16октября
Предыдущий материал Следующий материал
8 июня 2018, 16:45 0

Журналист Лидия Графова (Москва): есть какой-то морок у нашего правительства, что по добровольному переселению приезжают иждивенцы

Журналист Лидия Графова (Москва): есть какой-то морок у нашего правительства, что по добровольному переселению приезжают иждивенцы

Михаил Митрофанов: В эфире «Эха Москвы в Благовещенске председатель исполкома «Форума переселенческих организаций», журналист и правозащитник из Москвы Лидия Графова. Лидия Ивановна, здравствуйте!

Лидия Графова: Добрый день!

М.М.: Вы 25 лет, что называется в деле, которым вы занимаетесь, – это миграция, переселение и все что с этим связано. Скажите, как всё началось?

Л.Г.: Все началось неожиданно. В 90-м году я работала в «Литературной газете», меня попросили написать интервью про то, как возвращаются беженцы из Баку, тогда были Бакинские погромы. Я написала несколько статей. «Литгазета» была весьма авторитетна и могла влиять на что-то. Тогда еще пресса имела силу в отличие от нынешних времен. Но ничего не помогало, люди лежали на полу, впоследствии началась дизентерия, это ужас, что было. Тогда я начала писать одну за другой статьи. Когда я увидела, что это не помогает, я встретила среди приходящих туда людей коллегу Светлану Ганнушкину известного теперь правозащитника. В марте 90-го года мы создали первую организацию, помогающую беженцам в Советском Союзе «Комитет гражданского содействия». Организация работает до сих пор. В 96 году на базе этой организации было создано движение, которое называется «Форум переселенческих организаций», потому что пошли потоки возвращенцев из разных республик, которые ехали в диких муках в товарных вагонах. Я уже не могла выздороветь, я заболела этой миграцией, заболела судьбами людей, которым нужно было помочь. То, что можно было сделать силами общественной организации, мы добивались кое-каких успехов.

М.М.: О каких успехах вы говорите? Чего вы добивались? Это были какие-то точечные события?

Л.Г.: Помочь даже одному человеку – это уже великое дело, потому что люди возвращаются в никуда. Порой их родина встречала сапогом в душу. Возникало осознание того, что что-то надо менять. Я должна сказать, что я не обычный правозащитник, потому что я при этом и государственник, меня дразнят таким словом, потому что я заранее чувствовала, как нужны люди России. Это большое наше законодательство, особенно оно ужесточилось в 2002 году, когда был принят новый закон о гражданстве и каждый русский, башкир, татарин, каждый репатриант, возвращаясь в Россию, становился де юре иностранцем, к нему применялись все законы.

М.М.: Как для иностранцев?

Л.Г.: Да. Законы, которые наши милые законодатели просто скопировали на Западе и хвастались, что у нас прогрессивное законодательство. Тогда кое-что удавалось добиваться, но в 2002 году, когда принимался второй закон о гражданстве, первый был весьма гуманный закон. Мы провели чрезвычайный съезд защиты мигрантов, тогда была принята первая резолюция для тех, кто не получал по этому закону правовой статус. Это страшно сказать, но 3 миллиона человек оказались вне правового статуса. 3 миллиона возвратившихся уже в Россию наших соотечественников.

М.М.: Человек есть, но вне правового поля?

Л.Г.: Невыносимо все это терпеть. Я просто скажу, у нас уже третий проект по президентскому гранту, который называется «Собирание народа». Первая задача – это та самая иммиграционная эмиссия, вот чего мы добивались. В 2003 году мы добились, что в 14 статью часть 3 внесли одну поправочку, где человек не 7 лет получает гражданство, а в течение полугода. Очень многие прошли по упрощенке, это было большое дело, и мы его добились. Эта поправка два раза продлевалась.

М.М.: А сегодня как?

Л.Г.: Сегодня она забыта. Сегодня осталась единственная узкая щель, по которой могут проникнуть наши соотечественники по упрощенной процедуре получения гражданства. Вторая задача нашего проекта – это реформирование так называемой программы добровольного переселения и содействия соотечественникам. В миграционную амнистию входит борьба с безумной практикой отбора, отъема российских паспортов, когда их может забрать милиция и сделать нелегалом.

М.М.: Любой гражданин России?

Л.Г.: Наверное, попадают и россияне, но в основном переселенцы, потому что их паспорта меняют, им выдают и пишут не ту букву, не ту часть статьи закона. Ошибку делает чиновник, а страдает человек, это бывает часто.

М.М.: Умышленно делает ошибку?

Л.Г.: Это делается порой не умышленно, но каждый раз подозревают, что человек купил паспорт.

М.М.: Презумпция виновности своего рода.

Л.Г.: Третья задача нашего проекта «Собирание народа» - это попытка разработать предложение об упрощенном миграционном режиме для Дальнего Востока.

М.М.: Главный вопрос, который я слышу, о котором вы говорите, что в 2002 году был принят закон, затем внесена поправка, потом она была благополучно забыта, и все это в прошедшем времени. С 2002 года власть практически не менялась, но у нас по факту декларация - одно, а реализация миграционной политики происходит не так. В чем здесь главная проблема, на ваш взгляд?

Л. Г.: Это не только в миграции, но в большой массе вопросов, касающихся жизни граждан, говорится одно, а делается другое. Репрессивное законодательство нашей страны, которое соответствует законодательству зарубежного образца, а под законными актами делают такое, что волосы дыбом встают. Это презумпция виновности, потому что боятся…

М.М.: Враги какие-то проникнут?

Л.Г.: Да, времена у нас тревожные. Я не знаю случаев строгости, железной решетки. «Оставь надежду всяк сюда входящий» висела такая цитата в Маутхаузене. Среди входящих обнаруживались опасные люди, они проникали, у них с документами все всегда в порядке. Такое помрачение разума.

М.М.: Вы думаете, проблема в этом?

Л.Г.: Одна проблема в этом. У нас очень серьезный проект, у нас много партнеров и один из партнеров – это Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. В декабре 2016 года заместитель председателя президентского совета по правам человека, это бывший юрист нашего форума, яркий и молодой юрист Евгений Бобров, прочитал, какие рекомендации принял СПЧ по гуманизации миграционного законодательства. Бобров их зачитал в Кремле в присутствии Путина, и он сказал: «Я полностью разделяю вашу идею собирания народа». Есть какой-то морок у нашего правительства, у чиновников, что как будто возвращаются иждивенцы, которые нахлебники, они же кормят этих самых чиновников. Там существуют подсчеты, сколько выгоды приносит получение Россией готовых специалистов, которые обучены в других странах.

М.М.: Которые приедут и будут здесь работать.

Л.Г.: Да, очень нужны рабочие руки. Пенсии люди заработали. Пенсионеры часто боятся уезжать, они слишком там прижились.

М.М.: Потом учитывая, какие у нас здесь пенсии, прямо скажем, не рвутся и в этом смысле.

Л.Г.: Все еще продолжается, процесс вездесущий. То, что Россия воюет с Украиной - это вообще бред. Кто бы мог представить еще совсем недавно, на Украине было больше всего русских. Вторая по количеству русских и русскоязычных - это Казахстан. Сейчас начинается новая война миграции из Казахстана, там огромные очереди, чтобы подать заявление на программу добровольного переселения.

М.М.: Насчет Дальнего Востока. В апреле было заседание СПЧ по программе переселения и собирания соотечественников на благо России, вы были во Владивостоке, у нас проходил круглый стол. Какие есть главные поводы для успешности этой программы?

Л.Г.: Почему я заехала во Владивосток по пути в Благовещенск? Потому что там была международная конференция по миграционной политике и там были наши ученые, практиков было мало, там присутствовал Лондон, Австралия. И меня поразило, что они говорили те же вещи, которые мы талдычим нашему правительству. Мне уже невыносимо говорить одно и то же. Они часто кивают головой и все понимают, но не слышат. Например, миграционная амнистия, но это же фантастика. С 2002 года все понимают, что человек, у которого нет другой Родины, кроме России, но почему он должен получать РВП (разрешение на временное проживание), потом вид на жительство и 5 лет ждать заветного гражданства. Как это может быть?

М.М.: Хотя он родился в Советском Союзе. Правопреемник Советского Союза вроде Россия?

Л.Г.: Была женщина из Обнинска. Она 22 года назад уехала с мужем на Украину, прожила там 10 лет, развелась, вернулась в свой дом. 20 лет она не могла получить гражданство из-за какой-то дурацкой справки. Раком заболела. В результате статьи в «Российской газете» ей дали гражданство. Это же фантастика. А эти законы по резиновым квартирам - это же ужас.

М.М.: Когда на квадратном сантиметре прописываются?

Л.Г.: Многоуважаемая в кавычках госпожа Яровая хочет, в зависимости от количества квадратных метров, разрешать или не разрешать прописку. Люди боятся прописать лишнего человека, особенно семьи с детьми. Сдают квартиры, но не прописывают, фиктивная регистрация - это 90-95 % люди вынуждены платить за квартиру и еще за регистрацию, иначе им не дадут РВП и гражданство. Сколько раз члены президентского совета по правам человека говорили Путину, что не надо подписывать закон о фиктивной регистрации, он говорит, что все понимает, но на следующий день подписывает. Говорится одно, а делается другое. У нас человеконенавистничество в отношении мигрантов. Почему я болею этой болезнью? Раньше я писала в «Комсомолке», летала на Северный полюс, опускалась в скафандре на дно Байкала, у меня была масса друзей, которые читали мои статьи. Сейчас мои статьи читают переселенцы. Каждый раз ищешь новые слова, чтобы растопить воск в ушах. Если нам не дает спокойно жить судьба этих людей, то у принимателей решений другие мысли.

М.М.: Не хотелось вам бросить это занятие, может быть, бессмысленное?

Л.Г.: Не бессмысленное. Я хочу каждый день чувствовать, что я не напрасно живу на свете. Когда у меня не пишется, а не пишется часто, потому что трудно без конца разговаривать с глухими, надо искать новые слова. Федотов написал предисловие к моей книге, что об одном и том же писать 25 лет нельзя.

М. М.: Это книга «Разнесенные ветром»?

Л.Г.: Это одна книга, а вторая - «В защиту понаехавших». Нет, я не брошу эту работу, я все время вижу этих людей. Вот сейчас я буду встречаться с вашей миграционной службой, человека мордуют ни за что. Сколько мне пришлось воевать с вашей миграционной службой, когда под городом Свободный прекрасный мэр Каминский построил поселок для старообрядцев, и туда прилетела семья из Уругвая с четырьмя детьми к своим родственникам, которые уже граждане России. И у них оказалась не та виза и их отправили обратно за этой бумажкой.

М.М.: Удалось?

Л.Г.: Конечно, но это длинная история, и поэтому я приросла душой к вашей Амурской области. Зачем это? Люди так нужны, человеческая жизнь - это святое. Не говоря о том, что Дальний Восток потерял 2 миллиона после распада Союза и продолжают уезжать. Конференция, о которой я говорила, началась с доклада ученого Рязанцева, который рассказывал, сколько русских, в каких странах Запада живут на ПМЖ. Как можно не понимать, что Дальний Восток - это прекрасный «Титаник», который на наших глазах уходит, уплывает от нас.

М.М.: Что вы можете сказать по поводу обещаний, преференций – сейчас много говорят о развитии Дальнего Востока.

Л.Г.: Приоритетом 21 века.

М.М.: Приезжающим какие-то преференции, то и другое, сейчас гектар еще придумали. А местное население, которое здесь живет…

Л.Г.: Вы знаете, это очень долгий разговор, но каждая встреча начинается именно с этого. Как можно звать новых жителей туда, откуда убегают местные? Первая задача – закрепить здесь и сделать желанной жизнь для тех, кто здесь живет. Они нужнее, чем все мигранты.

М.М.: Чтобы не возникало желания уехать куда-то.

Л.Г.: Мы ставим вопрос, как сделать привлекательной миграционную политику Дальнего Востока. О какой-то привлекательности для мигрантов можно говорить только после того, как местные жители будут жить здесь. Все условия для этого есть, если бы только не коррупция, не слепая экономическая и миграционная политика. Я часто заражаюсь вдохновением, так хочется хорошего. Я вчера встречалась с вашим губернатором.

М.М.: Временно исполняющим.

Л.Г.: Такого человека нельзя не выбрать. Он мне понравился. Я здесь встречаю столько истинных патриотов, которые эту обиженную вниманием прекрасную землю хотят спасти. Сейчас Россия дошла до точки падения, и сейчас, ударившись об эту точку, пойдет вверх, потому что нельзя не поверить в судьбу России.

М.М.: Люди еще есть.

Л.Г.: Прекрасные патриоты есть.

М.М.: Сегодня у нас в студии была прекрасный патриот. Спасибо большое.

Просмотров всего: 123

распечатать

Комментарии закрыты