новых клиентов, это привлечение новых жителей. По-моему, это правильно и логично, ну хоть как-то. И здорово, что это есть. Удержание, люди же уезжают, я задаю вопросы: Сахалин, Камчатка, Владивосток, Хабаровск, Благовещенск, Барнаул, даже если говорить по Сибири очень многие едут, куда едут? Направление? Краснодар, Калининград, Белгород.

М.М.: Москва, Санкт-Петербург.

В.Я.: Наиболее популярные. Так уезжают, почему? Потому что их недостаточно профессионально удерживают. С точки зрения государства, грубо говоря, 50% задачи выполняется, а другая часть задач – удерживать текущих, как удерживать? Может быть, им тоже полгектара дать, хоть соточку какую-то.

М.М.: Нет, пожалуйста, гектар бери, хоть по гектару на каждого человека.

В.Я.: С пенсионной реформой слышал, что для жителей Дальнего Востока что-то не будет вводиться. Что-то с этим делать нужно, и я уверен, что что-то сделают.

М.М.: Вы оптимист.

В.Я.: Дай бог, проблемы будут решаться. Иначе никого не останется либо будут жители более южных наших районов.

М.М.: Какие, на ваш взгляд, самые серьезные проблемы именно с кадрами? Вы консультируете руководителей и других сотрудников в компании? Какие самые серьезные проблемы с кадрами?

В.Я.: Три проблемы. Первое – находить, второе – их правильно оценивать и не быть обманутым, третье – удерживать и мотивировать. Вот эти наиболее популярные. Первое – если находить, очень часто говорят, что нет нигде людей нормальных, на работных сайтах смотришь, никого нет толкового.

М.М.: Такое бывает.

В.Я.: Но это не совсем так, имеется в виду, что среди того круга кандидатов, которых я смотрю, действительно нет достойных людей, но расширять этот круг не очень умеют – это первое. Второе – оценивать. Бывает, приходят кандидаты, которые блестяще все продают, рассказывают. Вот, например, мы сидим сейчас с вами, я вам все рассказываю, всем понравится, а если, например я бы не проводил те самые форматы «реалити», рассказывал бы про продажи, а потом бы меня просили позвонить и что-то продать, а я бы пытался, и у меня ничего не получилось бы. Вот это к тому, что есть форма, но нет содержания. Поэтому оценивать кандидатов нужно так, чтобы сразу было понятно – есть методики интервью. А третье – это мотивировать, наверное, это самая сильная боль, удерживать тех, кто есть сейчас. Какие мотиваторы бывают и чем их удерживать, чем мотивировать людей – есть такая техника, она называется «Свод Д» – это страх, власть, общение, творчество, деньги, и я могу этот список продолжать, очень много факторов. Важнее не факторы знать, важнее правильнее вытаскивать из вас, Михаил, то, что движет именно вами и тихонечко давить на эти моменты.

М.М.: То есть надо найти эти, как говорится, болевые точки, если так можно сказать?

В.Я.: Иначе это будет, знаете, я книжек начитался, понял, что мотивирует людей, что надо каждому человеку каждое утро жать руку.

М.М.: Или улыбаться.

В.Я.: И будут думать, что сейчас Михаил будет теперь суперзамотивированный, или посчитают, что Михаилу для полного счастья не хватает нового микрофона, или Михаилу нужно обновить рабочее место, а может быть, Михаилу это вообще не надо, и не деньги ему нужны, а ему нужно, чтобы я периодически с Михаилом отдавал обратную связь.

М.М.: Просто общался.

В.Я.: Да, или у Михаила идеи его воплощались в жизнь, а не вот это, что я здесь придумал. Поэтому важнее вытаскивать из каждого сотрудника то, что ими движет.

М.М.: Когда вы говорили о том, что неважно, какое количество заработанных денег, то есть для вас это неважно, когда вы поступили на работу, вам все было интересно, и вы хотите сказать, что со временем эта ситуация не поменялась? Хотя количество денег увеличилось, но по-прежнему это не имеет для вас ключевого значения?

В.Я.: Я с детства привык экономить, но не до переборов.

М.М.: Не до фанатизма, а что называется, посредством?

В.Я.: Да, папа у меня военнослужащий, мама – учитель музыки, оба зарабатывали немного, жили на съемных квартирах, папе уже было почти 40, когда нам предоставили свою квартиру. У нас были гараж, прицеп, три загородных участка, картошку копали, колорадских жуков собирали, всё примерно так. Теперь я переведу это на финансовый вопрос: я не помню, чтобы я, знаете, ставил какие-то стратегии, по частям делил, на что я затратил, планировал бюджет, складывал чеки. Зачем всё это нужно? Если ты мало зарабатываешь, трать мало, если зарабатываешь чуть больше, трать чуть больше, но все равно экономно к этому подходи. Я не помню чтобы я испытал то, что прямо денег совсем нет. Были у меня в жизни такие ситуации, но они очень быстро заканчивались. Это к тому: не нужно слишком много экономить, нужно больше зарабатывать и зарабатывать тем, что тебе нравится, и тогда о деньгах ты не будешь думать.

М.М.: Я благодарю вас. И в завершение, наверное, задам вопрос, который я прочитал в одном из интервью, может быть, вы ответите иначе. Что бы вы посоветовали тем, кто, может быть, только вступает и начинает свою карьеру, трудовое обучение? Есть у вас какой-то девиз для этих людей?

В.Я.: Начинать можно в разном возрасте, если тебе 45 или 55. По-моему, в эти годы создатель «Макдоналдс» создал этот бренд, или тебе 21 год и ты заканчиваешь вуз, я бы коротко пожелал четыре вещи. Первое: заниматься только тем, что тебе нравится, модно звучит, но стремиться нужно именно к этому, не у всех получится, но к этому нужно стремиться. Второе: научитесь себя продавать, вы можете быть блестящим, интересным, но не умеющим себя продавать, вероятно, что вы не сможет добиться, чего вы хотите.

М.М.: Как можно быть блестящим, интересным и в то же время…

В.Я.: Блестящим и интересным в своем функционале. Например, я был в Нижнем Новгороде у своей родной сестры в гостях, ее муж – блестящий программист, просто гениальный. Я более-менее разбираюсь, я общался с кандидатами, я знаю, какие языки он знает, какие задачи он решает, но он уже лет 15-20 работает в одной организации и ничего не меняет, он не хочет делать резюме, он не умеет себя продавать и не хочет.

М.М.: Может быть, ему это не надо?

В.Я.: Ему это не надо. Это к тому, что вы определитесь – вам это надо? Тогда вы должны маленькую революцию делать, поэтому третий пункт – убери страх, меняй в своей жизни. Его эта жизнь устраивает и отлично, это потому что он получает от нее удовольствие. А если вас не устраивает и вы не умеете также продавать свое, тогда вперед, тогда надо что-то менять и убрать третью кнопку, которая называется страх. И четвертое, наверное, вам нужно помнить, что самый важный навык, который вам в жизни пригодится, – это навык общения, навык коммуникации. Помните, мы вспоминали про психиатров, коммуникации. Возьмите любую профессию, на стройке работай, грузчиком работай, директором или губернатором работай, без коммуникаций никуда.

М.М.: Без коммуникаций никуда, это точно. Сейчас финальный вопрос. Сейчас пенсионная реформа, вы уже о ней вскользь упомянули, многих людей беспокоит, многих тревожит. Вопрос в следующем: как вы считаете, человек должен уходить на пенсию? Есть для вас такое понятие – пенсия?

В.Я.: Будет очень индивидуальный ответ, я скажу про себя. Нет, не должен, до последнего дня он должен чем-то заниматься. Это что-то может корректироваться в процессе жизни. Я скажу сейчас в эфире то, о чем не говорил раньше, потому что событие произошло совсем недавно. Мои дедушка и бабушка, они жили в Киеве, об этом сейчас не очень модно говорить, но это близкий мне город. Моя бабушка еще была в австрийском концлагере, дедушка был более юным, он был в оккупации в Киеве, там ему было лет четырнадцать. И вот я четыре года назад был в Киеве, увидел их живыми, а вот сейчас три дня назад я вернулся из Киева, я специально туда полетел, мне не нужно было туда лететь, но я залетел, чтобы увидеть своих родственников и сходить на могилу. Так вот до последнего дня и дедушка, и бабушка – им было 89 и 88 лет, когда их не стало, и не стало их в один год – они трудились, трудились, трудились. В советское время они шили брюки и продавали их на рынке, и это было чуть ли не уголовным преступлением. Уже в последние годы они покупали хохломские ложки в Нижегородской области и продавали их на Крещатике в подземном переходе. Мой дедушка рьяно относился к политическим вопросам, может быть, хорошо, что он не видит сейчас некоторых моментов, но он трудился и трудился. Это давало им энергию, жизнь. Я сделал для себя вывод на примере своих близких, что если ты хочешь жить, то ты должен постоянно трудиться. Ты можешь трудиться не 9 часов и не 16, два-три часа в день уже с возрастом, но трудиться каждый день.

М.М.: Как сказал классик: «Душа обязана трудится и день и ночь». Благодарю, сегодня у нас в студии был бизнес-тренер № 1, как он сам себе рекомендует по обучению в формате «реалити» Владимир Якуба. Владимир, спасибо вам, что нашли время заехать к нам. Надеюсь, до новых встреч.

Просмотров всего: 139

распечатать

Комментарии закрыты