27мая
Предыдущий материал Следующий материал
20 апреля 2018, 14:40 0

Гринпис России: пока одни тушат пожары, другие устраивают поджоги

Гринпис России: пока одни тушат пожары, другие устраивают поджоги

Михаил Митрофанов: В гостях у «Эха Москвы в Благовещенске» руководитель противопожарного отдела «Гринпис России» Григорий Куксин, руководитель противопожарной программы «Гринпис России» Софья Косачёва и координатор команды «Добровольные пожарные Кубани» Максим Ребеченко. Здравствуйте! Расскажите, для чего команда Гринпис прибыла в Амурскую область?

Григорий Куксин: Если коротко, то для того, чтобы помочь. Масштабы пожаров видны издалека. Наша задача помочь справиться с ситуацией, и по возможности хоть что-то сдвинуть системно.

М.М.: Цели уличить кого-то, найти крайних, вы не про это?

Г.К.: Точно, не про это. Именно этим вопросом нас обычно встречают. Тем более в последнее время много проверок от прокуратуры и Рослесхоза, режим ЧС, и сразу начинают искать, кто виноват. А потом задаваться вопросом – что делать? Наша задача помочь в этой ситуации, найти контакт между властью и обществом. Не первый год у нас Амурская область горит довольно экстремально на фоне других регионов. Здесь и природные условия очень тяжелые, и традиции масштабного использования огня в хозяйстве, и в быту они достаточно сильны. К сожалению, каждый год сильно горим, но сейчас есть надежда, что что-то начнет сдвигаться, и запрос от здешних добровольцев для включения в эту работу, с них часто начинаются правильные изменения.

М.М.: Немного истории. Проект Гринпис «Сохранение лесов. Пожары на природных территориях» сколько существует? Как он возник?

Г.К.: Гринпис с начала 2000-х годов занимается лесной пожарной темой. Занимается вопросами правильного учета пожаров, образовательными методиками. После 2010 года, когда центральная Россия сильно горела, удалось получить достаточно ресурсов и поддержки от общества для того, чтобы мы смогли открыть отдельное направление, и с 2010 года оно существует.

М.М.: Что значит поддержка от общества?

Г.К.: Гринпис существует только на частные пожертвования, у нас нет никаких денег ни от бизнеса, ни от государства. Там, где люди готовы нас поддерживать, и мы понимаем, что мы сможем получить поддержку наших сторонников, то мы можем открыть там отдельные направления, которые будут поняты и поддержаны людьми.

М.М.: Гринпис – международная организация у вас есть проблемы? Для многих обывателей и людей, которые принимают решения, и чиновников само по себе название «Гринпис» – это заграничное, иностранное, а стало быть, опасное и вредное?

Г.К.: Так бывает, так воспринимается. Международная организация интереснее, чем отдельная национальная организация. Пожары не знают границ ни между регионами, ни между странами, наши пожары задымляют соседние страны. Все это влияет на климат, который глобальный, и справиться с ним можно только в глобальном масштабе. Гринпис не является и ни разу не обвинялся и не подталкивался к тому, чтобы стать иностранным агентом, получить этот статус. «Гринпис России» – это самостоятельная организация, которая в первую очередь занимается решением национальных проблем. Он создан и инициирован в России с 90-х годов, существует как самостоятельная организация. При этом это часть международного Гринписа и общие принципы – это принцип не насильственности, независимости, координация и участие в глобальных программах, мы делимся опытом и координируем работу с коллегами.

М.М.: Я хочу задать вопрос Софе. Вы – руководитель противопожарной программы, ваше направление – это работа с населением разных категорий. Что за категории? Что это за работа?

Софья Косачёва: Причина пожаров в нашей стране – это человек, решать эту проблему без работы с людьми невозможно. У нас разные категории: есть дети, молодое поколение, взрослые, пожилые люди, и к каждому нужно найти свой подход. Нужно вложить правильную информацию, правильное отношение к природе, умение обезопасить себя в сложной ситуации, иметь возможность повлиять на ситуацию, чтобы у каждого был инструмент, как каждый может защищать свою жизнь. Я больше всего занимаюсь развитием пожарного добровольчества, именно движением добровольных лесных пожаров. Это активные молодые люди старше 18 лет, которые ставят своей целью – защиту природы от огня. Это не только тушение и помощь государственным властям в усилении работы на пожарах, но и большая работа по предупреждению. Профилактические варианты бывают разные, с одной стороны – это работа с детьми, вложить правильные мысли в детском возрасте гораздо проще, и человек с этим уже вырастает. Мы помогаем создавать методические материалы, как о страшной теме рассказать доступно, чтобы любой учитель, не имея специального образования, мог донести до детей правильную безопасную модель поведения. Мы помогаем учителям разбираться в сложных вопросах и видеть ошибки, которые часто встречаются в современных методических материалах, которые бывают в системе образования.

М.М.: Что это за ошибки?

С. К.: Одна из самых распространенных ошибок – это совет при пожаре –бежать против ветра.

Г.К.: Во всех учебниках по ОБЖ есть такой совет.

М.М.: А если оттуда огонь?

С.К.: Если человек в лесу почувствовал запах дыма, то правило – беги против ветра – приводит в самое интенсивное место, где горит, потому что это будет фронт. Фронт пожара развивается по ветру. Когда мы сталкиваемся с такими ошибками, мы пытаемся понять, как они возникли? Это модель работы с любой проблемой – нужно понимать ее причину. Такие вещи появляются не со злого умысла, а потому что люди, которые это пишут эти советы, это не те люди, которые непосредственно работали на пожарах. В этом смысле добровольные лесные пожарные являются таким сбором разного опыта с практикой, возможностью компетентно рассказывать людям. Кроме работы с детьми, здесь еще работа и со взрослым населением, со СМИ, с соцсетями, развитие сообщества «Добровольных лесных пожарных».

М.М.: Если условно разделить направления, то одно из них – это воспитание детей и взрослых. Второе направление – это обучение добровольных пожарных.

С.К.: Совершенно верно.

М.М.: У нас присутствует координатор команды «Добровольные пожарные Кубани» Максим Ребеченко, вы приехали с Кубани?

Максим Ребеченко: Я приехал из Краснодарского края.

М.М.: У вас уже команда, давно ли вы с Гринписом? Как происходит обучение и работа добровольных пожарных?

М.Р.: Большим зарядом для меня было посещение лагеря добровольных пожарных на Ладожском озере, которое проводится ежегодно для руководителей групп. Этот проводит «Общество добровольных лесных пожарных», где люди за свои деньги, три месяца стоят на ладожских островах и защищают территорию.

М.М.: Что у вас там горит? У нас в основном трава и лес.

М.Р.: Леса не так много, как у вас. У нас огромный сельскохозяйственный регион, очень мало пустых земель, но выжигается пойма реки Кубань, где гнездятся краснокнижные птицы. Плюс у нас еще есть рисовая солома, которую официально разрешено жечь, но при соблюдении определенных условий. Она непригодна в сельском хозяйстве, в ней большое содержание кремния.

М.М.: «Добровольные пожарные Кубани» за чей счет существуют? Откуда на все деньги?

М.Р.: Мы хотим создать свою общественную организацию, в данный момент мы просто волонтерская группа. Мы ездим тушить на легковом автомобиле «ВАЗ 2107», нас пять человек, машина полностью загружена оборудованием.

М.М.: У вас есть своя форма? Люди в форме всегда солидней выглядят.

М.Р.: Безопасность добровольцев на первом месте, мы одеваемся по стандартам в ту одежду, которая не горит.

М.М.Гринпис вас научил?

М.Р.: Учили нас: в 16 году была экспедиция в Краснодарский край, и часть оборудования нам оставили ребята. И сами кое-что закупаем, денег нам хватает.

М.М.: Григорий вы сказали, что у вас нет цели, кого-то отловить, уличить, но как ни крути, если разбираться в причине пожара, то та самая причина находится. Местные власти и тот, кто должен контролировать запреты на розжиг всего и вся в ЧС, если за этим никто не следит, то это будет происходить. Как реагируют на все власти? Расскажите на примере Бурятии – где вы были, что там?

Г.К.: Сегодня у нас запланирована встреча с губернатором, с представителями МЧС, лесной службы. Отвечу на ваш вопрос, про виновных, про причины. Причины полностью человеческие. Сейчас весенний период, и 100% всех пожаров в Амурской области происходят по вине человека. Беда в том, что нет одного злодея или чиновника, который все это устроил, кто в этом виноват и кто не досмотрел. Эта проблема складывается из многих человеческих решений, которые основаны на представлениях, что здесь так принято. Будет несправедливо говорить, не только лесники виноваты, или пожарные не справляются, или агрономы поджигают. Еще равнодушие и привычка, что все горит, руки опустились и ничего нельзя сделать. С этим всем надо работать. В первый день мы поехали к югу от Благовещенска – довольно тяжелое зрелище, когда по всему горизонту поднимаются новые столбы дыма. На них уже вызвали федеральную помощь, федеральный резерв парашютистов, профессионалов из других регионов. Когда мы видим, что каждый нераспаханный клочок земли продолжают поджигать, но мы сейчас в условиях особого противопожарного режима, в ЧС, и казалось, что все силы региона должны быть сконцентрированы на тушении. Вчерашний день показал, что пока одни лесники тушат пожары, другие лесники устраивают поджигание. Видно, что стоит лесная пожарная машина, видно, что работники лесной охраны устраивают отжиг. Пока наперегонки весь регион поджигают, даже бессмысленно искать одного виноватого, мы неизбежно будем гореть, будут гореть населенные пункты, лесные массивы. Это надо остановить. Остановить это можно совокупностью разных мер. Мы будем встречаться с главой региона, и будем уговаривать, просить и настаивать на том, что надо сохранить количество профилактических выжиганий до того уровня, которые можно реально контролировать. С этой привычкой надо бороться, а для этого надо перестать ее рекламировать. Пока ее поддерживают муниципальные работники, работники лесной охраны невозможно отучить дачника, деревенского жителя поджигать траву.

Продолжение следует

Просмотров всего: 142

распечатать

Комментарии закрыты