23июня
Предыдущий материал Следующий материал
5 марта 2018, 14:35 0

Наталья Боровкова: о первых всеобщих выборах председателей студсоветов «Твой выбор»

Наталья  Боровкова: о первых всеобщих выборах председателей студсоветов «Твой выбор»

Татьяна Удалова: У нас в гостях Наталья Боровкова, экс-председатель объединенного совета обучающихся, председатель студизбиркома АмГУ. Мы будем говорить о первых всеобщих выборах председателей студенческих советов «Твой выбор». Здравствуйте!

Наталья Боровкова: Здравствуйте!

Т.У.: Поговорим о студенческих выборах и о выборах. Что это за проект «Твой выбор»? Зачем к нему нужно было присоединяться, везде и так есть председатели студсоветов?

Н.Б.: Это всероссийская кампания, которая проходит по разным регионам нашей страны единовременно. Присоединяться к ней надо было, потому что первоначально у нас в университете председателя выбирали путем конференции, это делегаты с разных факультетов. Здесь мы решили присоединиться и сделать выборы всеобщими. К кампаниям присоединяются для того, чтобы организаторы кампании вели университет от начала до конца, объясняли, как это будет реализовываться. Такие всеобщие выборы привлекают внимание к деятельности студенческого совета всех студентов, а не только студентов, которые занимаются активом и студенческим самоуправлением.

Т.У.: Вы сами на них вышли на тех, кто начал кампанию? Или сами обращались во все вузы и предлагали это настойчиво делать?

Н.Б.: Мы знали об этой кампании, она проводится уже несколько лет, не присоединялись к ней, потому что у нас были свои выборы и был действующий председатель. Смысл было его переизбирать, если он уже есть. В начале января действующий председатель уходит от должности, и получается, что нам нужно проводить выборы. По воле случая к нам приходит в вуз информационное письмо о том, что будет проходить весенняя кампания, мы решаем к ней присоединиться.

Т.У.: На сколько лет вы выбираете председателя?

Н.Б.: На один год, на два максимум.

Екатерина Кузьмина: Как живут студсовет и студенты? Где ваши точки соприкосновения?

Н.Б.: Невозможно охватить и привлечь всех к участию. Максимум по вузам и по России делают такую сводку, что 10 % студентов участвуют в студенческом самоуправлении. Цель – больше проинформировать о том, что он вообще делает.

Е.К.: Что должно измениться?

Н.Б.: Кандидаты представляли свои предвыборные программы, и студенты смотрели, кто из кандидатов отвечает их потребностям, кто из кандидатов способен решить их проблемы. У нас на Дальнем Востоке мы проводили опрос, и студенты думают, что студенческое самоуправление – это культмассовый сектор, который занимается проведением мероприятий, но от этого надо уйти. Студенческое самоуправление должно соуправлять университетом и повышать качество образования. Это орган, который будет заседать в ученом совете, заседать в стипендиальных комиссиях, будет рассчитывать стипендии, который будет в экзаменационных комиссиях у студентов. К сожалению, пока основная деятельность, которую ведут студсоветы, это культмассовые мероприятия – это около 70 %, а 30% – это управление университетом.

Е.К.: Может быть, потому что не равная весовая категория студента и преподавателя. Педагог, преподаватель, заведующий кафедрой, куратор – это люди, от которых зависят студенты в той или иной степени. Каким образом можно уравняться с ними в правах и что-то тоже решать? Мне непонятно, я сама была студенткой, и я не помню, чтобы мы заседали и что-то решали.

Т.У.: Что студентам делать в ученом совете? Там же определяют абсолютно скучные вещи по программам подготовки.

Е.К.: Дело не в том, что они скучные, а достаточно ли компетенции у того, кто сам учится еще до сих пор?

Н.Б.: Приведу пример, что многие считают, что выбирать председателя студсовета нельзя выбирать всем, потому что большинство студентов некомпетентны. Мы выбираем будущего президента России, будучи 18-летними. Нам 18 лет, и мы компетентны в этом вопросе, а председателя объединенного совета мы не можем выбирать.

Е.К.: Выбирать-то можем.

Н.Б.: Я просто провела аналогию. Нам надо сделать так, чтобы студенты могли реализовывать эти программы, чтобы они были компетентны, а это уже обучение студенческого актива. Что касается ученого совета и почему они должны заседать? Конечно, не все вопросы должны решать студенты, они должны решать только те, которые их касаются. Возьмем по стипендиям, есть определенный стипендиальный фонд университета, и он рассчитывается на год. В вузах на Дальнем Востоке очень мало студентов заседают в стипендиальных комиссиях, и когда рассчитывается стипендиальный фонд, то к концу года остается большой остаток, и его начинают «скидывать», раздавать стипендии.

Т.У.: Студенты очень довольны, они получают деньги.

Н.Б.: Это нехорошо, это значит, что он плохо рассчитан и его можно было рассчитать более грамотно. Можно было бы увеличить стипендии в первый семестр либо увеличить повышенную стипендию. Студентов можно научить рассчитывать стипендию, чтобы они помогали это делать администрации.

Е.К.: Мне не нравится Иванов, я скажу на студсовете, что он себя плохо ведет и не надо ему повышенную стипендию.

Н.Б.: Мы сейчас решаем вопрос по повышенной стипендии. Здесь нельзя сказать, что мне не нравится.

Е.К.: Мы не скажем прямым текстом, просто скажем, что он не достоин.

Н.Б.: Хочется все подсчеты, свести к полной математике.

Е.К.: Бухгалтерия не справляется с этим?

Н.Б.: Бухгалтерия не занимается повышенной стипендией. Этим занимаются деканаты, они назначают повышенные стипендии, но не ее размер, а кто будет ее получать. Мне кажется, что здесь должны существовать определенные баллы, они существуют, но студенты, не знают, действительно ли они рассчитываются, и на каждом факультете все по-разному. Мне кажется, что нужно прийти к тому, что студент, который учится на филологическом, приходит считать стипендию на факультет математики и информатики. Потому что я незаинтересованное лицо и я не буду рассматривать портфолио и так далее.

Т.У.: Вы сказали – чистая математика, вы гуманитарий. Часто гуманитарии говорят, что я пошел на гуманитарный, потому что я в математике ничего не понимаю.

Н.Б.: Нет. Здесь, что касается повышенной стипендии, например, грамота за международные соревнования – это 3 балла, за городские соревнования – 1 балл, это все считается и выводится общее количество.

Т.У.: Вы хотите сделать эту систему более прозрачной, чтобы студенты конкретно понимали, почему?

Н.Б.: Да. Должен вывешиваться список людей с количеством заработанных баллов, тогда становится понятно, за что я заработал баллы.

Т.У.: Сейчас большинство студентов думают, что студсоветы, студенческое самоуправление – это организация каких-то праздников. Вы сказали, что нам надо, а кому надо? Студентам? Они же по-другому думают.

Н.Б.: В первую очередь, это надо всем студентам, должны быть люди, которые будут отвечать за них, за их первостепенные нужды и потребности. У основной массы студентов нет потребностей в культурных мероприятиях. У нас их много, потребность закрыта. Есть потребность к качеству образования. Есть люди в университете, которые не понимают, почему у них идут те или иные дисциплины, они не нужны на их специальности. Это могут решать студсоветы, но пока у нас не выработана практика, и никто не понимает пока, как. Или не хочет этим заниматься, потому что это тяжело, но это может быть. Эта практика есть за границей, и в ДВФУ и ее надо нарабатывать, надо решать проблемы и особенно с качеством образования.

Е.К.: Вернемся к выборной кампании. На что она похожа?

Н.Б.: Она похожа на модель президентских выборов.

Т.У.: Чем?

Н.Б.: Создается студенческая избирательная комиссия, создаются участки, само голосование проходит по той же системе, у нас были списки избирателей. Избирателю выдается бюллетень, он расписывается, заходит за ширму голосует и уходит. Кандидаты подавали заявления, но подписи не собирали. Кандидаты готовили предвыборную кампанию.

Е.К.: Дебаты были?

Н.Б.: Были дебаты, пресс-встречи, и были общественные наблюдатели. Вся система примерно похожа на модель президентских выборов.

Е.К.: Вы – председатель студенческого избиркома, но не председатель совета, вы были председателем. Те кандидаты, которые сегодня выходили, сколько их было, какие были программы?

Т.У.: Их выдвигали? Или они сами выдвигались?

Н.Б.: Выдвигались сами, их было 4 человека. Предвыборные программы писали сами. У одного кандидата в предвыборной программе была система оценивания преподавателей.

Е.К.: Он как раз и не прошел?

Н.Б.: Он победил.

Т.У.: Преподаватели же не голосовали.

Н.Б.: Большое значение играет личность и насколько она известна студентам, как она себя зарекомендовала. У второго кандидата были комиссии по отчислениям. У кандидата, который победил, был проект взаимодействия с выпускниками вуза для повышения практической значимости образовательных программ. Чтобы выпускники оценивали, насколько им это пригодилось в жизни, чтобы программы рассматривались и видоизменялись.

Т.У.: Что заставило кандидатов выдвинуться? Им делать нечего? Жажда власти?

Н.Б.: Жажда власти в какой-то степени и лидерские качества. Многие из них вели свою деятельность в студенческом совете и здесь захотели более высокого уровня.

Е.К.: Повышения, карьерного роста?

Н.Б.: Да. Победитель так и говорил. Здесь уже другой уровень и другие возможности.

Е.К.: Возможности для чего?

Н.Б.: В первую очередь, для самореализации. Когда человек идет, он должен что-то получать себе. Когда говорят, что я иду для того, чтобы помогать другим. Человек идет самореализоваться, потому что ему это нравится, он кайфует от этого и получает какую-то отдачу.

Т.У.: Как проходил процесс? Как составлялись списки избирателей? В вузе больше тысячи студентов. Сколько человек пришло?

Н.Б.: Списки составлялись по факультетам, эту информацию не так сложно найти. Участвовать в голосовании могли только студенты очной формы обучения. Не было смысла, увеличились бы списки, но явка не увеличилась, мы бы сделали себе хуже. Все составлялось в интернет-программе. Когда человек приходил голосовать, на каждом избирательном участке члены участковой избирательной комиссии отмечали избирателя через интернет, чтобы он не смог проголосовать еще на другом участке.

Т.У.: Приходили с паспортами?

Н.Б.: С паспортами или со студенческими билетами. Должен быть любой документ, который подтверждает, что вы действительно тот человек.

Е.К.: Явка?

Т.У.: На сайте АмГУ, что она всего 15 %?

Н.Б.: Да. Вообще, мы рассчитывали на 10 %. Цель, которую мы для себя поставили, мы справились. Можно считать, что это не такая большая явка, но для выборов председателя студенческого совета она хорошая.

Т.У.: Получается, что десятая часть определяет, кто будет председателем студенческого совета. Почему такие неактивные студенты? Им об этом мало и плохо рассказывают? Какие могут быть причины?

Н.Б.: Выборы проводятся один день, с 9 до 16 часов. Те люди, которые не были в этот день в университете, вряд ли поедут туда, чтобы выбрать председателя студенческого совета. Даже активисты вряд ли это сделают.

Т.У.: Это же не суббота, а обычный рабочий день.

Н.Б.: Если вам не надо было в университет, то зачем вам ехать, чтобы проголосовать?

Т.У.: Грубо говоря, что 50 % мы же не можем отсечь по этой причине?

Н.Б.: 10 % избирателей мы отсеиваем только потому, что они числятся в университете, просто потому что числятся. Есть такие студенты, которые не отчисляются, они не ходят и по факту не существуют в вузе.

Т.У.: Это недоработки ректората, и их просто еще не отчислили?

Н.Б.: Ректорат не может их отчислить, либо они в академе, либо просто не ходят.

Е.К.: Если они учебу забросили, зачем им тогда студенческий совет? Самые активные? Старшие курсы или младшие? Кому интереснее участвовать в общественной жизни? Кто приходит с огоньком, с задором со школьной скамьи – кто уже поучился? Хочет чего-то и понимает, что это можно делать своими руками и строить жизнь?

Н.Б.: Массовость идет сначала, это первый и второй курс. Потом постепенно отсеиваются, понимают, что на это надо тратить много времени и это не приносит никаких дивидендов. Есть люди, которые думают, что активисты много получают и идут только из-за этого.

Т.У.: Из-за повышенной стипендии?

Н.Б.: Да, или из-за надбавок. Потом все понимают, что ты тратишь столько времени, и если ты получаешь повышенную стипендию, но это не стоит того, если ты не хочешь этим заниматься, если ты этим не горишь. Можно выйти на работу и получать в два раза больше. Такие люди через несколько месяцев просто отходят, но это нормально, и остаются те, у кого горят глаза и хотят этим заниматься.

Т.У.: Как в других вузах города? В АмГУ по новой системе «Твой выбор», когда все студенты голосуют. А остальные также выбирают или там другая система?

Н.Б.: Я знаю, что к этой акции присоединился педагогический университет. ДальГАУ и медакадемия еще не присоединились, и у них нет всеобщих выборов. Если взять ДВОКУ, то там нет студенческого самоуправления.

Т.У.: Как-то на городском уровне председатели студенческого самоуправления всех вузов, ссузов общаются?

Н.Б.: Сейчас создан городской студенческий совет, который взаимодействует и организует мероприятия, там они делятся опытом.

Т.У.: Как общение? Просто тусовка? Каким опытом вы можете поделиться и что полезное можете для себя извлечь?

Н.Б.: Они прорабатывают мероприятия, которые были бы интересны студенческим советам. Этот совет был создан после городского форума студенческого самоуправления в ноябре, и ему всего несколько месяцев.

Е.К.: Вы как экс-председатель студсовета, чем больше всего гордитесь за то время, как вы занимали эту должность?

Т.У.: Сколько вы ее занимали?

Н.Б.: Полгода. Мы ездили в Петербург.

Е.К.: Мы это кто?

Н.Б. : Я, просто так привычнее говорить. Я ездила от вуза, ты же не себя представляешь, а студенческий совет. К счастью, мы живем на Дальнем Востоке, но, к сожалению, очень дорогие билеты и от вуза отправляют на учебу, на конкурсы одного-двух представителей. В Петербурге мы прошли заочный этап конкурса «На лучшую модель студенческого самоуправления», презентовали там. К сожалению, не выиграли, но получили большой опыт, прошли в очный этап. Мы поучились, узнали, как можно видоизменить, такие мероприятия очень хороши в плане идеи.

Е.К.: Углубили свои теоретические знания.

Н.Б.: Практические. Общаешься с другими университетами, видишь их идеи и берешь их. Из головы ничего не придумывается, обычно это опыт других университетов, других регионов. Все придумано до нас, мы просто берем и переводим все на свою специфику.

Т.У.: Вас на посту сменил председатель студенческого самоуправления Данил Гамза, студент 3-го курса инженерно-физического факультета. Вы его напутствовали? Что он дальше будет делать? Как будет развивать тот орган, который вы возглавляли?

Н.Б.: В понедельник у нас будет инаугурация, назовем это так, скажем напутственные слова. Я сейчас являюсь работником университета, курирую студенческое самоуправление и думаю, что связь у нас будет непосредственная.

Т.У.: Спасибо большое за интервью.

Просмотров всего: 107

распечатать

Комментарии закрыты