27мая
Предыдущий материал Следующий материал
10 мая 2018, 14:11 0

Олег Косолапов, Алексей Раханский: об архитектурном облике Благовещенска, о его настоящем и будущем

Олег Косолапов, Алексей Раханский: об архитектурном облике Благовещенска, о его настоящем и будущем

Екатерина Кузьмина: В эфире «Эха Москвы в Благовещенске» будем говорить об архитектурном облике Благовещенска, о его настоящем и будущем. У нас в гостях заместитель мэра Благовещенска Олег Анатольевич Косолапов и начальник управления архитектуры и градостроительства администрации Благовещенска Алексей Вадимович Раханский. Здравствуйте!

Олег Косолапов, Алексей Раханский: Здравствуйте!

Е.К.: Почему мы поднимаем эту тему? В последнее время о ней много говорят, приезжают всевозможные гости, которые оценивают нас и высказываются на этот счет. Как можно в целом определить архитектурный облик Благовещенска? Что мы за город?

А.Р.: Говорить о том, что облик Благовещенска уже сложился, я думаю, рано. Потому что история города насчитывает всего 162 года.

Е.К.: Мы в поиске еще?

А.Р.: В поиске. Если проследить всю историю строительства в Благовещенске, то ее можно разделить на несколько периодов – это освоение города Благовещенска. Изначально город застраивался как купеческий, потом был период застоя в начале 20 века – до 60-х годов 20 века практически ничего не происходило. Строились небольшие здания, частные постройки, значимых зданий с точки зрения градостроительства или архитектуры практически не было. С 60-х годов начался период массовой застройки, когда начали строиться пятиэтажные типовые дома, на тот момент это было практически спасение, потому что жить фактически было негде, строительство было дешевое, хотя квартиры были маленькие. На тот момент это было, наверное, правильно. Начиная с 90-х годов, когда типовое строительство уходило в прошлое, у архитекторов появилась возможность проектировать, а у строителей строить дома, которые до сих пор представляют какой-то интерес. Когда начинала строиться гостиница «Зея», она задумывалась, как 17-этажное здание, было построено из сборных железных конструкций. Строительство гостиницы дало толчок для развития домостроения.

Е.К.: С фантазией.

А.Р.: Не то чтобы с фантазией, а именно развитие домостроения. Построили домостроительный комбинат, из конструкций которого началась жилая застройка города, микрорайон строился из этих панелей. Сейчас в городе фактически нет одинаковых зданий.

Е.К.: Это хорошо?

А.Р.: Это, наверное, хорошо. Если это касается квартальной застройки, мы видим жилые районы, которые строятся не совсем по одному проекту, но у них единый архитектурный облик, это, наверное, правильно. Если мы видим, что в городе строятся отдельные объекты, то каждый объект должен иметь свою индивидуальность, и это тоже правильно.

Е.К.: Есть ли какие-то общие правила, по которым эти дома должны выглядеть, чтобы не было такого диссонанса? Или диссонанс в облике – это хорошо и красиво? Мы похожи на другие города? Или мы уникальный город?

О.К.: Раньше по роду свей деятельности я много ездил. Благовещенск – это обыкновенный российский город. Я объясню почему. Хоть мы имеем небольшую историю, но город проходил те, же пути развития, которые проходили все другие города. Многое в застройке связано с периодами жизни, которые проходили в нашей стране и с теми законами, которые есть в нашей стране. У нас сейчас сложная ситуация с точки зрения выстраивания единого архитектурного облика, потому что законодательно мы мало можем на это повлиять. Есть вопросы, которые связаны с нормами, которые регламентируют количество машиномест, какие должны быть дворы и площадки. Но в большей степени сам вид здания определяется тем, как его видит застройщик. У нас мало городов, которые застроены качественно. У нас в России есть такой город, и он всего один – это Тольятти. Город, который был построен на ровном месте, рядом с заводом. Город построен с нуля, по единому проекту, отличается тем, что там продуманы все транспортные магистрали, большие дороги, хорошие развязки. Это пример массовой и современной застройки. Все остальные города идут своим путем. Есть исторические центры, бизнес-районы и районы, где проживают жители города – это микрорайоны. Все города окружают малоэтажные застройки, но она имеет характер районов для людей, которые не ведут активный образ жизни, либо они могут себе позволить жить в таких районах.

Е.К.: Вы сказали, что сейчас застройка осуществляется по принципу – что не запрещено законом, то разрешено. Получается так? Если соблюдены нормы, парковочные места, детская площадка, то сам дом может быть какой угодно формы и цвета.

А.Р.: Законом никак не регулируется облик здания. Единственное, мы можем это регулировать на стадии выдачи разрешения на строительство. Мы смотрим цветовое решение здания и даем какие-то предложения.

Е.К.: У нас есть дома, которые раскрашены в безумные цвета, кислотные почти, это было согласовано?

А.Р.: Наши пожелания носят рекомендательный характер. Если раньше в законе об архитектурной деятельности было наличие архитектурных советов, когда собирали архитекторов с различных организаций, проводили совет, когда архитекторы говорили, что надо изменить это, то тогда это регулировалось, сейчас этого нет. Сейчас все отдано на откуп архитектору, который делает этот проект. Если архитектор профессионал в своем деле, то он не допустит того, что здание будет выглядеть безобразно. Мое понятие такое. Все равно мы придем к тому, что у нас в городе будет единая концепция цветового решения фасадов.

Е.К.: Как вы к этому придете, если закон не разрешает вам в это вмешиваться?

А.Р.: Вполне может быть, что закон изменится.

Е.К.: Предпосылки для этого есть, чтобы закон поменялся?

А.Р.: Сейчас в новой редакции правил благоустройства территории города Благовещенска, есть целый раздел, посвященный именно фасадам зданий, и эти вопросы там предусмотрены.

Е.К.: Это будет вноситься на законодательном уровне?

А.Р.: Это у нас будет в правилах изготовления паспортов фасадов зданий. Каждое здание будет иметь свой паспорт цветового решения.

Е.К.: Этот паспорт будет выдавать администрация?

А.Р.: Этот паспорт должен делать застройщик или владелец здания.

Е.К.: Вы заранее по паспорту будете знать, какой будет дом?

А.Р.: Я думаю, что что-то все равно должно будет измениться.

Е.К.: Недавно приезжал Илья Варламов, известный урбанист, который оценивает облик городов, по которым ездит. Он раскритиковал не столько сами здания, сколько микрорайонный принцип застройки многоэтажными зданиями. Он говорит, что это устаревший вариант и что никто так уже не строят. Что вы по этому поводу можете сказать? Почему у нас в центральной части города по-прежнему возводятся высотные дома?

О.К.: Есть такая наука, которая называется экономика. Это неумолимая вещь, и можно рассуждать о том, что красиво и удобно. Давайте просто рассмотрим такой пример: большой высотный дом, 200 квартир. Давайте посчитаем, сколько нужно земли и коммуникаций на то, чтобы построить 200 малоэтажных домов? Мы все понимаем, что прокладка коммуникаций, прокладка дорог, обеспечение людей доступными магазинами, обеспечение людей транспортом – в это все должны быть вложены деньги. Любая организация, которая это будет делать, потом все переложит на плечи собственников. Если мы сейчас будем застраивать Благовещенск одноэтажным жильем, то площадь города увеличится раз в 15.

Е.К.: К этому не готовы коммуникации?

О.К.: К этому не готовы жители. Кто из жителей готов платить за то, что все расходы на прокладку коммуникаций будут ложиться им в коммунальные платежи? Кто из жителей готов на то, чтобы стоимость проезда в автобусе увеличиться в 5 или в 6 раз? Если автобус подъезжает к микрорайону, где живет 300-400 семей, либо автобус едет по городу, где находятся одноэтажные дома и живет одна семья. Мы не должны забывать, что все эти вопросы связаны с доступностью всех видов, кроме коммуникаций, кроме транспорта, есть еще вопросы, связанные со школами, с магазинами, с государственными учреждениями. Давайте мы наш микрорайон пересчитаем и расселим в одноэтажные дома, то я думаю, что до ближайшего магазина нужно будет добираться километров 5-6. Все магазины будут строиться из расчета плотности потока жителей, которые будут к ним приходить. Вопрос, как выбирать и где жить, – это вопрос выбора жителей. Например, я не готов добираться до работы 40-45 минут, мне более комфортно жить в многоэтажном доме, когда до работы я могу дойти за 10-15 минут. Модно, не модно – это не те категории, которые применяются в экономике. В экономике применяется категория – спрос. Сейчас любой человек может купить себе участок и построить себе дом на земле, и это будет его выбор. Если оглядываться на весь мир, то давайте не будем забывать, что весь мир живет в разных климатических условиях, там разные условия по работе, поэтому нет единого стандарта, как жить. Я могу ответить господину Варламову, что весь Харбин застроен домами по 35 этажей. Видимо, наши китайские соседи тоже не модные.

Е.К.: Экономика с урбанистикой пока не находят общего языка.

А.Р.: Я не знаю, откуда он взял, что высотные здания это неправильно. Во многих странах до сих пор точечно в центре города строят жилье. Олег Анатольевич правильно сказал, что разные климатические условия, у нас они довольно суровые, холодные зимы. Поэтому компактное жилье для нас более подходит, чем районы большие по площади. Чем ближе ты находишься к местам обслуживания, к работе, тем лучше и удобнее. Я читал другое мнение. Многие говорят, что город Благовещенск очень удобен для проживания. У нас почти отсутствуют пробки, все четко и параллельно идет кварталами, перпендикулярное строение структур городских улиц. Спасибо первому архитектору, который сделал генплан, по которому мы развиваемся до сих пор, но за исключением новых районов. Возьмем 800-й квартал, он тоже построен по тому же принципу. Я в Благовещенске прожил почти 60 лет, мне наш город очень нравится. Житель любого города скажет, что его город лучший.

Е.К.: Если о балансе современности и старины. У нас остались здания, которые стоят в центре города, застраиваются чем-то. И они потом не очень вписываются в современную концепцию.

А.Р.: Если застройщик заходит на территорию какого-то квартала, в котором есть деревянные дома, то в законодательстве нет регулирования потолка стоимости квадратного метра в этом доме, идет договорная цена, торг. Последнее время торг не получается из-за того, что у собственников есть желание получить много и сразу.

Е.К.: Есть одиночно стоящие дома, и на том месте ничего не построишь. Как будет решаться эта проблема? Или они так и будут стоять, пока не развалятся?

А.Р.: Я так думаю, что жизнь решит все. Есть такие примеры, когда застройщик заходил на эту территорию и не смог договориться с владельцем этих домов, там космические цены хотели получить за эти дома, но застройщик сумел обойти проектные документацию. Для города это не есть хорошо, это плохо.

Е.К.: Выхода из такой ситуации нет?

А.Р.: Пока нет.

О.К.: Выхода нет, потому что частная собственность защищается законом. Хотя Владимир Владимирович Путин подписал стратегию развития Российской Федерации до 2024 года, и одним из поручений новому правительству он поставил проработку механизма взаимодействия при расселении из ветхого и аварийного жилья. У нас есть большие проблемы, и мы надеемся, что сейчас на законодательном уровне будут приняты какие-то изменения.

Е.К.: У нас много земли, на которой еще что-то будет строиться? В Москве сносят хрущевки, пятиэтажки и на их месте будут строить новые дома. У нас такой реновации не будет?

А.Р.: У нас идет развитее города, идет обновление архитектурного облика города, но пока у нас есть свободные территории. Это территория северного жилого района, там можно много строить.

Е.К.: Это где? Поясните?

А.Р.: Это начиная от улицы Зеленой, 50-летия Октября, Школьная, Муравьева-Амурского.

Е.К.: Тайвань?

А.Р.: Да. Этот район сейчас активно застраивается. До реноваций пока мы еще не дошли. Генеральным планом до 34 года предусмотрено увеличение численности населения до 237 тысяч человек. На сегодняшний день у нас 210 тысяч. Я думаю, что речь будет не о том, что будет происходить со старыми кирпичными, панельными домами, а скорее всего, будет освобождение центральной части города от деревянных и ветхих домов, которые режут глаз на сегодняшний день. Когда-нибудь мы придем к тому, что будут сноситься панельные и старые кирпичные дома, а на их месте будет строиться что-то другое. Развитие города идет.

О.К.: Проект реновации очень дорогой. Сейчас эти проекты рассматриваются еще в двух городах – это Санкт-Петербург, Красноярск. Экономика – вещь неумолимая. Любой застройщик, который будет заходить на реновацию, он должен понимать, что деньги, вложенные в этот проект, они у него окупятся. Для этого должен быть спрос. Я сейчас могу сказать другие цифры. На мой взгляд, в Благовещенске население уже давно перевалило за 210 тысяч, просто многие не прописываются, сейчас нет необходимости прописываться. У нас по итогам выборов дополнительно переписалось на участках 7,5 тысячи человек. Это люди, которые не прописаны в Благовещенске, но живут здесь. Это семьи, плюс дети, то это порядка 10-12 тысяч человек, которые проживают в городе дополнительно к тем нашим статистическим отчетам.

Е. К.: Будем ждать светлого будущего, если у нас будут какие-то изменения с возможностью повлиять на застройщиков, чтобы более аккуратно относились к внешнему облику того, что строят в городе. Спасибо вам большое.

Просмотров всего: 159

распечатать

Комментарии закрыты