23сентября
Предыдущий материал Следующий материал
13 августа 2018, 10:16 0

Директор частной школы «Наш дом» Светлана Городович: Принимаем мы всех, а выпускаем – Личность!

Директор частной школы «Наш дом» Светлана Городович: Принимаем мы всех, а выпускаем – Личность!

– Светлана Юрьевна, говорят, что ваша девичья фамилия - Школьная. Значит, у Светы Школьной была предопределена «школьная» судьба?

– И фамилия, и мама учитель, которая всю свою жизнь школе посвятила, вероятно, свою роль сыграли. Но изначально об этом не мечталось… Я хотела стать режиссером.

– Не получилось? Что помешало?

– Помешали страх и неуверенность – побоялась ехать поступать в знаменитый ВГИК. В Благовещенске вариантов было не много, выбрала исторический факультет педагогического института.

– Жалеете о том, что мечта не осуществилась?

– Не жалею вовсе. Потому что в конце концов получилось так, как мечталось: по сути я и стала режиссером. Режиссером собственной школы.

– С чего все началось? Долго созревали и планировали?

– Оглядываясь назад, в «лихой» и далекий 1992 год, понимаю, что создание школы было авантюрой чистой воды. Мне было 26 лет, и я понимала на уровне интуиции, чего хочу. Но плана реализации мечты не было. Шла наощупь, слушая только сердце. Был небольшой опыт работы в государственной школе… Но для собственных детей хотелось совсем иного школьного детства – счастливого, справедливого, одухотворяющего, наполненного радостью. Мой муж поддержал мою идею, став учредителем школы. Аренда здания, парты, учебники и даже школьная форма и портфели для первых «пилотных» классов – все это было профинансировано им лично. Уже 27 лет школа – наше семейное дело. Дети выросли, но теперь у нас каждый год новые дети – с 1 по 11 класс. Есть еще малыши – подготовительная группа «Зернышки».

– Чем отличается «Наш дом» от государственной школы?

– Во-первых, есть отличия организационные и бытовые. В школе тепло, красиво и уютно, как дома. У нас маленькие классы – не более 15 человек. Дети находятся в школе целый день - с восьми утра до пяти вечера. Иногда и по вечерам тут идут репетиции, мероприятия, что-то происходит. У детей 3-разовое питание, уютная столовая, малыши-первоклашки спят днем. Выделено время на прогулку и подготовку уроков...

Но главное отличие не во внешнем обустройстве, а в глубинной сущности школы, в ее концепции. Хороший друг школы, писатель Борис Иванович Черных называл это «генеральной идеей».

Дело в том, что официально признанная педагогика в государственной системе образования – это авторитарная педагогика. «Наш дом» – это общеобразовательное учреждение гуманной педагогики. Отсюда и разница во всем: в содержании образования, целях, методах и приемах, в отношении к ребенку и т.д.

– Думаю, и в обычной школе бывают гуманные учителя…

– Несомненно! В авторитарной системе обязательно найдется гуманный учитель. Он не просто транслирует знания, а формирует мировоззрение ребенка, воспитывает в нем Личность. Он – носитель идей гуманной педагогики даже в условиях авторитарной системы. Таких учителей мы все вспоминаем с теплом, любовью и благодарностью. Для многих из нас такие педагоги стали настоящими спасителями, качественно повлияли на нашу жизнь…

«Наш дом» объединяет учителей-единомышленников, приверженцев идей гуманной педагогики, которые воспринимают ребенка как носителя собственной миссии. Мы не учим, а образовываем. Наша цель – не напичкать знаниями, а воспитать благородного человека.

– То есть главное не качество и количество знаний, а воспитание?

– Скажите, а вы встречали в своей жизни благородного человека без знаний в качественном и количественном их проявлении?

Сами по себе знания без воспитания ценности не имеют. Только благородный и воспитанный человек может превратить свои знания в ценность для себя и для других.

– Где же вы берёте учителей-гуманистов? Все педагоги обучены как раз в авторитарной системе…

Это самая сложная задача – найти «тех самых» учителей. Образовательный процесс имеет субъективный характер. Какой учитель – такая школа. Другого не может быть. Поэтому я ищу людей, которые разделяют идеи школы. Но просто соглашаться и красиво говорить о гуманной педагогике и образовательной миссии – этого мало. Нужен ежедневный кропотливый труд, тяжелая работа над собой, над расширением своего педагогического сознания. Мы с учителями очень много работаем над личностным и профессиональным ростом. В этом нам очень помогает научный руководитель нашей школы, академик, профессор психологии, классик педагогики Шалва Александрович Амонашвили. Его имя стоит в одном ряду с великими именами Сухомлинского, Корчака, Ушинского, Макаренко и других. Он говорит мне: «Если у тебя в школе будет ещё два гуманных учителя кроме тебя, то состоится гуманная педагогика». А у меня их не два, у меня их больше! Я ищу людей. Не учителей, а в первую очередь, людей, личностей. А затем мы работаем, читаем, бесконечное количество раз проводим семинары для учителей Амурской области, открытые «Уроки сердца».

В этом году учителя подписали «Кодекс Учителя «Нашего дома». Это официальный документ, в котором прописаны главные требования к учителю.

С наступающего учебного года в «Нашем доме» начинает работать проект «Открытая школа». Все уроки – открытые. В каждом классе установлены видеокамеры. Я думала учителя испугаются, а они заявили: «Как здорово! Теперь родители смогут увидеть, как мы работаем, как интересно их детям, и насколько дети – молодцы и умницы». Меня порадовала реакция коллектива. Это дорогого стоит!

– Есть категория родителей, которые говорят: «Моего ребёнка нужно держать в ежовых рукавицах, дайте учителя по строже»… Есть у вас такой учитель «с рукавицами»?

– Чаще всего родители именно с таким запросом и приходят. Хотят требовательного учителя. А гуманная педагогика не исключает требовательность. Она как раз подразумевает, что вера в ребёнка и его безграничные возможности ставит для него очень высокую, максимально высокую планку. Но наша задача ещё и в том, чтобы изменить сознание родителей. Когда они бывают на семинаре по гуманной педагогике, то выходят оттуда со слезами: «Боже мой! Сколько времени мы потеряли! Как неправильно вели себя с детьми!». Зачем родителю строгий учитель? Для того, чтобы ребёнок вел себя так, как удобно нам, взрослым. Чтобы не баловался, слушался, выполнял команды взрослых. А потом удивляемся: почему он такой безынициативный, ничем не интересуется, только сидит за ноутбуком?

– Нам говорят, что ребёнок должен уметь пересилить себя, заставить делать не то, что хочется, а то, что НАДО… Потому что во взрослой жизни от этого не уйти…

– …И всю жизнь жить, заставляя себя, переступая через себя, ломая себя… А может по-другому можно, другая мотивация для жизни нужна?

– Какая?

– Найти свой путь, свою дорогу. Предназначение.

– Вот тут-то и появляется страх родительский: вдруг ребёнок выберет не ту дорогу? Пойдет по пути наименьшего сопротивления, свернет не туда, пропадет…

– Это как раз и происходит, как результат авторитарного давления на ребёнка от родителей и школы. Ребёнок рождается с природными стремлениями – в гуманной педагогике они называются «страстями». Он стремится к взрослению, стремится к развитию, стремится к свободе. Эти три страсти есть в каждом абсолютно ребёнке.

Нельзя противостоять этим стремлениям, их нужно поощрять. Если мы будем создавать условия для развития, не будем препятствовать ему, не будем говорить «Ты ещё мал, тебе рано», или «Сиди! Не бегай!», или «Куда ты лезешь во взрослые разговоры!», то потом нам не придется жаловаться, что ребёнок растёт инфантильным или агрессивным… что он уходит от нашего влияния, «выскальзывает» из отношений – в поисках того, кто признает его право на взросление. Мы постоянно ограничиваем свободу ребенка. А дальше он, в зависимости от своего характера, либо закрывается и становится «удобным», либо открыто бунтует. А взрослость ищет на стороне, на улице.

– Не превратится ли свобода во вседозволенность?

– В этом вопросе есть очень тонкие нюансы. Мы не призываем давать детям полную свободу – это небезопасно. Тот же компьютер предоставлять ребёнку надо с учетом детской безопасности. Но мы всегда должны предлагать альтернативу. Часто мы видим такую картину: пока ребёнок маленький, ему суют планшет, чтобы он вел себя спокойно. А потом подросшего малыша мы же спрашиваем – почему он сидит у компьютера. А я знаю таких родителей, которые не жалеют ни времени, ни сил на общение, на игры, на чтение, на разговоры с ребёнком. Поэтому просто запрещать – нельзя, должна быть альтернатива. Вот, например, в условиях школьного урока – это же тоже несвобода – должны быть какие-то ещё условия, дающие выбор и свободу. Как в игре в футбол – запрещено играть руками, но зато ногами и головой – можно! Поэтому даже в условиях несвободы ребенок должен чувствовать себя свободно.

Наши выпускники часто говорят именно о чувстве свободы, которое им дала школа и которое оказалось очень ценным для них во взрослой жизни…

– И сколько таких свободных людей выпустила школа?

– В этом году у нас был 19-й выпуск.

– Есть ли какая-то статистика у вас: как, по сравнению с другими школами города, дети из «Нашего дома» сдают ЕГЭ? Куда обычно поступают ребята?

– Мы знаем о судьбе каждого выпускника нашей школы. Мы не стремимся воспитывать «достигателей», участников соревнований в успешности. Мы не сравниваем детей друг с другом. Мы смотрим на их успехи по отношению к ним самим, на их рост. Наши дети хорошо сдают ЕГЭ, всегда баллы выше среднего по городу и области. При этом к себе мы принимаем всех детей, как талантливых, так и «трудных», как быстрых, так и медленных. И наши выпускники поступают в очень хорошие вузы. Учатся в МГУ, СПбГУ, МГИМО, в «Плехановке» и «Бауманке». Среди наших выпускников есть студенты Щукинского театрального училища и ВГИКа. Есть успешные бизнесмены, врачи, солистка Санкт-Петербургского театра рок-оперы, артист московского театра, учителя, художники и музыканты. Но всех их отличает свободный ум, устремленность, творчество, честное отношение к делу и людям.

Есть те, кто упрекает нас в том, что мы создаем в школе «тепличную» обстановку для детей. Что, мол, они выйдут потом в обычный мир, и будут бесконечно получать по носу. Всё как раз наоборот. Наши дети выходят в мир с духовно-нравственным стержнем. И по носу получить проблематично такому человеку. У нас они получили прививку от подлости, от гадости, от грубости. Они не живут в закрытом режиме, и всё слышат и видят – и в семьях, и на улице. Грязи вокруг хватает. Но у них есть внутренний фильтр, свой взгляд и убеждения, которые делают их сильными в противостоянии этому.

– Много желающих учиться в «Нашем доме»?

– Да, спрос большой. Родители и дети идут к нам с разными целями. Иногда приходят в буквальном смысле «за спасением». Например, у ребенка не складываются отношения в классе или с учителями. Или нужны особые условия для обучения в связи с состоянием здоровья. Мы стараемся помочь каждому в меру своих возможностей, потому что в рамках маленькой школы и домашней обстановки это сделать проще.

Конечно, я радуюсь, когда есть возможность заявить, рассказать о школе, хотя и без этого «сарафанное радио» нашего маленького города хорошо работает. В школу приходят младшие братья и сёстры наших учеников, выпускники приводят уже своих детей и детей своих друзей, плюс знакомые знакомых. Так получилось, что о нас знают по всей России, по миру, а в Благовещенске – не очень. Это как-то нечестно по отношению к землякам, нужно чтобы знали, что в Благовещенске есть такая особенная школа.

– Кстати, в 2012 году на телеканале «Культура» осуществлен телевизионный проект «Ищу учителя», в котором рассказали об авторских школах России. Вы были одной из первых школ, о которых рассказали в этом проекте. А что значит «авторская школа»?

– Авторская школа – это школа неповторимая, штучная. Она отличается тем, что у неё есть автор, есть своя философия. Авторство подразумевает не только творчество и свободу в создании особой атмосферы и реализации своих идей, но и большую ответственность. Есть автор – есть с кого спросить. Я, как создатель школы, должна отвечать за все – качество обучения, вкусный суп в столовой, безопасность детей.

Кроме того, авторская школа подразумевает работу по авторским программам.

– Что дети изучают в школе «Наш дом» помимо стандартных школьных предметов?

– У нас расширенный учебный план. В начальной школе углубленный эстетический блок. Дети занимаются вокалом, танцуют, играют в школьном театре, изучают основы актерского мастерства. Английский язык с первого класса, ментальная арифметика, информатика, уроки ЧУДО - основы общечеловеческой нравственности. Позже, в среднем звене, даем много исследовательской, проектной работы. Важно не загасить в детях интерес и любознательность, чтобы к старшим классам они легче выбрали то, что будут изучать в будущем. В старших классах у детей индивидуальный образовательный маршрут, в зависимости от профиля обучения. Разумеется, мы выполняем все школьные стандарты, мы аккредитованная школа. Но мы ломаем стандарты, расширяя их.

– Педагогика учит, что на то, каким вырастет ребёнок, влияют в разных процентах наследственность, воспитание и окружающая среда. Вы с этим согласны, с таким распределением?

– Нет. Я верующий человек, и считаю, что каждый ребенок – творение божественное. Он пришел в этот мир со своим предназначением. Мне кажется, что успех и счастье ребенка зависит от того, сможет ли он найти свой путь, сможет ли мудрый взрослый помочь ему в этом поиске. Я тоже мама, и я тоже грешила тем, что думала – я лучше знаю, что нужно моим детям.

Есть такое мудрое высказывание «Ребенок — гость в твоем доме: накорми, воспитай и отпусти». Важно понять, что дети – не наша собственность. И приходят они к нам на определённый период жизни, нам их доверяют, чтобы мы помогли им найти их путь. Поэтому нельзя свои решения вкладывать в детей. Дети не готовятся к жизни, они её живут! Они – стрелы, запущенные в будущее, они – наше будущее, а мы – прошлое. Прошлое не может знать всё о будущем.

– О чем бы Вам хотелось сказать будущим ученикам и родителям «Нашего дома»?

– Вы знаете, иногда со стороны мы слышим такое мнение: мол, «Наш дом» это школа для богатеньких, родители платят, детям хорошие оценки за это ставят. Раньше я переживала от таких несправедливых оценок – ведь это дело всей моей жизни, зачем мне делать его плохо? А потом я перестала обращать внимание на такие высказывания. Да и звучат они в наш адрес всё реже. Репутация школы растет с каждым годом, растет наш опыт и наша уверенность.

Я знаю, что мы – очень хорошая школа, и мы не зря делаем своё дело.

Просмотров всего: 1115

распечатать

Комментарии закрыты