27мая
Предыдущий материал Следующий материал
19 апреля 2018, 14:36 0

Литературный критик Константин Мильчин: о книгах, любви к чтению и «Дне книги» в Благовещенске

Литературный критик Константин Мильчин: о книгах, любви к чтению и «Дне книги» в Благовещенске

Алексей Воскобойников: 29 апреля в нашем городе пройдет литературный фестиваль с простым и понятным названием «День книги». Площадкой для проведения станет Общественно-культурный центр. Не так давно мы беседовали с одним из организаторов Михаилом Фаустовым. Специальными гостями фестиваля станут писатель, лауреат премии «Большая книга» Шамиль Идиатуллин, а также литературный критик, журналист филолог, главный редактор литературного портала «Горький» Константин Мильчин. Константин с нами на телефонной связи. Здравствуйте, Константин!

Константин Мильчин: Здравствуйте!

А.В.: Во-первых, поздравляю вас с прошедшим полуторавековым юбилеем Алексея Максимовича.

К.М.: Спасибо.

А.В.: Как портал «Горький» отметил это крупное событие?

К.М.: Не очень заслуженно, портал «Горький», но мы не целиком посвящены Горькому, но мы с гордостью носим его имя.

А.В.: Как праздновали?

К.М.: Публикациями. Мы сделали подборку, попытались оценить все, что было названо в честь Горького в Советском Союзе и до сих пор носит его имя.

А.В.: Я читал материал на вашем портале, вы сделали хорошую подборку цитат. Вы на литературных фестивалях не одну собаку съели – и Каштанку, и белого пуделя, и всех собак каких только можно.

К.М.: Я как-то собак больше живыми люблю, чем литературными. Это правда, я часто бываю на книжных фестивалях, сам их организовываю и участвую.

А.В.: Счет на десятки уже идет?

К.М.: В год посещаю штук 10 минимум.

А.В.: Как эксперт скажите, провести подобный фестиваль за один день подъемная задача?

К.М.: Да. Это отчасти экспериментальный фестиваль-однодневка, и Благовещенск будет одним из таких городов. Мини-фестиваль понятно, что для большого фестиваля нужно несколько дней, два-три, а может быть, и больше. Но поскольку городов в России много, ситуация с книжными магазинами, где можно купить книги, выходящие за пределы традиционной линейки массовых тиражей крупных издательств, не очень хорошая, и мы пробуем новый формат экспресс-фестивалей, чтобы в город приехало много писателей, книжных экспертов и рассказать жителям о книгах. Есть возможность заказывать книги через интернет, но не всегда люди знают об этом. И вот такой фестиваль создан, чтобы рассказать об этом. Я для одного проекта придумал описание своей роли книжного критика, чтобы в одной части России находится читатель, а в другом месте – книга, и они друг друга не знают. Моя задача их познакомить.

А.В.: Стать посредником?

К.М.: Да.

А.В.: Формат однодневного фестиваля уже где-то откатан? Или идем вслепую?

К.М.: Благовещенск, по сути, – премьера.

А.В.: Вы уже вспомнили интернет. Сегодня можно кого-то удивить чем-то новым? Люди, в принципе, достаточно любопытны, и сказать, что они не интересуются и не ищут новых авторов, нельзя.

К.М.: Новое – это хорошо забытое старое. Культура всегда повторяется, и это нормально. Вопрос в том, повторяется ли она полностью или каждый раз происходит новый пересмотр, и культура выходит на новый уровень. Это касается литературы, живописи, кинематографа. Радикально новым удивить сложно, но другое дело, когда хорошая книга бросает новый вызов, поражает и удивляет.

А.В.: Наверное, искушенного читателя всегда есть чем удивить. Информации много, и авторов много, и всегда есть такое, о чем мы не предполагаем.

К. М.: Тут вопрос в степени удивления. Понимаете? Я профессиональный читатель, и меня сложнее удивить, чем нормального читателя. Но я всегда рад удивляться.

А.В.: А тут дело не в потребности удивиться, а в потребности найти автора, который тебе на душу ляжет, которого ты будешь просто запоем читать и который будет тебе просто приятен.

К.М.: Тут еще есть вопрос снобизма. Когда читаешь много или профессионально, вырабатывается некая пресыщенность и профессиональный снобизм: я это уже видел, пробовал, знаю, а это уже было и так далее. Если стараться смотреть на мир широко открытыми глазами, то с этим можно бороться.

А.В.: Книжные магазины уходят с рынка, по крайней мере, у нас. Может быть, в Москве это не так очевидно. А те, что остаются, пытаются не потонуть, угадывая пристрастия и вкусы читателей, и привозят сюда далеко не все. Что незаслуженно остается за бортом?

К.М.: Трудно сказать. Я люблю Дальний Восток, я был во Владивостоке, в Хабаровске, а до Благовещенска еще не добрался. Я проинспектирую, посмотрю книжные магазины, что у вас там происходит. Мы же не очень понимаем в Москве реальную ситуацию с книгами, с информацией о книгах в регионах. У нас в соцсетях обсуждают, в кафе, на встречах друг с другом книгу Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него». В Благовещенске о ней знают?

А.В.: Я не могу сказать за весь Благовещенск, я лично не знаю.

К.М.: Очень хорошая книжка, и горячо рекомендую вам ее прочесть.

А.В.: Детские авторы? Каких стоит открыть для себя, а потом для детей?

К.М.: Сейчас могут читать и взрослые, и дети, а особенно взрослые, которые не хотят взрослеть. Вышел новый фильм Пулмана «Прекрасная дикарка», это очень важное и знаковое событие. Книга вышла осенью, и я не знаю, дошла ли она до Благовещенска.

А.В.: Не могу сказать, что сюда не привозят интересных авторов и хорошую литературу, безусловно, привозят. Но приходит человек в магазин – там огромный развал, стеллажи, авторов и издательств великое множество. Как человеку ориентироваться в этом вале продукции? Как ему не прогадать, учитывая то, что книги сегодня стоят недешево?

К.М.: Было бы довольно странно, если бы сказал: читайте сайт «Горький» как ответ. Есть литературные каналы, блоги. Наверное, тут нужно найти литературного критика, который методом проб и ошибок, чей вкус наиболее близок ко вкусу человека. Самый простой, и логичный вариант выглядит именно так.

А.В.: Что называется с холодным носом в книжный магазин не стоит ходить? Надо подготовленным туда прийти?

К.М.: И да, и нет. Я очень часто путешествую по странам. И даже если не знаю этого языка и не могу понять, то я просто смотрю, какие книги разложены у касс, как они оформлены. Это просто интересно смотреть. Сейчас в книжных магазинах есть определенная рубрикация, и по ней понятно, к какому тексту относится книга – это серьезная, а это более развлекательная. Можно прийти в магазин и с холодным носом, как вы сказали, и просто обнаружить что-то потрясающее случайно. Понятно, что вкус – вещь сложная и приготовиться к тому, что все понравится, первая книга, которую вы купите, будет удачная целиком и полностью.

А.В.: Стоит ли доверять, когда в магазинах елочкой выкладывают хит продаж – это маркетологи пытаются сбыть товар или это стоящая вещь?

К.М.: Это зависит от магазина, если это небольшой книжный магазин, который беспокоится за свою репутацию – это одно. Если это большой сетевой книжный магазин, где в первую очередь думают о том, чтобы продать книги, – это другая история. Мне кажется, что здесь нет универсального ответа. Все зависит в первую очередь от магазина.

А.В.: Всегда бывают модные веяния, когда не автор, а целый жанр входит в моду. В моду дамские романы входили, детективы Акунина были просто на гребне волны, фантастика. Сегодня можно определить такой жанр?

К.М.: Сейчас лучше всего идет то, что называется «романтическое фэнтези». Если говорить о более серьезной литературе, то исторический роман более популярен.

А.В.: Вам в силу профессиональной деятельности приходится глотать много литературы, это так?

К.М.: Да.

А.В.: Останется время для удовольствия почитать?

К.М.: Я пошутил, что я не читаю ради удовольствия и чтение для меня работа. Бывает не совсем так. Все думают, что книжный критик в отпуске не читает, но на самом деле это не так. На самом деле чтение для меня – это радость.

А.В.: Удается подавить в себе критика и включить читателя, просто для удовольствия читать? Или это уже невозможно?

К.М.: Лучше всего совмещать приятное с полезным.

А.В.: У Шендеровича был рассказ про шута, который был талантливый, его все обожали, говори, что он самый лучший шут на свете. Рассказ заканчивается фразой: «Теперь он на пенсии и юмор ненавидит». Такого у вас нет? Передоза нет от прочитанного?

К.М.: Изначально я очень люблю читать. Странно, что человек становится книжным критиком – это не самая популярная и прибыльная профессия. Судьба книжного критика, который ненавидит читать, совсем жалкая и печальная. Я изначально люблю читать, я выбрал профессию, которая мне нравится. Книжный критик – это не популярный спортсмен или актер. Для большинства людей моя профессия, скорее, странная, чем нормальная.

А.В.: Есть такое заблуждение, что критик – это несостоявшийся писатель.

К.М.: И да, и нет. Скорее всего, любовь к чтению изначально лежала в основе этого.

А.В.: Я добрался до цитаты Горького, которая размещена у вас на портале: «Вы извините меня за грубое сравнение, но многое в современной литературе похоже на рвоту». Спустя век можно сказать, что ситуация как-то выровнялась?

К.М.: Трудно сказать. Конечно, многое похоже на рвоту. Хорошая книга – это всегда некий вызов истории, некая революция, она всегда возмутительно хорошая книжка. Вопрос в том, что что-то остается, а что-то – нет.

А.В.: Товарищ Фаустов, которого я сегодня уже упоминал, всей душой ненавидит поэтов, особенно бардов, он этого не скрывает. У вас есть нелюбовь к направлению, к течению или к конкретному автору?

К.М.: Я не люблю поэтов.

А.В.: Вы солидарны?

К.М.: Я не разбираюсь в современной поэзии в том объеме, чтобы про нее говорить. Я отношусь скептически к современной поэзии, хотя есть большое количество современных поэтов, которых я знаю наизусть, люблю, цитирую частично. Я сейчас открою маленькую тайну: Фаустов тоже знает и любит некоторое количество современных поэтов и хорошо к ним относится. Тут вопрос в том, что в большом количестве шлака, который есть и поднимается на поверхность. Наверное, как-то так. Я не могу сказать, что я большой фанат современной отечественной поэзии. Мне больше нравится проза.

А.В.: Мы знаем вас как частого судью чемпионата «Открой рот». В каком количестве городов вам уже удалось судить?

К.М.: Восемь или девять раз.

А.В.: Вы действительно коллекционируете города, в которых судите? Это слова Михаила.

К.М.: С одной стороны, я люблю путешествовать. С другой стороны, «Открой рот» – это очень важный проект по нескольким направлениям. С одной стороны, в отличие от всех других поэтических состязаний, «Открой рот» призывает не к тупому зазубриванию, заучиванию текста, а к работе с текстом. Суть проекта в том, что участник открывает текст и включает мозг. За 3 секунды нужно попытаться понять, что это за текст, какого он жанра, как его читать, кто его автор? Этот проект развивает оперативное и быстрое мышление. Совершенно потрясающе, когда участники только в середине стихотворения понимают, о чем оно, и меняют интонацию, голос, тембр, и это очень круто. Это единственное состязание, которое учит именно этому, а это самое важное понимать, о чем идет речь. «Открой рот» – это всероссийский клуб, при советской власти были разные всесоюзные организации. Это редкий пример у нас созданной снизу организации, которая объединяет разные города, людей разных профессий со всей страны.

А.В.: Наверное, объединяет так хорошо потому, что снизу создана?

К.М.: Конечно. Это нормальное существование. Это клубы, объединения, которые скрепляют всю страну. Вы знаете, у меня нет знакомых в Благовещенске, но они появятся. Это социальная сеть не в виртуальном виде, а как социологическое понятие.

А.В.: Живая социальная сеть.

К.М.: Да, это очень важно. Мне кажется, что Михаил до конца не понимает, какой важности проект он придумал.

А.В.: Это прекрасно, а иначе ему снесет крышу, и он сойдет с ума. Пускай он не понимает и находится в неведении. Короткое обращение к жителям Благовещенска: почему они просто обязаны посетить фестиваль «День книги»?

К.М.: Там будет очень интересно.

А.В.: Спасибо за краткость.

Просмотров всего: 81

распечатать

Комментарии закрыты