25сентября
Предыдущий материал Следующий материал
2 июля 2018, 15:44 0

Председатель амурского отделения Союза пенсионеров России Елена Самбур: о туризме для пенсионеров

Председатель амурского отделения Союза пенсионеров России Елена Самбур: о туризме для пенсионеров

Татьяна Удалова: В эфире «Эха Москвы в Благовещенске» Елена Самбур, председатель амурского отделения Союза пенсионеров России. Елена Петровна, доброе утро!

Елена Самбур: Здравствуйте!

Т.У.: Сегодня мы поговорим о пенсионерах – амурчанах-туристах, которые благодаря президентскому гранту смогут посмотреть не мир, но родной край точно. Что это за грант? Кто его выиграл? Какое отношение к нему имеет Пенсионный фонд?

Е.С.: Президентский грант проводится уже третий раз, все три раза мы участвовали, два раза не выигрывали, первый раз мы выиграли. Ставим мы все время одну задачу – это социальная реабилитация людей, которые уходят на пенсию, у которых прекращается активная трудовая деятельность. Они как бы теряются в нашем обществе, им нужно настроиться, где-то приложить свои творческие силы, может быть, спортивные. Мы всегда завидуем и говорим: вот за рубежом пошли на пенсию и на полгода поехали путешествовать по миру. Мы третий год развиваем эту тему, первый раз нас поддержали. В честь 165- летия Амурской области разработали этот грант, чтобы посмотреть Хинганский заповедник, побывать на Бурейской и Зейской ГЭС, космодроме Восточный, в Албазинском остроге. Это стало возможно благодаря выигранному президентскому гранту.

Т.У.: Что это за грант? Как он называется? Почему вам два года не удавалось? Что вы сделали в третий раз, что стали победителями?

Е.С.: Заявок поступает очень много, в том числе из Амурской области. Вероятно, мы что-то не учли, не поняли социальную значимость нашего проекта. Мы выигрываем много региональных, муниципальных грантов, если бы не гранты, мы бы не смогли проводить много мероприятий в области, в городах и районах. Нас жизнь заставила этим делом заниматься. Это большая трудоемкая работа, надо быть психологом, социальным работником¸ финансистом, потому что все связано воедино.

Алексей Воскобойников: В первый раз все сложнее оформлять? Потом все идет по накатанной? Или все надо оформлять, как в первый раз?

Е.С.: Каждый год растут требования. Если мы в первый раз грант отправляли в бумажном варианте, то в этом году мы практически ни одной бумажки в фонд президентских грантов не отправили, форму заполнил, и через пять минут она в Фонде. Если мы направляем, они принимают. Потом мы что-то направили, они не соглашаются, это не злободневно, это большие затраты, то они пишут, чтобы мы дали другой вариант. Мы работали в онлайне.

А.В.: Курсы повышения компьютерной грамотности для пенсионеров не зря проходят?

Е.С.: Конечно. Наши пенсионеры вернулись из Пятигорска, где они были на чемпионате, и говорят, что нам нужно поменять подход к обучению. Теперь уже искать мышку, отредактировать текст – это уже не злободневно. Сегодня – это ЖКХ, онлайн-пенсионеры. Нас правительство заставляет думать о том, чтобы пенсионеры свободно владели этими программами, чтобы все делать, не выходя из дома.

А.В.: Как вам кажется, не в том ли дело, что два года вам не удавалось добыть грант, а тут вдруг удалось? Не в том ли дело, что 165 лет – и под эту красивую дату все подвели?

Е.С.: Мы рассчитывали, что на нас обратят внимание, и мы назвали свой грант «Кланяюсь земле амурской». Скрывать не стоит, что мы плохо знаем историю своей малой родины, плохо историю знают и наши дети, я думаю, что это непаханое поле. Чтобы заинтересовать пожилых людей активно жить, у нас есть чем заниматься. Мы же не просто поедем в Хинсганский заповедник, за год у нас будет 4 поездки, мы должны внести свой полезный вклад и оказать практическую помощь. Еще мы хотим поработать со студентами ДальГАУ, которые занимаются природой, провести презентацию, что мы там увидели.

А.В.: Вопрос с сайта «Амур.инфо». Человек спрашивает: это только для избранных пенсионеров или для всех желающих?

Е.С.: Нисколько не лукавлю: мы не дистанцируем ни с какими группами пенсионеров, наши они члены организации или нет. Я считаю, что мы все в одном статусе – пенсионеров. Предпочтения будут отдаваться разным территориям, а не только Благовещенску, чтобы была Архара, Серышево, Белогорск и так далее. Нам нужны люди, которые захотят заниматься волонтерской деятельностью по поводу охраны природы. Когда мы будем завершать проект, то там написали, что мы надеемся на дальнейшее развитие проекта. Члены нашей организации ездят работать в Муравьевский парк, мы чистим вольеры, сам парк.

Т.У.: Как вы будете отбирать тех, кто поедет?

Е.С.: В поездки в Албазино не все попадут на лето, это железнодорожный транспорт, гостиницы, мы будем выбирать людей, чтобы они были готовы и сознательно шли на это. Еще мы будем учитывать состояние здоровья, хотя мы планируем, что с нами в поездки будет ездить доктор. Если люди самостоятельно занимаются туризмом, мы постараемся, чтобы они попали к нам в группу, чтобы они рассказали нам о своем туризме. В конечном итоге мы планируем создание клуба пенсионеров-туристов. Если мы увидим, что нужна какая-то помощь, то готовность оказать материальную помощь, как физическое лицо, внесение вклада, помощь заповеднику приветствуется.

Т.У.: Пожертвования на месте?

Е.С.: Да.

Т.У.: Сколько денег вам выделили в рамках президентского гранта? Какие расходы он будут покрывать?

Е.С.: Мы выиграли 1 миллион 800 тысяч рублей. Мы заключаем договоры с туристическими фирмами, которые предусматривают оплату транспортных услуг и гостиницу. Кроме того, мы закладываем проведение круглых столов, где на территориях городов и районов будем делиться результатами нашей работы, будем вовлекать туда города и районы.

А.В.: Разработка и утверждение маршрутов происходило коллегиально?

Е.С.: У нас есть партнеры – министерство внешнеэкономических связей, министерство социальный защиты, министерство образования, – которые заинтересованы в пропаганде этих мероприятий, мы с ними советовались и просили их поддержать саму идею. Нас поддержали 5 туристических фирм, которые станут нашими партнерами, с которыми мы будем воплощать проект в жизнь.

Т.У.: Я думаю, про туристическую инфраструктуру у нас в области. Вы вспомнили Албазино – туда нужен железнодорожный транспорт, до Сковородина нужно ехать на поезде, потом автобусом до Албазина. Албазино готово принять многочисленную группу? Сколько у вас будет человек?

Е.С.: Такие поездки будут не больше 15 человек вместе с руководителем группы и доктором. Трудно будет поездка в Архару, в Хинганский заповедник, она предусматривается туристической фирмой в течение 10 часов, и мы будем предупреждать людей об этом. У нас есть «Университет третий возраст» и на нем мы 3-4 раза в год слушаем людей, которые ездят не только по стране, которые были в Европе.

Т.У.: У нас в городе есть такие пенсионеры, которые объездили Европу?

Е.С.: Да, у нас есть Рита Васильевна Коростылева, которая только что вернулась из Скандинавии. В том году она была в Испании, до этого она была в ряде стран, она приходит и рассказывает о своих поездках, но это средства и возможности человека. Хорошо, что мы выиграли грант, и люди не будут платить за свое содержание в поездке, а самому съездить – это дорого и накладно, но некоторые по копеечке откладывают.

А.В.: Героические люди. Откладывать на Скандинавию – это во всем надо себе отказывать.

Е.С.: Она все время работает с одной и той же фирмой, вероятно, есть какие-то скидки, и ей идут на встречу.

Т.У.: Это при финансовой помощи детей? Или пенсионер может себе накопить на Скандинавию раз в год?

Е.С.: Я вам назвала человека, который каждый год делает это самостоятельно.

Т.У.: Сколько точек в области вы планируете посетить? Вы говорили про Албазино и Хинганский заповедник.

Е.С.: Две ГЭС – Бурейскую и Зейскую, еще предполагается 6 пеших прогулок на ипподроме с лекцией о пользе общения с животными, погладить и почистить у лошадей, проехать на них.

А.В.: Есть же такое понятие – иппотерапия – общение с лошадью, которая помогает если не физически излечиться от какого-то недуга, то как минимум стать душой моложе.

Е.С.: Да. С нами 12 лет живет маленький пудель, и надо видеть, как он танцует и радуется, когда ты приходишь с работы.

Т.У.: Это будут поездки на лошадях в окрестностях Благовещенска?

Е.С.: Да.

Т.У.: Разве это путешествие?

Е.С.: Это экскурсионный туризм. Там расскажут об ипподроме, как лечат деток, попьют чай, посмотрят на соревнования.

А.В.: Я читал, что предполагаются поездки на космодром?

Е.С.: Да, на космодром Восточный у нас будет только две поездки за год. Если будут запуски ракет, мы планируем их посмотреть.

Т.У.: Что делать тем, кто нас сейчас слышит и кто хочет поехать в какую-то экскурсионную поездку? Куда обращаться? Как сделать заявку?

Е.С.: У нас прошла областная видеоконференция нашей организации в городах и районах области. Наши председатели в этих территориях будут добровольцами, они будут объяснять, дадут в газетах информацию, что это такое. Я думаю, особого ажиотажа не будет, потому что не всем будет легко проехать такое расстояние. Мы будем делать так: например, 3 человека из Бурейского района, два из Ивановского и так далее. Я как руководитель организации заинтересована в том, чтобы попали те люди, которые занимаются сегодня активной деятельностью по всем направлениям. Это будет подарок за их активную работу в общественной организации.

А.В.: Такое поощрение?

Е.С.: Да.

Т.У.: Активист он же сам по себе активный, захочет и на Скандинавию сам себе накопит, захочет с детьми и с внуками съездит, но у нас много пенсионеров, у которых не хватает душевных качеств или денег, а может быть, решимости.

Е.С.: Может быть, даже решимости. Они знают, что такое Албазино, что это была крепость, там нет гостиницы, там спартанские условия. Я думаю, что мы набьем шишек, но узнаем, что это такое. Мы надеемся, что мы все одолеем.

А.В.: Есть такая поговорка, что обещанного три года ждут. В вашем случае так и произошло: два года не могли получить, а тут получили. Значит ли это, что уже в ближайшие год-два не стоит подавать заявку на грант, или будете продолжать?

Е.С.: Нас заставляет жизнь, чтобы для проведения мероприятий у нас были средства, которыми мы можем сами распоряжаться, пусть это будет спартакиада, чемпионат по компьютерной грамотности или бал золотого возраста. Кто мне даст столько денег? Никто не даст, чтобы 350 человек свозить в туристические поездки и 90 человек покатать на лошадках.

А.В.: Вы не оставите эту затею и будете подавать заявки вновь?

Е.С.: Я не буду зарекаться, очень тяжело, но…Должна быть команда, в этот раз мы собрались.

Т.У.: Когда будет первая поездка и куда?

Е.С.: Первая поездка будет в Албазино в конце июля.

Т.У.: Мы не можем не спросить вас о повышении пенсионного возраста. По стране идут протесты. Насколько это реально – работать сейчас в России мужчине до 65 лет, женщине до 63 лет?

Е.С.: Если будут рабочие места, то это реально, несмотря на то, что мне 75 лет. Если бы мне предложили тысяч за 5-7, то я бы с удовольствием пошла, но никому не нужны такие люди. Мы неоднозначно воспринимаем эту пенсионную реформу, но в конечном итоге мы придем к тому, что растет количество пенсионеров, снижается количество трудоспособного населения, которое нас обеспечивает пенсиями, но тем не менее… В первые дни, когда стало об этом известно, телефон был раскален, многие были возмущены, но никто не сказал, что мы к этому не придем и это не надо делать. Все равно мы к этому придем. Я сама работала до 60 лет, и меня никто не выгонял, при возможности у нас многие стараются устроиться на работу. Это не только личный доход, это семейный доход и качество жизни. Можно позволить сходить в театр, копить на Скандинавию. Правительству надо подумать о том, что самая главная претензия старшего поколения – это уровень дохода. Весь сыр-бор в нашем поколении идет из-за того, что я бы пошла работать, но нас никто не берет. Мы проводим ярмарки вакансий для пожилых людей, пришли 200 человек, вакансии подошли 90, после собеседования осталось 15 человек, а устраивается на работу 3-4.

Т.У.: Почему так?

Е.С.: Когда приглашают на собеседование, то нужно знание компьютера, работа в ночное время, повышение квалификации, но мне уже 75 лет. Я хочу, но…

Т.У.: Какие вакансии сейчас предлагают пенсионерам?

Е.С.: Работа на компьютере, собирание данных, аналитика, но в основном это физический труд, там, где не хотят работать молодые и продвинутые люди. Я работала инженером, сегодня предприятий по моей специальности уже нет, мебель привозят откуда-то и какую хочешь.

А.В.: Отлично, что выиграли и получили грант. Мы желаем, чтобы все получилось, как задумали и прописали.

Т.У.: Хороших вам поездок.

Просмотров всего: 97

распечатать

Комментарии закрыты