19октября
Предыдущий материал Следующий материал
11 мая 2018, 10:02 0

Ирина Рочева: о хорошей детской литературе и какие книги читать детям

Ирина Рочева: о хорошей детской литературе и какие книги читать детям

Алексей Воскобойников: На связи с радио «Эхо Москвы в Благовещенске» – недавняя участница фестиваля «День книги», прошедшего у нас в городе, жительница города-героя Тулы, основательница знаменитого детского книжного магазина «Корней Иванович», куратор фестиваля детской книги «ЛитераТула» и куратор детской программы «Новой книги» Ирина Рочева. Ирина, добрый день!

Ирина Рочева: Здравствуйте!

А.В.: Все ли я правильно перечислил?

И.Р.: Да, Леша, все правильно.

А.В.: В одной из рекомендаций о вас мне сказали: нет таких детских писателей, о которых бы не знала Ирина Рочева. А если она о ком-то не знает, то это неинтересный писатель. Это все корректно?

И.Р.: Не совсем корректно, я не все знаю, знаю многое, но не все. Каждый раз для себя новые вещи узнаю вместе с читателями.

А.В.: Я детские книги люблю с давних пор, читаю их по сей день, даже, наверное, чаще, чем взрослых писателей. Своим детям пытаюсь что-то находить, но сталкиваюсь с такой проблемой: с каждым годом детских авторов становится все больше, а хочется приобщить юное поколение не только к проверенному, классическому, а хочется и в новинках как-то ориентироваться. Как нам, таким сознательным отцам, как я, в море литературы находить лучшее?

И.Р.: Первое и самое простое – вы можете ориентироваться на рекомендательные сайты, в которых хорошие специалисты специально эту работу селекционную делают. Один из таких сайтов – «Папмамбук», который ведет Марина Семеновна Аромштам, его автор и редактор. Есть сайт «БиблиоГид», есть прекрасные блогеры – Наталья Медведь из Минска у нее есть блог «Маленький читатель», Евгения Шафер из Новосибирска. На сайте книжного гиганта «Лабиринт» есть анонсы и критические статьи, рекомендации от авторов, от критиков. Много профильных СМИ про детскую литературу. Когда вы прокачаете первый уровень, можно сориентироваться на издательства, выбрать свои любимые, но их не так много, хороших и современных. В первую очередь – это «Самокат», «Розовый жираф», «Белая ворона», можно смело заходить на сайты этих издательств и выбирать там по анонсам, по рубрикам, по возрасту, по интересам книги для своего ребенка. У «Жирафа» есть чудесный интернет-магазин «Букашки». Там можно по возрасту и по темам отбирать себе книги из того, что издается сейчас. Дальше вы сориентируетесь в этом море и будете свои любимые острова посещать чаще, чем все остальное плавание.

А.В.: Можно ли доверять слепо обложкам и суперобложкам, где в облачках отзывы пишут какие-то известные медийные персоны: «Я была без ума, читала взахлеб».

И.Р.: На детских книгах такого почти не встречается, а особенно на хороших. Иногда встречаются медали, и им стоит доверять, если это медаль Андерсена, медаль премии Линдгрен – это престижные медали в области детской литературы. Медаль Андерсена второй раз в России получил иллюстратор Игорь Олейников, это прекрасно. Надо просто открыть книгу и полистать, если она вам улыбнулась, если вам понравились первые строки стихотворения или аннотация внутри книги, то можно ориентироваться на эти рекомендации, почему бы и нет.

А.В.: Российская премия имени Владислава Крапивина – если ты знаешь, кто такой Крапивин, то это уже рекомендация.

И. Р.: Да. Есть Крапивинская премия, она достаточно узкоспециализированная, там фантастические тексты. Есть премия Михалкова, ее лауреатов издает издательство «Детская литература». Есть независимая премия «Книгуру», здесь победителей выбирают дети. Сначала дети читают рукописи, которые публикуются на сайте «Книгуру» каждый год, они голосуют лайками, пишут свои рецензии, только они принимаются, как голос за чье произведение. Потом из длинного списка формируется короткий, и жюри из критиков выбирает финалистов. Затем голосованием дети выбирают победителей. Есть хорошая премия у издательства «Росмэн», она называется «Лучшая новая книга». Можно ориентироваться на эти премии.

А.В.: Когда дети выбирают лучшего, это здоровская идея. Ребенка не обманешь, ему либо интересно, либо нет.

И.Р.: Здорово, что любой ребенок может участвовать в этом выборе. Можно зайти на сайт и читать там рукописи, писать свои отзывы и становиться экспертом «Книгуру», членом детского жюри.

А.В.: Познакомьте нас с современными авторами. Я для себя периодически открываю разные имена – Мария Парр, Наталья Евдокимова. Подозреваю, что многие достойны внимания, просто вещь, которая достойна внимания, проходит мимо.

И.Р.: Из российских авторов – давайте их разделим на поэтов и прозаиков, которые пишут. Из поэтов – Артур Гиваргизов, Настя Орлова – звездочка, получила награду от президента, Михаил Давыдович Яснов – основатель российской современной поэзии, Михаил Ясеновский, Наташа Волкова. Многие и замечательные люди пишут стихи для детей. Те, кто пишет прозу, – это Юлия Кузнецова, Нина Дашевская, Евгений Рудашевский. Гиваргизов ужасно смешной. Артур делает серию с издательством «Эгмонт», называется «Пестрый квадрат» и «Город мастеров» – это серии современных детских российских поэтов и писателей. То, что касается иностранцев, – это Мария Парр, здесь лучше не запоминать эти сложные иностранные фамилии, а запомнить издательства – «Самокат», «Белая ворона», «Розовый жираф». Именно эти издательства работают с современной мировой литературой и переводят для нас на русский язык то, что сейчас актуально во всем мире, издается в Европе, Америке и становится доступным для наших детей, и они растут в общем культурном мировом контексте, не оторванные от своих сверстников через континенты.

А.В.: Я обратил внимание, если раньше, когда я был ребенком, за скандинавский сектор отвечала Линдгрен, то сегодня оттуда много авторов сильных и лауреатов премий. В чем феномен?

И.Р.: Мне кажется, что это феномен Линдгрен, который сохраняется в Скандинавии, Дании, Швеции, Норвегии, там огромная культура детского книгоиздания, заложенная еще теми людьми, которых мы упомянули. Там есть огромные программы государственной поддержки авторов, издательств, есть школы детских писателей. Я знаю, что там ведется большая работа, которая коллекционирует эти бриллианты, которые переводятся на мировые языки. Можно назвать одну фамилию, которая поможет сориентироваться со скандинавами – это Ольга Дробот, переводчик, скандиновист, кандидат филологических наук. Она переводит на русский язык Марию Парр. Ее великолепным языком они с нами разговаривают.

А.В.: На сегодня перенасыщение информации, с одной стороны, – это прекрасно, а с другой стороны – это наша беда. Я помню, в детстве было немало книжек, но хватало времени на то, чтобы перечитывать любимые. Вы ловите себя на том, что некогда перечитывать то, что понравилось? Нужно освоить много нового, хорошего и качественного.

И.Р.: Я не то что перечитывать не успеваю, я последние несколько лет ловлю себя на ужасном состоянии, что я читаю 5-6 книг одновременно. Детям сейчас трудно ориентироваться со временем, у них много занятий в школе, много гаджетов, на которые тоже хочется потратить время, и на чтение его остается немного. Именно поэтому стоит тщательно выбирать то, что ты читаешь, чтобы не тратить время на какие-то проходные вещи. Если это делать медленно и не торопясь, то твоя книжка тебя найдет.

А.В.: Недавно я прочитал повесть Натальи Евдокимовой «Конец света» и остался в диком восторге. Там одна девочка приобрела себе специальный режим, чтобы забывать сюжет любимой книжки и всё время её перечитывать. Она помнит, что было что-то интересное. У вас есть такие книги, для которых вы бы включили такой режим?

И.Р.: У меня нет такого режима. Те, что западают в душу, они все время там. Меня очень порадовала книга издательства «Розовый жираф» канадской писательницы Кети Остер «Карма». Она рассказывает про девочку, которая попадает в сложное время в Индии: папа принадлежит одной вере, мама – другой. Это классная, историческая вещь, написанная в оригинале в стихах. В России переведена Дмитрием, не скажу сейчас его фамилию, он получил за это премию «Мастер». У издательства «КомпасГид» есть маленькая книжечка, которая рассказывает о борьбе в Пакистане за отмену детского рабства. Мальчик, который погиб во время этой борьбы, стал символом этой борьбы. Это потрясающая книга и выходит в детском издательстве, но сказать, что она детская, я не могу. В «КомпасГиде» издали книгу «Облако» немецкого автора, она живо и реалистично создает иллюзию того, что было бы, повторись сейчас взрыв на Чернобыльской АЭС в каком-нибудь благополучном германском городе. Как общество не готово по сей день к таким событиям. Много книг, которые остаются в голове, я могу перечислять их долго. Я не буду включать такой режим, пусть оно копится, еще много всего что нужно прочитать.

А.В.: Я как папа, читающий не только сам, но и вслух своим детям, обратил внимание вот на что. Берешь старые проверенные книги, которыми зачитывался в детстве, а сегодня они уже считаются стилистически устаревшими. Это «Незнайка в Цветочном городе», «Три толстяка», я просто пробуксовываю в них.

И.Р.: То же самое происходит и у меня. Мы начали читать «Незнайку» – сначала я, потом муж, это невозможно было читать. Я не знаю, с чем это связано. Может быть с течением времени меняется наш язык, мы немного на другом языке разговариваем, и нам тяжело воспринимать более формальный советский язык, который все контролировал и сдерживал. Те книги, которые издавались в те времена огромными тиражами, понятно, что они были все-таки легализованы всеми возможными комитетами и цензурой. Я думаю, что язык там не совсем живой, и, возможно, поэтому они идут так коряво. Хотя Драгунский не теряет своей актуальности.

А.В.: Драгунский в этот список не попадет никогда. Очень живой язык.

И.Р.: Или Коваль. Много авторов, которые замечательно читаются и сейчас. Михалков, Носов, Агния Барто сейчас звучат, скажем мягко, несовременно. Это лишь говорит о качестве текстов.

А.В.: Носов цикл рассказов «Фантазеры» и «Мишкина каша» – это все читается живо.

И.Р.: Да. Но, видимо, по-разному складывается судьбы у произведений и какие-то все-таки устаревают, какие-то остаются нетленны. Время – судья всем и в том числе книгам.

А.В.: Одна из мам нашей редакции просит задать вопрос, какой должна быть качественная детская проза по содержанию? Что там ценится? Есть ли ответ на такой вопрос?

И.Р.: Давайте отталкиваться от возраста человека. Если мы говорим про совсем маленьких детей, то она должна быть легкой и все-таки красивой. Не нужно бояться книжек, где много картинок и мало текста. Если мы говорим о ребенке 2, 3, 4 лет, то пусть это будет большая книжка, где много иллюстраций, но одна простая история. Пусть будет книжка про два медвежонка, которые поссорились, а потом помирились. Ребенку важно узнавание мира и узнавание себя в книжках в любом возрасте. Для дошкольников на первый план выходят короткие тексты, которые помогают человеку лучше себя чувствовать, чувствовать сверстников и окружающий мир. Если для малыша важнее рефлексия про себя, то для младших и старших школьников важна рефлексия про общество, про окружающий мир. Почему взрослые такие странные, почему они со мной не дружат, почему не дружат одноклассники? Нужно, чтобы проза отвечала на вопросы о человеке. То, что касается художественных и литературных особенностей. Я перечислила фамилии авторов, которые замечательно пишут, просто откройте книгу Нины Дашевской, это абсолютно крапивинская проза в лучших смыслах этого слова.

А.В.: Подтверждаю, так и есть.

И.Р.: Нина замечательная в коротком жанре, в повестях, она кристально чистая, изумительный язык. Артур Гиваргизов и его короткие рассказы. Сергей Седов изумительный автор, его рассказы про мальчика Лешу, про президента, его сказки про волшебников. Тут нет такого критерия, что значит хорошая проза. Хорошая, которую читает человек, и она ему нравится. Хороша Екатерина Соболь «Дарители» и Наталья Щерба с многосерийными книжками, это тоже хорошее чтение. Есть целые серии про дарителей, воителей, котов, и ребята от них балдеют.

А.В.: Вот еще вопрос, я не знаю, есть ли у вас на него ответ. Как отличить проявление безграничной фантазии от чистого безумства? Приведу в пример Кэрролла со всеми его задвигами и безумствами. Его воспринимают спокойно, привыкли. А не менее прекрасную Юнну Мориц «С мармеладом в бороде по кудрявой каше» публикуют в соцсетях с припиской «Что курил автор». Где грань, когда это безумие чистой воды или это проявление безусловной фантазии?

И.Р.: Мне кажется, ее нет этой грани, она у каждого в своей голове.

А.В.: Многим не нравятся новые детские книги о, так скажем, заветном. Например, книгу под названием «Сися», публикуют в соцсетях. Или «Все делают это» (книжка про то, как пукают люди и звери). Ваше отношение к этому: автор ищет хайпа, как сегодня говорят? Или не боится говорить с детьми обо всём?

И.Р.: Книгу «Сися» я в руках не держала, про нее ничего не скажу. Мне кажется, это история про хайп. С книгой «Все делают это» у меня есть личный опыт. Это русский автор и русский иллюстратор, эта книга была прочитана с моим ребенком, была прочитана в детском коллективе в возрасте 5-6 лет. Книжка зашла на «ура», дети хохотали. Если спокойно, без истерики подумать о том, что действительно все это делают, а многих детей эта тема волнует. Эта такая рефлексия себя: как я устроен, как я работаю, как функционирует мое тело, почему оно издает такие странные звуки, запахи. Как это так: я такой прекрасный ребенок, весь розовый, пушистый, с бантиком, а вдруг себя веду вот так. Если эту тему обсудить нормально, спокойно, книга очень смешная, достаточно ее открыть и прочитать. Любой здравомыслящий родитель скажет, что она нормальная. Этих книг в России немного, потому что у нас все темы, связанные с физиологией, с детства табуируются, именно поэтому потом подростки не понимают некоторых вещей про более нужные темы: секса, взаимоотношений мужчины и женщины. Потому что про это нет книг, им понятных и доступных. Если мы будем продолжать закрывать все эти темы с детства, что принцессы не пукают, а мальчики не бьют девочек, то мы будем продолжать растить своих детей во лжи и в ограниченности.

А.В.: В итоге выращиваем ханжей.

И.Р.: Да. Есть еще книга, когда она вышла, был общероссийский скандал. Она про крота, которому кто-то накакал на голову. У нее миллион наград по всему миру, ее нарисовал немецкий иллюстратор, его признали классиком детской иллюстрации. В России эта книга вызвала дикое недоумение, мне кажется, что мы сами создаем хайп вокруг этих книг, там никто никого не убивает, не пропагандируются насилие, страшные вещи. Все ходят в отведенные места для физиологических своих нужд. И чего это скрывать от детей?

А.В.: Вы сказали, что читаете одновременно несколько книг, в каких книгах сейчас у вас лежат закладки?

И.Р.: «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. Я не ожидала, что она так тяжело будет даваться. Начала вторую книгу Шамиля Идиатуллина, мы вместе с дочкой читаем. Чудесный сборник под редакцией Михаила Леснова, издательство «Клевер», русские современные сказки для детей. Ребенок мой никак не расстанется с книгой про «Муравьишку Софи» издательства «Белая ворона», про муравья, который изучает цветы, деревья.

А.В.: Ирина, спасибо большое. Мы будем интересоваться и искать все то, что вы перечислили.

Просмотров всего: 301

распечатать

Комментарии закрыты