13декабря
Предыдущий материал Следующий материал
28 июня 2018, 13:54 0

Доцент кафедры БГПУ Ольга Кухаренко: об образовательном обмене между БГПУ и Версальским университетом

Доцент кафедры БГПУ Ольга Кухаренко: об образовательном обмене между БГПУ и Версальским университетом

Екатерина Кузьмина: В эфире «Эхо Москвы в Благовещенске». У нас в гостях Ольга Кухаренко, доцент кафедры романо-германских и восточных языков факультета иностранных языков БГПУ. Ольга Николаевна, доброе утро!

Ольга Кухаренко: Здравствуйте!

Е.К.: Поговорим об образовательном обмене, который установлен у нашего педуниверситета с французским университетом, о том, что это дает. Каковы перспективы всего этого, особенно в свете таких непростых отношений между нашими странами, сейчас?

Нино Кохреидзе: Ольга нам расскажет о поездке студентов в Версальский университет. Это постоянная практика или это дебют?

О.К.: Нет, это будет в первый раз. Договор с Версальским университетом был заключен в августе прошлого года между ректором нашего университета и президентом их университета. Для нас это был большой успех, мы очень радовались, потому что мы к этому шли очень долго. Дело в том, что есть много программ, президентские стипендии.

Н.К.: Другие университеты ездят каждый год.

О.К.: Не то чтобы университеты, наши студенты и преподаватели часто ездят на стажировки. Они краткосрочные, чаще всего летние, педагогические, лингвистические или культурно-образовательные на месяц. Хотелось чего-то большего, хотелось более интересных обменов. Есть программы, которые финансируются – это президентские программы, стипендии французского правительства, которые позволяют совершить более долгосрочные исследования во Франции или их у нас. Для этого найти партнера, потому что получить эту стипендию невозможно, если нет партнера, который бы тебя принял там, и далеко не каждый согласится на обращение со стороны: давайте вместе заключим договор о сотрудничестве. Результатом долгих поисков мы заключили этот договор с Версальским университетом, и чуть позже наши партнеры во Франции нам предложили подать заявку на программу «Эразмус Плюс» – это программа академической мобильности. Мы и северо-восточный федеральный университет в Якутии, автомобильный университет в Москве, Версальский университет, мы подали заявку, она была поддержана. 15 июня мы об этом узнали.

Е.К.: Поясните, что такое программа академической мобильности?

О.К.: Это возможность обмена преподавателями и студентами.

Е.К.: В течение всего года или по необходимости?

О.К.: Эта программа действует 2 года. Она предполагает, что наши два студента могут поехать на 5 месяцев во Францию, два студента с их стороны и преподаватели, но преподаватели едут на более короткий срок.

Е.К.: По преподавателям ограничен лимит? По студентам – два?

О.К.: Преподавателя два.

Н.К.: Почему разные направления?

О.К.: Заявка связана с окружающей средой, самые разные аспекты науки, имеющие отношение к защите окружающей среды. Дальше нам дают немного больше свободы, возможности, необязательно только сосредотачиваться на дисциплинах и науках. В целом это актуальная область исследования, посмотрим, это только начало.

Н.К.: Для студентов, тем не менее, важна практика языковая.

О.К.: Практика языковая –это одно, но эта программа предполагает профессионализацию, то есть не чисто лингвистические и языковые курсы какие-то, а язык, как средство совершенствования на профессиональном уровне.

Е.К.: Как это возможно? У нас же есть программы в университете, студенты в университете изучают французский язык, если ничего не поменялось. Я тоже училась в БГПУ на инфаке, мы изучали английский язык, и у нас не было никакой окружающей среды, ни гражданского общества и прочих вещей. Мы выходили филологами с глубокими знаниями. Кто хотел, тот получал, кто не хотел – не получал. Каким образом, можно задействовать другие аспекты в образовании? Как на полгода отпускают студентов куда-то, когда он должен изучать язык?

О.К.: Уезжать куда-то на семестр – уже довольно распространенная практика. Есть возможность перейти на индивидуальную программу обучения, чтобы потом приехать и сдать какие-то дисциплины. У нас есть студенты, которые уезжали в качестве ассистента русского языка во французские школы, мы им это засчитывали. Они приезжали, сдавали и спокойно выпускались. Сейчас это возможно уладить и сдать те дисциплины, которые были пропущены.

Е.К.: В принципе, язык сдать не сложно, хоть чем ты там занимаешься?

О.К.: Безусловно. Речь идет не только о языке. Вот вы говорите филологи. Но иностранный язык – эта та дисциплина, по средствам которой можно приобрести знания. Ту же окружающую среду мы обсуждаем с пятикурсниками, глобализацию, проблемы всемирных рисков, но не столь профессионально, если бы были специалисты именно в этих областях, но иностранных язык позволяет много узнать.

Н.К.: С иностранным языком понятно, больше практики – больше знаний. Есть же другие предметы. И чем младше студент, на первых курсах много общеобразовательных предметов, как с ним обстоят дела? Пропустить 5 месяцев?

О.К.: Пока младшекурсников мы не предполагаем. У нас летом есть культурно-образовательные стажировки, но они пока туда не ездят – маленький образовательный языковой уровень, чтобы воспользоваться всеми возможностями, которые предполагает эта программа, едут в основном с третьего курса. В этом году у нас студентка выиграла стажировку, и она едет после второго курса в международный франкофонный клуб. В этом клубе собирают на месяц франкофонов со всего мира, и они стажируются летом в программах.

Е.К.: Вы сказали, выиграла поездку, каким образом это происходит? Кто находит эти программы? Студенты сами или их кафедра отправляет за хорошую учебу?

О.К.: Мы стараемся рекомендовать именно лучших студентов. Для того чтобы показать, какие мы, какой у нас уровень образования, какие у нас хорошие дети, мотивированные, энергичные, активные. Мы сотрудничаем с разными образовательными учреждениями, французским институтом в Москве, с Lionc клубом, мы примерно знаем, какие есть программы, готовим студентов и говорим, что есть такие возможности, будьте активными, учитесь хорошо. Мы обязательно вас порекомендуем, поможем составить досье. Что касается конкурса, они составляют либо мотивационные письма, либо конкурсные задания, и там жюри отбирает лучших.

Е.К.: Это не наши подсуживают, а они там выбирают сами?

О.К.: Самым лучшим мы стараемся помочь, но отбор идет на международном уровне.

Е.К.: А они к нам ездят?

О.К.: К нам ездят преподаватели, но это личные знакомства. Это преподаватели университетов, преподаватели центров при университете, преподаватели французского языка как иностранного. В прошлом году во Владивосток от французского альянса приезжал художник комиксов, был очень интересный обмен. В этом году впервые мы ждем лектора французского языка как иностранного, эту возможность нам дал французский институт в Москве. Он приезжает к нам на год, чтобы помочь нам преподавать французский язык в университете, и мы подключаем школу, а зарплату ему платит французское правительство.

Е.К.: Два студента, которые смогут приехать к нам сюда по обмену «Эразмус Плюс», что-то о них известно?

О.К.: Пока нет. Дело в том, что в этом году 4 студента, окончившие обучение, едут в магистратуру Франции, а процедура записи в магистратуру начинается еще в январе. Одна из студенток была принята в Версальский университет в магистратуру, но стипендии, к сожалению, не было. Тут 15 июня мы узнаем, что принята программа, что есть возможность обеспечить ей обучение в течение 5 месяцев, хотя бы первого семестра. Мы с радостью включились в процесс организации ее стипендии, мы немного опаздывали, но французы пошли нам навстречу. Относительно нее известно, что у нее будет жилье, будет какая-то сумма стипендии, про все остальное пока мы будем разговаривать. Французов интересует наша область, я не говорю о языковом профессиональном аспекте, речь идет о наших климатических, географических особенностях, о нашем соседстве с Китаем. Есть французские ученые, которым здесь интересно провести какие-то исследования.

Е.К.: Если они приедут, вы будете принимающей стороной, и мы готовы обеспечить, что?

О.К.: Мы предоставим жилье, прием, логистику исследований, если нужно будет поехать куда-то дальше, их интересует север области, тайга. Мы пока только все узнали, и у нас будет время обсудить все условия сотрудничества.

Н.К.: Нашего второго студента будут отбирать здесь?

О.К.: Мы будем отбирать.

Н.К.: Вы сказали, что девушка, которая поедет, она уже окончила университет?

О.К.: Да, все они уже защитили дипломы.

Н.К.: Она сама поступила?

О.К.: Да.

Н.К.: Она будет получать стипендию около 5 месяцев, а дальше будет учиться самостоятельно?

О.К.: Да.

Н.К.: Второе место тоже для выпускника? Или для того, кто будет еще учиться?

О.К.: Это может быть и в рамках учебы. Вполне возможно организовать стажировку для профессионализации у них потому, что у них есть схожие дисциплины, мы будем смотреть.

Н.К.: Конкурс устроите?

О.К.: Не конкурс, нужно будет что-то вроде мотивации или проектов, которые можно будет рассмотреть, оформить в качестве конкурсных материалов, чтобы мы могли выбрать того, кто поедет.

Н.К.: После таких поездок даже краткосрочных, семинаров, стажировок, с какой обычно мыслью возвращаются студенты? Нет такого, что он увидел и захотел туда?

О.К.: Они возвращаются совсем другими, у них ярче блестят глаза, у них больше мотивации, они хотят чего-то большего, они становятся мотивированными не только к учебе, но и к общественной жизни, стремятся к новым горизонтам. Естественно, Франция манит, и хочется туда вернуться. Все студенты, которые в этом году поступили в магистратуру французских университетов, они уже были там на каких-то стажировках. Когда они приезжают, то они хотят вернуться туда. Туда уехать и задержаться российским гражданам очень сложно.

Слушатель: У нас в Амурской области года три китайские инвесторы. Пытаясь с ним разговаривать, я выяснил, что иностранные языки они в школе не учат вообще, по крайней мере, из тех, кто у нас работает в Ивановском районе. Некоторые даже не учатся в школе. Неужели у них такое образование? Вы можете, что-нибудь сказать по этому вопросу?

Е.К.: Что вы знает про Китай?

О.К.: Я не владею информацией о Китае. Я хочу сказать, что в России и в нашем университете языковое образование поставлено на хорошем уровне. В этом году я была в комиссии на госэкзаменах, в конце я им сказала, что у нас отличное образование и мы даем не только совершенное владение двумя языками, конечно, все по-разному, но достичь совершенства может каждый. Это общая культура, глубина знаний, у нас хорошие дети и студенты. У нас все хорошо.

Е.К.: Про утечку кадров после таких стажировок, обучения, которое подкрепляется еще дополнительными вещами, кто-то остается в Благовещенске, в Амурской области? Или все стремятся уехать? И уезжают?

О.К.: Уезжают, но не так массово, потому что Франция – европейская, далекая страна.

Е.К.: В Москву?

Н.К.: Где более востребован французский язык?

О.К.: У нас есть одна студентка, она блестяще окончила университет. Поехала в Москву, начала работать в фирме, а сейчас успешно работает в Нидерландах. Когда получают хорошее образование, личностные качества проявляют отличные, то, конечно, они хотят реализовать себя где-то еще, поэтому они едут.

Е.К.: Здесь себя можно, как-то реализовать с таким багажом? Для чего мы его здесь даем такой мощный?

О.К.: Во-первых, они у нас становятся очень хорошими учителями, и у нас есть те, кто остается в области, но есть те, кто уезжает. Сейчас наша профессия становится более уважаемой, востребованной, и в Благовещенске сложно устроиться учителем иностранного языка. Мы всегда рады и следим за успехами тех, кто уезжает.

Н.К.: Все-таки кого больше?

О.К.: Не могу сказать. Уезжают немногие, это не так просто.

Н.К.: Не половина?

О.К.: Нет, уезжает гораздо меньше.

Е.К.: Сколько лет у нас налажены связи, обмен с Францией?

О.К.: Договор с посольством Франции в России мы заключили в 2005 году. Начиная с этого года, мы интенсивно работаем по разным программам.

Е.К.: Сколько человек уже съездили туда, учится? И студенты, и преподаватели?

О.К.: Около 100 человек. У нас каждый год едут 4-5 человек, даже в какие-то годы было 6 человек.

Е.К.: На других кафедрах есть подобная практика?

О.К.: У нас немцы очень активно работают со своими структурами. У англичан я как-то особо не слышу, они у нас и так очень востребованы.

Е.К.: Им, видимо, проще потом себя реализовать. Если говорить о вузовской программе в Европе, в Амурской области, у нас есть точки соприкосновения? Или мы обучаем по-разному?

О.К.: Наше правительство подписало Болонское соглашение, естественно, соотношение между программами есть. Наши студенты, окончив здесь бакалавриат, едут в магистратуру, наши дипломы признаны.

Н.К.: По программе обучения в Версальском университете еще ведется отбор, кто туда поедет. Все-таки можно соотнести, что там будет?

О.К.: Либо так же, как и в магистратуру, кто-то на следующий год, либо себе можно подготовить профессиональную стажировку. Эта стажировка может включать посещение занятий там.

Н.К.: Там занятия идут на выбор?

О.К.: Как и у нас, есть основные, есть дисциплины на выбор. Они там могут работать в библиотеках, в лабораториях, это посещение занятий в зависимости от того, какую программу составит себе кандидат на эту стажировку.

Е.К.: У нас сейчас есть такие дисциплины, как история, политология?

О.К.: У нас есть. Математику, информатику наши студенты изучают вплоть до последних курсов.

Е.К.: У них все это тоже есть там? Или они не распыляются?

О.К.: Я не уверена в программах именно студентов-филологов, но я думаю, что базовые дисциплины есть всегда, хотя бы в начале обучения. Что касается педагогического образования, то мне бы очень хотелось, чтобы наше образование осталось не тронутым всеми этими европейскими реформами, стремлениями. Потому что они все просто поступают на бакалавриат, изучают физику, математику, иностранные языки, биологию, и лишь окончив бакалавриат, они идут в магистратуру и начинают изучать педагогические или психологические дисциплины, что очень мало, по моему мнению. Мне кажется, что наше педагогическое образование очень хорошее, эта традиция продолжается еще с советских времен.

Е.К.: Несколько последних лет мы живем в напряженном состоянии, нас накачивают тем, что у нас между странами все плохо. У нас недавно был журналист Евгений Загребнов, который работал долгое время во Франции, он сказал, что стало сложно, потому что чувствуется это. Чувствуются санкции в отношении журналистов и в отношении всего остального. Со студентами как?

О.К.: Относительно наших контактов с французами мы пока этого не чувствуем. Наверное, это ощущается на более высоких уровнях. По-прежнему есть финансирование и помощь, обмен есть, программы и обмен остаются.

Е.К.: Вы сказали финансирование. Это финансирование со стороны французских университетов?

О.К.: Да, французского правительства. Они выделяют деньги на распространение своей культуры, своего языка, они финансируют такую структуру – это культура и язык. Это французский институт, который присутствует во всех странах мира, и в России он присутствует тоже. У нас общественная организация преподавателей французского языка Амурской области, нам чуть-чуть, но дают на нашу деятельность, на наши конкурсы, программы, учителей, мы организуем педагогические и методические дни. В этом году у нас есть две коллеги, одна из 6 лицея, одна из Циолковского, которые выиграли педагогическую стажировку во Франции, и летом они едут на повышение квалификации.

Е.К.: Также через вашу программу?

О.К.: Нет, это другая программа. Это тот же французский институт, который каждый год предлагает стипендии для обучения педагогов.

Е.К.: Но центр всего этого –вы?

О.К.: Да, мы координируем и распространяем информацию, поддерживаем и вдохновляем их. Они помогают нам, они учат наших детей, которые потом приходят к нам, участвуют в наших проектах, конкурсах. Мы рады за наших детей, потом они достигают больших успехов благодаря энтузиазму педагогов.

Н.К.: Если посмотреть последние годы, растет интерес среди детей?

О.К.: Да, в качестве второго иностранного языка, его популярность растет.

Е.К.: Спасибо вам. Желаем вам успехов, чтобы этот полезный обмен не прекращался.

Просмотров всего: 123

распечатать

Комментарии закрыты