25сентября
Предыдущий материал Следующий материал
15 июня 2018, 14:12 0

Режиссер-любитель Сергей Храмых: об истории создания и прокатной судьбе своего фильма «Кто есть кто, или Ограбление по…»

Режиссер-любитель Сергей Храмых: об истории создания и прокатной судьбе своего фильма «Кто есть кто, или Ограбление по…»

Алексей Воскобойников: В эфире «Эхо Москвы в Благовещенске». Впервые в Приамурье режиссер-любитель получил прокатное удостоверение для своего полнометражного фильма «Кто есть кто, или Ограбление по…». Теперь ленту на общих основаниях смогут демонстрировать в кинотеатрах. Сегодня автор фильма «Кто есть кто, или Ограбление по…» Сергей Храмых – гость нашей студии. Сергей, привет!

Сергей Храмых: Здравствуйте!

А.В.: Поздравляем тебя! Это впервые для нашей области?

С.Х.: Для художественного фильма.

А.В.: У амурчан-режиссеров такого никогда не было?

С.Х.: Я не помню. Я до последнего сомневался, что нам его выдадут, но все-таки мы добили.

Анастасия Болотина: Если начинать с начала, то ты сам научился все это делать или где-то учился?

С.Х.: Пока рано говорить, что я научился, я до сих пор учусь, но я пытаюсь делать кино у нас в Амурской области без образования.

А.В.: Если заполнять резюме, то мои университеты, двоеточие?

С.Х.: ДальГАУ, инженерно-строительный институт.

А.Б.: То есть ты строитель, а как ты решил, что можешь и должен снять кино?

С.Х.: Это увлечение появилось у меня еще до университета. Мы с одноклассниками увлекались видеомонтажом, снимали короткометражные фильмы, это было общее хобби.

А.В.: Почему жанр экшен тебя привлекает?

С.Х.: Я бы не сказал, что это прямо экшен, но это не основной.

А.В.: Как ты можешь охарактеризовать жанр?

С.Х.: Криминальная комедия.

А.В.: Такая балабановщина и тарантинщина?

С.Х.: До Балабанова, конечно, не дотянем – кусочек от Тарантино, кусочек от Гая Ричи.

А.В.: Когда я говорю про Балабанова, я имею в виду что-то в виде «Жмурок».

С.Х.: «Жмурки» – это не сценарий Балабанова. Он тогда был в творческом кризисе, ему принесли сценарий «Жмурки». Ему сказали: «На, снимай», и он снял, конечно, в своем стиле. Сейчас ему приписывают этот фильм и ассоциируют с Балабановым. Я очень люблю фильмы Гая Ричи, фильмы Тарантино, где-то неосознанно, на подсознании, я пытался где-то подражать.

А.В.: Родригес возможно?

С.х.: Да, у него тоже стилистика Тарантино.

А.Б.: Тарантино – человек тоже без специфического кинообразования и тоже снимает. Вдохновлялся ли ты его примером?

С.Х.: «Феномен».

А.В.: Как мы знаем, товарищ Квентин пришел к тому, чтобы снимать фильмы следующим образом. У него мама или тетя работала в кинотеатре, и он на халяву ходил на все киносеансы, он смотрел даже категории 12+, 16+. Он был всеяден и смотрел все подряд, он все впитал в себя, как губка. Потом он уже понимал, возможно, не так. Но он точно знал, как не надо. Ты много фильмов смотрел до того, как приступить к самостоятельной работе?

С.Х.: Я киноман, но я классику не пересматривал, у меня специфический вкус. Я смотрю достаточно много фильмов, где-то что-то для себя подчеркиваю, бывает, и выписываю операторские и сценарные ходы, шутки и приколы. Потом я некоторое время в нашем кинотеатре работал киномехаником и пересматривал фильмы раза по три, четыре.

А.В.: Все-таки пошел по пути Квентина.

С.Х.: Не совсем, но похоже.

А.Б.: В этом фильме ты сценарист, режиссер, оператор, монтажер, актер. История каким-то образом придумана? Или она перекликается с твоей жизнью? Раз ты так много значишь в этом фильме.

С.Х.: История придумана, но некоторые отдельные эпизоды были взяты из жизни, некоторые диалоги выписаны из жизни. Потому что написать диалоги – это для меня самое сложное. Некоторые смешные истории я выдергивал из школьной, студенческой жизни и перекладывал их на ту ситуацию, которая у нас происходит в фильме.

А.Б.: Ты и раньше снимался в фильмах других режиссеров и даже выходил с этим на красную дорожку?

С.Х.: Было такое. Семен Руденко у нас снимал полнометражную картину «Огонь под доской», ее показали в рамках «Амурской осени». Нас пригласил Сергей Новожилов, и тогда я в качестве съемочной команды прошелся по красной дорожке.

А.В.: Это волнительный момент?

С.Х.: Я до последнего не хотел туда идти, мне честно говоря, неловко было идти по красной дорожке и, наверное, больше никогда не пойду.

А.Б.: Расскажи историю этого фильма. Когда ты его начал снимать?

С.Х.: Это был 2012 год, я только пришел из армии. До армии у меня наполовину был написан сценарий. После армии я его за месяц-два дописал, и в мае 12 года мы приступили к съемкам.

А.Б.: Сколько времени заняли съемки и полностью изготовление фильма?

С.Х.: До того момента, как мы получили прокатное удостоверение, прошло 6 лет.

А.Б.: Как только сняли, сразу получили или какое-то время заняло оформление?

С.Х.: Совершенно верно. Мы снимали его 4 года, потом 2 года занимались монтажом, написание музыки и озвучкой.

А.Б.: Там все сделано по правилам?

С. Х.: По киношным правилам, наверное, да, но только с нашими ресурсами. Мы полностью переозвучили всех актеров, я сколотил будку, оббили все поролоном, провели микрофон, каждый отдельно озвучивал своего персонажа.

А.Б.: У тебя снялись известные благовещенцы?

С.Х.: Владас Дедонис, Макс Радман, Игорь Булатов, Иван Сельвинский...

А.Б.: ...который уже не увидит этот фильм, но он остался в этом фильме.

А.В.: Раз уж мы назвали светлое имя Макса Радмана, у нас есть маленький сюрприз, мы записали его комментарий. Он поделился воспоминаниями, как он пришел в этот проект.

Макс Радман: На съемки фильма я попал своеобразным способом. Серега написал мне в «Одноклассники», мы не были знакомы, он просто написал и предложил сняться в кино, сказал, что я подхожу. Я, конечно, согласился – это был 2012 год, весна. Потом мы пересеклись и начали снимать первые эпизоды с участием моего героя. Я там играл Бориса Болгарина – это криминальный авторитет, в прошлом криминал чистой воды, в нынешнее время – бизнесмен- авторитет, который владеет ночным клубом. Людей, которые перешли ему дорогу, он наказывает. Не будем пока раскрывать, почему Болгарин. Моя роль не главная, получилось минут 15 экранного времени. Для этой роли я специально пересмотрел некоторые гангстерские фильмы: «Крестный отец», фильмы Гая Ричи, Тарантино, специально отрабатывал тембр голоса, чтобы было похоже. Хотелось, чтобы у фильма было будущее, но все равно фильм сделан на голом энтузиазме и вряд ли будет такой, же успех, как у «Мстителей».

А.В.: Не амурчанам этот фильм будет интересен?

Макс Радман: Отчасти, я думаю, да. Какой-то части не амурчан будет интересен в силу местного колорита, хотя фильм снят так, что не совсем понятно, что действие происходит в Благовещенске. Потому что фильм вне определенного времени, временного отрезка, вне какого-то места, это 90-е, и вроде наше время, вроде город, и непонятно, что за город. Как Серега признавался, что кое-что нужно подрезать из того, что не вырезано, чтобы фильм получился подинамичнее. Но в силу определенных причин, он это не вырезал.

А.В.: Я даже знаю, если будут делать трейлер, рекламу для этого фильма, я знаю, кто его будет озвучивать.

Макс Радман: Есть клип в виде трейлера.

А.В.: Трейлер Радман озвучивает?

С.Х.: Еще нет. Трейлер смонтирован, мы определяемся с датой, чтобы поставить в конце число. Я сейчас решаю, кто будет озвучивать трейлер. Я хотел заказать западные популярные голоса, но одни запросили много денег, вторые не могут. Я пока в растерянности и пока не знаю, кто озвучит. Макса Радмана я не хочу по той причине, что он мелькает в фильме, и его голос будет как-то диссонировать.

А.Б.: Макс сказал о каком-то местном колорите. Ты в 90-е жил в Благовещенске?

С.Х.: Я здесь живу с 2001 года.

А.В.: 90-е они и в Африке 90-е.

А.Б.: Какой там был местный колорит? Что там было?

С.Х.: Мы старались в фильме не брать наши достопримечательности, арку. В основном мы брали трущобы, гаражные массивы, новые офисные здания, многие спрашивают, где они находятся. Мы старались уходить от узнаваемых мест.

А.В.: Это не история о Благовещенске, это собирательный образ городской?

С.Х.: Да, только Дедонис у нас ассоциируется с Благовещенском, а Дедонис играет там сам себя.

А.В.: Как удалось заполучить заслуженного артиста Российской Федерации? Речь идет об Игоре Булатове.

С.Х.: Это забавная история. Раза с третьего. Первый раз мы пересеклись случайно на мероприятии, он вел праздник. Нас представил знакомый человек, я ему в двух словах описал, что мы кинолюбители и снимаем кино, он отнесся со скептицизмом. Он сказал, что нужно серьезно погружаться в дело, нужно время, а его нет.

А.В.: Опыта до этого не было никакого кино?

С.Х.: Насколько я знаю, нет. Мы поговорили, и он сказал, что ему не интересна импровизация в этой авантюре. Второй раз я написал ему в социальные сети, он сослался на отсутствие времени. Я написал ему еще раз, сказал, что это не займет много времени, роль небольшая, но очень колоритная. Я в этой роли не видел никого, кроме Игоря Булатова, и он согласился.

А.Б.: Все персонажи, которых мы перечислили, я не знаю, какие они как актеры, как они владеют мастерством, но внешне и своей психофизикой они очень яркие и характерные. Все остальные главные герои фильма – это кто?

С.Х.: Все остальные – это мои друзья, одноклассники.

А.Б.: Они как-то связаны с миром лицедейства, шоу-бизнеса?

С.Х.: Нет, они у нас не мелькают ни по каналам, ни по радио.

А.Б.: Они справились со своей задачей?

С.Х.: Да, они вполне справились потому что до этого, когда я снимал фильмы, просто спрашивал согласие. А тут мы устраивали небольшой кастинг. Первоначально тех, кого я хотел на роль, потом все поменялось, кто должен был играть этого, сыграл вообще другого персонажа.

А.Б.: Они вели себя и ощущали по-другому?

С.Х.: Я писал под определенного человека. Они все харизматичные, на камеру не стесняются, все балагуры, я знал, что они не будут комплексовать и отыграют хорошо. Потом по типажам и характерам некоторые роли переставились.

А.Б.: Что было самым сложным в съемке? Что самое сложное в судьбе фильма?

С.Х.: Это музыка, мы много на нее потратили времени.

А.Б.: У фильма есть свой композитор?

С.Х.: Есть. Много времени и сил было потрачено на фильм, начали задумываться, чтобы получить прокатное удостоверение, показать его в местных кинотеатрах.

А.Б.: То есть музыка должна быть не заимствованной?

С.Х.: Да, если музыку берем, то прокатное не дадут.

А.В.: Кто амурский Морриконе?

С.Х.: Виктор Каменский, участник группы SKAvaBanga.

А.В.: То, что фильм получил прокатное удостоверение, значит ли, что теперь он окажется на «КиноПоиске»? И фамилия Сергей Храмых тоже?

С.Х.: Возможно, но не факт. Туда сложно попасть, принцип попадания на «КиноПоиск», если кто-то уже есть в базе, ему приписываешь новый фильм, и тогда его добавят, у нас в базе никого нет.

А.Б.: Как попадают в базу?

С.Х.: Это загадка.

А.В.: Но право вы имеете, чтобы попасть в эту базу?

С.Х.: Я читал, если у вас есть прокатное удостоверение, то попасть на «КиноПоиск» у вас шансы есть. Им надо написать письмо с информацией, с номером прокатного удостоверения, то, возможно, что добавят.

А.Б.: Выдали прокатное удостоверение, и теперь что вы будете делать с этим фильмом?

С.Х.: Мы будем устраивать прокат в кинотеатрах.

А.Б.: Они согласны?

С.Х.: У нас еще до получения прокатного удостоверения была договоренность с местным прокатчиком. Будут показывать один сеанс в день, это будет вечерний показ.

А.Б.: Все желающие могут купить билет. Ты будешь дежурить там и смотреть, сколько человек пришло?

С.Х.: Дежурить не буду, буду позванивать и спрашивать, сколько было народа.

А.В.: Постер готов? Афиша будет висеть?

С.Х.: Готов, ждем число, ставим и – на печать.

А.Б.: Зачем тебе все это надо? Хобби понятно, а дальнейшая история: ты считаешь, что этот фильм достоин того, чтобы его увидели? Или ты хочешь что-то глобальное сказать этим фильмом?

С.Х.: Вся история с прокатом затевалась ради того, чтобы полностью пройти кинопроизводственный конвейер для личного опыта, посмотреть, как все это делается. Показать зрителям, я думаю, что благовещенцам это будет интересно. Еще мне хочется получить обратную связь, комментарии в интернете.

А.Б.: Был закрытый показ, была обратная связь от друзей не только льстивая, а более объективная? Была?

С.Х.: Отзывы были положительные, но сказали, что маленько затянуто. Хотя на вопрос, что затянуто, многие не ответили.

А.Б.: Я бы и великим режиссерам сказала, что их некоторые творения не маленько затянуты.

А.В.: Александру Сокурову это часто ставят в вину, что затянуто, но при этом он умудряется собирать кучу призов по всему миру. Это крутейший режиссер, он приедет на «Амурскую осень», будут его мастер-классы. Пойдешь?

С.Х.: Затянуто почему, я понимаю, что многие сцены у нас затянуты и почему, их можно было подрезать. Я скажу так: у нас любительское кино, я заложник любительского кино, я не могу некоторые сцены взять, где люди тратили свое время, просто вырезать. Меня же не поймут, люди все бесплатно снимались.

А.В.: Будешь ли ты добиваться личной встречи с Александром Сокуровым, чтобы показать ему работу, чтобы он дал мастерские советы? Интересно же его мнение услышать. Понятно, что разнесет в пух и прах, но это будет конструктивное критика.

С.Х.: Сергей Новожилов всегда привозит мастер-классы. Мы уже показывали наш фильм Анне Фенченко, она нам писала какие-то замечания, мы их по мере возможности устранили. Если будет такая возможность, то я не упущу такой шанс.

А.Б.: Много ли денег ушло на создание фильма? Вы платили музыкантам?

С.Х.: Мы практически никому ничего не платили.

А.Б.: Все на энтузиазме?

С.Х.: Да. С музыкантами мы сговорились на бартер. За все 6 лет в общей сложности на фильм было потрачено 150-200 тысяч рублей.

А.Б.: Спонсорские деньги были?

С.Х.: Это личные мои расходы и нашей команды.

А.Б.: Ребята понимали, что эти деньги никогда не вернутся?

С.Х.: Конечно.

А.Б.: Если пройдет прокат, будет какая-то сумма, с них вы что-то получать будете?

С.Х.: Кинопрокатчики работают так: 50 на 50.

А.В.: Компенсация, чтобы сходить со съемочной бригадой и отметить.

С.Х.: Да.

А.В.: Хотел спросить о названии. «Кто есть кто, или Ограбление по…». Просто название состоит их двух названий, ты, наверное, тогда еще не родился, когда был фильм Жоржа Лотнера с Бельмондо в главной роли. Это отсылка к нему? Или «Ограбление по» – это знаменитый советский мультфильм? Я почему спрашиваю, Тарантино, которого мы сегодня упоминали, у него есть отсылки, приветы фильмам, которые он полюбил в детстве.

С.Х.: Я сейчас расскажу историю названия. «Кто есть кто» – это чисто мое название, я тогда не знал про фильм с Бельмондо. Мы пытались написать сценарий, максимально уйти от локаций и все свести в одну локацию, поэтому нами был придуман сюжет в гараже. В сюжете выясняется, кто из ребят крыса, кто прикарманил.

А.В.: Это же «Бешеные псы»?

С.Х.: Вот видите, отсылочку вы уже нашли. Все будут думать, что это «Бешеные псы», но на самом деле за основу был взят другой фильм «Четверо неизвестных». Мое название было: «Кто есть кто». Когда я пригласил оператора Владимира Розанова, он предложил добавить приписку «или Ограбление по…».

А.В.: Во-первых, появилось оригинальное название, потому что «Кто есть кто» был уже такой фильм.

С.Х.: Потом мы все совместили, и получилось название «Кто есть кто, или Ограбление по…».

А.Б.: Уже известно, когда будет первый прокатный сеанс?

С.Х.: Еще неизвестно. Мы планируем на конец июня – начало июля. Сейчас кинопрокатчик тасует все даты, куда они смогут его воткнуть.

А.В.: В рамках «Амурской осени» вопрос пока не стоит? Или желания такого нет?

С.Х.: Особого желания у меня нет. Я не против, я показывал Сергею Владимировичу картину, он отсмотрел ее. Когда узнал, что мы собираемся делать прокат, то он просил меня потерпеть и показать ее после «Амурской осени».

А.Б.: Почему?

С.Х.: Он говорит, сколько ее человек посмотрит? Нет уже смысла делать показ в рамках «Амурской осени», потому что жители уже ее увидят. Я не знаю, как он решит.

А.Б.: Мы будем рады увидеть картину в любом варианте, сделать выводы, мы тебе честно все скажем.

А.В.: Желаем успешной судьбы фильму. Спасибо большое.

Просмотров всего: 173

распечатать

Комментарии закрыты