18августа
Предыдущий материал Следующий материал
5 июня 2018, 14:20 0

Народный артист Валерий Баринов: тексты сериалов я выучил на 10 лет вперед (часть третья)

Народный артист Валерий Баринов: тексты сериалов я выучил на 10 лет вперед (часть третья)

Михаил Митрофанов: В эфире «Эха Москвы в Благовещенске» продолжение диалога с народным артистом России Валерием Бариновым.

Валерий Баринов: На съемках приходится играть, ты приходишь, готовишься. Сейчас репетиционного процесса вообще нет, а раньше встречались, обговаривали с режиссером, день освоения был, без освоения никто никогда не снимал. День освоения декораций, мизансцена, приезжали и только на следующий день снимали. Я снимался в фильме «Воротила» – меня уговорил молодой режиссер – я приехал, гримируюсь, он мне говорит: «Валерий Александрович, как вам сцена?» Я сказал, что загримируюсь и посмотрю. Режиссер сказал, что там так много текста. Я говорю, что тексты сериалов я выучил на 10 лет вперед. Он был потрясен, когда мы все разделали. У меня в сериалах есть идеальная позиция, я прихожу и спрашиваю: «Эта женщина кто?» Мне отвечают: «Это ваша жена, а это ваша любовница, а эту женщину вы любите». Мне становится ужасно интересно, куда вылезет эта сцена. Я однажды приехал в Алма-Ата с группой французского кино, меня попросил продюсер, я у них снимался. Это была группа Люка Бессона. Там с каждым артистом устраивали пресс-конференцию, в зале сидели французские артисты, они видели фильм. Там один казах достал меня своими вопросами, как я играю. Он мне сказал: «Я знаю из интернета, что вы не читаете сценарии сериалов, в которых снимаетесь». Я ответил ему, если бы я их прочел, то никогда не стал бы в них сниматься. Это вызвало аплодисменты у французов.

М.М.: У вас сын и дочь. Вы уже сказали, что сын – артист.

В.Б.: Он актер, но сейчас он режиссер.

М.М.: А дочь – журналист. Знаете вы ответ на вопрос, почему они выбрали именно эти профессии?

В.Б.: Егор увлечен режиссурой, он у Хотиненко учился. Сейчас режиссерам очень трудно получить работу. Он снял неплохой диплом.

М.М.: Он в кино?

В.Б.: Да. Он делал театральные антрепризные работы, потом ему предложили снимать «Тайны следствия», он так увлекся! Сейчас они снимают следующий сезон. Они хотели, чтобы половину снял другой режиссер, но артисты взбунтовались: если не будет Баринова, мы сниматься не будем. Почему приходят к той или иной профессии? Я был не против, чтобы Егор пошел в артисты. Во-первых, он вырос за кулисами, он на сцену вышел, как и я, в 6 лет. Он вышел на профессиональную сцену, он играл маленького Бачана в «Законе вечности». Он в Театре Армии играл несколько детских ролей, играл детей. Причем я за этим следил, я страшный противник детской звездности. Я считаю, что дети-звезды – это ужас.

М.М.: Ломают психику?

В.Б.: Я вам сказал про огонь, воду и медные трубы, и когда трубы звучат прежде, чем огонь и вода, то это плохо кончается. Когда ребенок в 7-8 лет понял, что он звезда, а дальше начинается жизнь, то 80 % детей-звезд кончают трагически или ничем. Я пришел на передачу «Звезды сошлись» ругаться, а там дети, как ругаться при детях. Я, правда, успел вставить эту фразу: «Я обращаюсь к родителям: если вы любите своих детей, помните, что 80 % детей закончили трагически» К создателям этих ток-шоу я даже обращаться не хочу.

М.М.: Сейчас есть передача «Лучше всех».

В.Б.: Я считаю это подлостью – ты супер, лучше всех. «Лучше всех» – там беседует Галкин, там нет соревнований. Он там один, он раскрывается, это очень мило. Дети талантливы все, только надо найти к нему подход.

М.М.: И понять, в чем талант.

В.Б.: Бывают феноменальные дети, которые хорошо считают, а потом, когда это растиражировано, он начинает осознавать жизнь и где… Девочки гимнастки, фигуристки, которые делали умопомрачительные трюки, потом – раз и выросли.

М.М.: Или голос.

В.Б.: Да, как мальчишеский голос. Я тоже пережил этот момент, я не знал, что такое мутация. У меня был замечательный голос, а потом я его где-то рванул в концертах художественной самодеятельности по колхозам. Я работал и до сих пор работаю над голосом, я с утра пью ледяное молоко по капельке, чтобы связки закалялись и были в тонусе. Кто не может пить молоко, можно пить воду. В моем голосе есть индивидуальность, меня чаще узнают по голосу. Я приезжаю в город, у меня традиция – я люблю ходить на рынок, я должен посмотреть на людей. Я понимаю, что они вечером придут ко мне на спектакль, но я приблизительно понимаю, для кого я буду играть. Здесь особенный рынок, здесь очень много китайцев. Я стал спрашивать у женщины, где купить костюм для езды на квадроцикле, плотный, чтобы не царапаться об ветки. Они стали все поворачиваться на голос, под изумленные взгляды китайцев, которые не знают, кто я такой. Они видели, как все продавцы побежали и стали со мной фотографироваться, китайцы кивали головой. Что они там кивали, я не знаю. Я понял, что надо говорить шепотом. Поэтому индивидуальность чувствуется во всем. Я очень люблю и много работаю на радио. Я год назад записал «Царь- рыбу», а потом «Казаков» Толстого. Его безумно трудно писать, потому что есть предложения, которые на полторы страницы, попробуй протащить. Он тратит столько слов, сколько ему нужно, он не задумывается. У меня было кино «Тайна старой комнаты», где я читал его дневники. В Академии художеств есть такая комната, где хранится все то, что он написал рукой, это так потрясающе. Я читал последние слова, которые он написал: «Пусть будет, как будет, делай на пользу людям, а главное – мне». Когда я прочел, она мне сказала, что я прочел, как Лев Николаевич. Такая строгая женщина, которая нас каждые 40 минут выгоняла, чтобы проветривалось помещение. Мы спросили, откуда она знает, что как Лев Николаевич? Она ответила: «Во-первых, есть записи голоса Льва Николаевича. Потом я со Львом Николаевичем каждое утро разговариваю». Она сделала мне фантастический подарок, она спросила меня, держал ли я рукописи Толстого в руках? Она мне принесла дневник, где была эта рукописная запись, и главу «Войны и мира». Жуткий почерк, совершенно страшный, а рядом ровный почерк Софьи Андреевны, которая все переводила и восстанавливала. Я помню, когда англичане стали снимать «Войну и мир», меня вызвали на роль Кутузова. Они сказали, что надо играть на английском языке, а у меня английского языка нет. Я мог попробовать сыграть, но я был под таким сильным впечатлением от этих рукописей. Там такое ощущение, что идет борьба за каждую букву. В дневниках этого нет, он пишет, не задумываясь, он пишет, берет в скобки, и попробуй это переведи. Он довольно старый человек, обижающийся на жизнь и на окружающих, что они его не понимают, это было очень сложно. Я согласился, чтобы меня кто-то озвучивал, но они сказали, что на русский язык буду сам себя озвучивать, синхронный перевод. Если я буду играть на английском, то на русском я буду говорить синхронный текст, а не текст Толстого. Они никак не могли понять, что это будет. Я отказался. Это было для всех удивительным, что Кутузова сыграл Вовка Ильин. Я однажды посмотрел этот фильм за ночь в поезде, я был, в принципе, доволен, что я не стал этого делать, для меня была бы это мука. Я же его играл, я долго пробовался у Хуциева в картине, которую он никак не может закончить, потом я сбежал к Тараторкину, он недавно ее собрал на 300 часов, и они не знают, что теперь делать. Он начал это в 2003 году и до сих пор. Потом я сыграл у Соловьева в «Ассе–2» там есть эпизод, где появляется Толстой, я его там играл.

М.М.: Тургенев?

В.Б.: Да. Такие гримы Толстого и Тургенева у нас в России делают Люся и Серега, больше некому. Сейчас гримеры не умеют, сейчас такой ужас, что они выделывают. Я отказался сниматься в очень хорошем материале «Братья и сестры», потому что меня не устроил гример. Я просил показать мне гримера, мы с ней встретились, она показала, что она будет делать, и я отказался. Чтобы ее не обидеть, я сказал, что это будет очень дорого стоить.

М.М.: Такая форма отказа?

В.Б.: Да. Я снимался в нескольких картинах, а там нужно было играть с бородой. Прошлым летом я снимался в трех картинах, я отрастил свою бороду, все было замечательно, потом все меня умоляли, чтобы я не сбривал бороду. Мы говорили про дочку, что дочка – журналист. То, что Егор пошел в актеры, я не противился, он человек открытый. Артист должен открывать из себя, а дочка – она внутри. Она в 12 лет начала писать, но она не пошла в литературный институт, закончила ГИТИС театроведческий факультет, год проучилась в магистратуре в Сорбонне. Поехала со мной в Париж и влюбилась в него. Сама выучила французский язык и работала журналистом, окончила сценарный факультет. Хотя жена меня уверяет, что она все время в поиске. Сейчас она интересно пишет, у нее есть любопытные сценарии. Сейчас осталась без работы, ушла из ГИТИСа, там она отвечала за иностранный отдел. Теперь ее волнуют организационные моменты, ей нравится все организовывать. Она интересно во Франции вела театральную страницу, когда училась. Когда она уезжала, даже мне звонила главный редактор, говорила, что у них никогда не было такой театральной страницы, пусть Саша не уходит. Сейчас у нее прекрасная возможность писать. Она вдруг совершенно неожиданно начала рисовать, она нарисовала пейзаж Венеции. Я показывал его знакомому пейзажисту, он сказал – замечательно, что такое бывает у женщин. Это появилось, как озарение, но может и уйти, надо немного поучиться технике. Она была увлечена другим и не пошла учиться.

М.М.: Это был народный артист России Валерий Баринов. Продолжение интервью слушайте ровно через неделю.

Просмотров всего: 48

распечатать

Комментарии закрыты