26сентября
Предыдущий материал Следующий материал
15 февраля 2018, 15:31 0

Лариса Закирова и Мария Сафронова: о частных детских садах в Приамурье

Лариса Закирова и Мария Сафронова: о частных детских садах в Приамурье

Михаил Митрофанов: В эфире «Эха Москвы в Благовещенске Лариса Закирова, заместитель министра образования Амурской области и директор частного детского сада Мария Сафронова. Лариса Анатольевна, Мария Анатольевна, здравствуйте!

Лариса Закирова, Мария Сафронова: Здравствуйте!

М.М.: Поговорим о частных детских садах в Приамурье. Насколько они сегодня востребованы и как себя чувствуют? Как государство участвует в лице нашего правительства?

Эльвира Оверченко: В начале нашего эфира мы говорили о том, что у нас 100 лет назад не было мысли, что детские учреждения могут быть частными.

Когда это стало реальностью? Когда начало появляться легально в Амурской области и в Благовещенске?

Л. З.: В настоящее время потребность в детских садах для детей в возрасте от 2 месяцев до 3лет у нас растет. Муниципальные детские сады в основном осуществляют и удовлетворяют потребности в возрасте от 3 до 7 лет. Сегодня дети, которым нет 3 лет, они нуждаются в дошкольном образовании, потому что мамы стремятся выйти на работу. Современные условия и экономическое развитие заставляет их это делать.

Э.О.: Это частные ясли?

Л.З.: Да, это ясли.

Э.О.: А когда появились частные детские сады и ясли? Это какой год?

Л.З.: В начале 2000- х годов. В Амурской области мы начали выводить индивидуальные группы присмотра и ухода в 2001 – 2012 годах.

Э.О.: Они существовали, но стали выводить и легализовать?

Л.З.: Да. Они существовали, были на базе каких-то квартир, по знакомству.

М.М.: То есть в сугубо частном порядке?

Л.З.: Да, не было никакой нормативки. Перед нами стояла задача найти эти группы, пригласить, объяснить, как надо функционировать, чтобы для детей были созданы все условия.

М.М.: Вы говорите, что надо было выводить из тени, а почему они сами не выходили? Не было законодательной базы? Или что?

Л.З.: Не было законодательной базы, не было нормативки о том, что такие группы могут существовать. В таких группах должны быть созданы условия, приближенные к муниципальным детским садам. У нас стояла задача хотя бы узнать, сколько на территории Амурской области существует таких групп.

Э.О.: Сейчас сколько? Цифру можете назвать?

Л.З.: Сейчас у нас 5 частных детских садов. Это Магдагачинский, Сковородинский районы, «Российские железные дороги» и 21 индивидуальная группа , в январе появилась еще одна и всего 22 группы.

М.С.: Легализированные группы.

М.М.: А не легализированные еще существуют?

Л.З.: Да.

Э.О.: Никаких санкций вы к ним не применяете?

Л.З.: У нас нет таких полномочий. Я говорю о 22 группах, которые имеют лицензию на образовательную деятельность. Наступило время, когда внесли изменения в законодательство – это новый закон об образовании РФ с 2013 года, когда данные группы имеют право получить лицензию.

Э.О.: Я хочу спросить Марию Анатольевну . Вы когда организовались? Это была ваша инициатива? Это выгодный бизнес? Или у вас был маленький ребенок? Как это все произошло?

М.М.: Вы были в тени?

М.С.: Мы сразу вышли из тени, мы в ней не были. В 2011 – 2012 годах, когда изменилась нормативная база, когда появились возможности снижения административных ресурсов, заключений Роспотребназдзора.

М.М.: Все стало проще?

М.С.: Проще, было дополнительное финансирование. Если мне не изменяет память, раньше было финансирование на каждого ребенка, который ходил в дошкольное учреждение, и мы эти деньги действительно получали из федерального бюджета, и они действительно предпринимателям помогали. Вот 12 год это был вообще бум.

М.М.: Почему в прошедшем времени?

М.С.: С годами субсидии меняются. Сейчас на группу выделяют, а раньше на каждого ребенка.

М.М.: Как это на группу? Сколько в группе должно быть детей?

М.С.: Федеральные средства выделяются не только частным предпринимателям, а и в муниципалитеты, и в районы вне зависимости, сколько там детей. В селах могут ходить и один, и два, и три ребенка. А в городе – и 20, и 50 детей.

М.М.: Сумма субсидии одинаковая?

М.С.: Да.

Э.О.: Зачем вы сделали это дело? Этот выгодный бизнес? Или вам нужно было своего ребенка куда-то пристроить?

М.С.: Это то и другое. Был очень высокий спрос, это были годы, когда и в муниципальных детских садах не хватало мест, детей не куда было девать, они всех возрастов от года до 7 лет. Это была высокая потребность, плюс и был свой ребенок, плюс профессиональное образование, плюс министерство образования,которое, собственно, и призывало к открытию, обещало помочь. Большинство прислушивались и не прогадали. Сейчас много предпринимателей, которые успешно существуют с тех лет.

Э.О.: Я смотрю, есть базы, филиалы – это получается выгодный бизнес?

М.С.: На сегодняшний день да.

М.М.: Я хочу уточнить. Мне не дает покоя история с субсидиями. Вы сказали, что на группу, то есть неважно, какого количества эта группа и сколько в ней детей? Получается, что, чем больше групп, тем больше субсидий получает детский сад?

Л.З.: Конечно.

М.М.: Вам выгодней тогда объявить, что у вас 10 групп по 2 человека, чем 2 группы по 10 человек? И получить субсидию на все 10 групп?

М.С.: Что значит объявить? Мы не можем, нас проверяют. Мы получаем соответствующие разрешительные документы, в которых указываем.

М.М.: Количественный состав определен как-то в группе?

М.С.: Нет. Только количество групп. И если в группе будет один ребенок, то,

я думаю, что возникнет вопрос целесообразности и рентабельности этой группы.

Л.З.: Могут сделать разновозрастные группы. Когда индивидуальный предприниматель получил лицензию на образовательную деятельность, собрал все необходимые документы, приходит в министерство образования и пишет заявление о предоставлении дополнительного финансирования. Заявление проверятся, выносится решение о том, что действительно данный индивидуальный предприниматель получит финансирование. Тогда уже с ним заключается соглашение о выделении финансирования. В прошлом году 21 частная организация получила из областного бюджета 37 миллионов рублей на образовательную деятельность. Образовательная деятельность – это заработная плата педработников, руководителей, учебно-воспитательного персонала, материальные затраты, включая учебники.

М.М.: По каждой статье идет определенное финансирование?

Л.З.: Да. В этом году у нас появился еще один частный предприниматель, и мы заложили в финансирование уже 42 миллиона.

М.М.: Можете мне пояснить логику: отказаться от подушевого финансирования и перейти к групповому. Я не могу понять логику. Понятно, если 15 детей, то их и есть 15 детей, и неважно 3 это группы по 5 человек, или одна это группа 15 человек, ну их 15.

Л.З.: Это методика финансирования. Раньше было на каждого ребенка, а сейчас изменилась методика на группу.

Э.О.: Изменилась методика, и не объяснили почему.

Л.З.: В муниципалитеты мы тоже на группы выделяем финансирование. Это единообразие.

М.М.: Дешевле стало? Меньше стало денег?

Л.З.: Это то же самое, и в документах прописывается каждый ребенок.

Э.О.: Давайте поговорим о том, сложно ли работать частному детскому саду? Мне кажется, это невероятное количество согласований, и пройти все эти процедуры очень сложно: пожарные, СЭС. Какие есть сложности?

М.С.: Если объект, который ты планируешь ввести в эксплуатацию именно под этот вид деятельности, соответствует, то не будет никаких трудностей. Если ты пытаешься выйти из тени и у тебя квартира, она априори не будет соответствовать большинству требований, то понятно, что предприниматель сталкивается со сложностями, которые надо решать.

Э.О.: Нужно специальное помещение?

М.С.: Желательно, чтобы это было помещение, наиболее пригодное под этот вид деятельности. Потому что есть нормативная база, заключение, которое мы получаем, СанПиНы, которым должны соответствовать, есть для нежилых и жилых помещений. Раньше были только для нежилых, которые проходят муниципальные детские сады. Они жесткие и конкретные, если есть, получи. Нет, не получишь.

М.М.: А сейчас проще стало?

М.С.: Сейчас есть СанПиНы, которые можно использовать в жилых помещениях, они проще и облегчают длительный, долгосрочный процесс в получении разрешительных документов.

М.М.: А может быть, детский сад без производства цеха по питанию?

М.С.: Может, если это привозная еда. И она соответствует всем требованиям, машина соответствует перевозке, есть заключенный договор с организацией.

М.М.: Должно быть место для приема пищи?

М.С.: Если это немногочисленная группа, то место приема пищи осуществляется прямо в группе, это допустимо.

Л.З.: Здесь надо сказать, что, когда мы занимались вопросом выведения из тени, мы проводили огромную работу с надзорными органами. Мы проводили постоянные семинары и совещания с Роспотребнадзором, выслушивали мнения индивидуальных предпринимателей, что нужно сделать, чтобы как-то изменить этот подход.

Э.О.: Чтобы не задушили проверками?

Л.З.: Да. Раньше было заключение, мы добились от министерства образования Российской Федерации о том, чтобы это было просто разрешение, и там условия смягчающего характера. Мы через это прошли. И также мы работали с пожарными. Когда мы их вывели, создали им условия, когда изменили законодательство, тогда они к нам повернулись.

М.М.: Для этого понадобилось изменить законодательство?

Л.З.: Конечно. Внесение изменений, отдельные нормативные акты, которые касаются индивидуальных групп, индивидуальных предпринимателей, появились на уровне Российской Федерации.

М.М.: Как вы считаете, какое будущее у частных групп? Их нельзя назвать полноценный частный детский сад? Это некое помещение, где созданы соответствующие условия.

Э.О.: Почему? Там и площадка, наверное, есть? И все, что нужно.

М.М.: Продолжаются разговоры о том, что частное государственное партнерство надо развивать. Мы сами знаем, что надо и согласны с этим, но какие перспективы?

Л.З.: Перспективы очень хорошие и действительно – это развитие. Сейчас президент перед нами поставил задачу, чтобы охватить дошкольным образованием детей ясельного возраста, это от 2 месяцев до 3 лет. В первую очередь, мы делаем ставку на индивидуальных предпринимателей.

М.М.: Вы- то делаете. А индивидуальные предприниматели готовы к этому? Насколько платежеспособность населения этому способствует?

Л.З.: Они готовы к этому, потому что на уровне РФ проводится грантовая политика. Буквально вчера появилась конкурсная документация о том, что именно эти категории могут участвовать в грантах. Там 3 лота и до 10 миллионов, они могут получить финансирование из федерального бюджета, и мы будем их поддерживать. Еще там предполагается софинансирование региона.

М.М.: Мария вы готовитесь к участию в гранте?

М.С.: Мы заявились на один всероссийский конкурс при Общественной палате РФ.

М.М.: Когда будут итоги?

М.С.: Они будут в конце года. Это долгосрочный конкурс, участвует 28 регионов по условиям, будет выдан патент на услугу, которую ты предоставляешь. Называется «Все лучшее детям», этот документ квалифицирует предпринимателя, как качественную услугу.

М.М.: А цена вопроса какая? 10 миллионов реально можно получить?

Л.З.: Это разные вещи. Я говорю о конкурсной процедуре, о которой Мария еще не знает, потому что это появилось вчера.

М.М.: Хорошо. А там, куда вы заявились, там сколько денег можно получить?

М.С.: Денег не получишь. Получишь важный профессиональный и престижный документ, который будет квалифицировать тебя как предпринимателя, который предоставляет лучшие качественные услуги.

Э.О.: Например, есть маленький ребенок, и маме нужно отдать его в детский сад. Я вчера открыла наши городские справочники, и там указаны детские сады и стоимость – 12 500, 15 000, 17 000 за месяц. Если у меня есть выбор в муниципальный или в частный, то, конечно, я отдам в муниципальный, там дешевле. Скажите, пожалуйста, неужели у нас люди так платежеспособны, что они готовы платить вот эти суммы? Либо им кто-то компенсирует эти деньги? Где взять такие большие деньги, чтобы каждый месяц платить за ребенка?

Л.З.: Да, у нас есть такие люди, которые платят и имеют право выбора. Я знаю территорию, где есть 2 детских садика, но все равно существует ИП без лицензии и пользуется спросом. Когда я задала вопрос: «А зачем вам эта группа и там платить 14 тысяч?». Мне ответили: «Мы так хотим и это право нашего выбора». Мы должны на территории региона предоставить любые виды, но есть такая группа родителей и детей, которые не могут воспользоваться этой услугой. Наша задача – охватить всех детей дошкольным образованием. Поэтому муниципалитеты доплачивают оставшуюся сумму частному садику.

Э.О.: Разницу между муниципальным и частным?

Л.З.: В Ушумуне у нас только железнодорожный сад. Для работников и детей, которые работают на железной дороге сумма около 4 тысяч в месяц. У них есть места, и там есть муниципальные дети, которых некуда больше водить, и родители хотят туда отдать. Эта проблема решена следующим образом: 16 человек ходит в частный железнодорожный садик, родительская оплата около 4 тысяч в месяц, но муниципалитет компенсирует садику железной дороги оставшуюся сумму около 14 тысяч.

Э.О.: А у нас как происходит?

Л.З.: У нас есть такая тенденция, что те родители, которые отдали детей в частные садики, они стоят в очереди в муниципальный садик. Когда очередь подходит, они уходят.

Э.О.: То есть никто ничего не компенсирует? Частный детский сад и муниципалитет?

Л.З.: У нас была такая группа, где мы пытались компенсировать, и спасибо частному предпринимателю, который пошел на это. Он брал муниципальных детей, и они платили муниципальную плату.

М.М.: Почему была? Куда она делась?

Э.О.: Не пошел эксперимент?

М.С.: Сменила вид деятельности.

М.М.: Лариса Анатольевна, почему люди готовы платить деньги, чего нет в муниципальном детском саду и что есть у частников?

Л.З.: В муниципальном детском саду нет места – это первое. Сегодня у нас около тысячи детей в возрасте от 3 до 7 лет, мы закрыли уже эту очередь, но дети же растут. У нас есть электронная очередь, и мы видим, что в какой-то территории появился трехлетний ребенок и ему срочно надо детский сад. И 70 % из них – это город Благовещенск. Мы по мере возможности, конечно, выдаем путевку сразу в муниципальный детский сад. Но если нет места, они ждут.

М.М.: Я понял. Нет таких людей, которые, имея возможность отдать детей в муниципальный садик, идут в частный по какой-то причине.

Э.О.: Мария Анатольевна, скажите, какие к вам родители приходят и почему они приводят к вам детей?

М.С.: Разная категория родителей. Кто-то идет по причине отсутствия места в муниципальном садике, кто-то идет пережидать, кто-то идет за дополнительной услугой. Допустим, по прописке, они относятся к одному муниципальному детскому саду, и в нем, например, нет бассейна, а рядом стоит частный, и туда можно походить какое-то время, потому что там есть бассейн. Почему бы нет. У родителей колоссальный выбор между муниципальным и частным садиком, они сейчас все наравне, но разница может быть лишь в цене.

Э.О.: А группы у вас большие? Сколько у вас детей?

М.С.: Если это маленький детский сад, то там больше 15 не будет, и кого-то это привлекает. Есть частные сады побольше, которые тоже не берут больше 15 – 20, и этим как раз покупают.

М.М.: А в муниципальном какие группы?

Л.З.: Если говорить по СанПиНу, то 2,5 метра на ребеночка.

М.М.: По количеству?

Л.З.: Сейчас количество СанПиНом не определено, сейчас есть 2,5 метра на ребенка и смотря на площадь группы.

Э.О.: Средняя численность?

Л.З.: Дети до 3 лет по 15 человек. После 3 лет - до 20 человек. Списочный состав может быть больше. Но мы отслеживаем посещаемость детей, потому что в списочном составе может быть и 20 – 25 детей, но средняя посещаемость 70 – 80 %.

Э.О.: У меня вопрос к Марии. Что сложнее? Все бюрократические дела пройти или работать с родителем, потому что каждый родитель платит немалые деньги каждый месяц, наверное, душу из тебя вытрясет. Но это нормально, когда мама приводит свое родное чадо и спрашивает: что делал мой ребенок? Чем вы занимались? Что труднее?

М.С.: Мне кажется, что родители это очень сенситивная публика, чувствительная. С ними тонкая система работы хотя бы потому, что твой ребенок проводит 10 часов в стенах дошкольного образовательного учреждения и неважно, муниципального или частного. Любой родитель желает знать, что ребенок делает, как он это делает? Откуда у него синяк, ссадина? Это нормально.

М.М.: К сожалению, не любой конечно, но большинство.

М.С.: Да. Любой, но каждый по-своему. Степень интереса у всех разная. К родителям нужен определенный подход, есть своя специфика, но это не омрачает нашу работу. Мы стараемся входить в их положение, а они в наше. Я думаю, что сейчас в муниципальных и в частных садах родители более-менее спокойно относятся к тому, что там происходит.

М.М.: Что можете сказать о кадрах для частных детских садов? С этим есть сложности?

М.С.: Каждый кадровый вопрос, в принципе, есть всегда и везде, в любых организациях, и в наших в том числе. Есть специальные учреждения, которые готовят педработников, есть курсовая работа и переподготовка, педагоги и воспитатели проходят повышение квалификации. Если ты не найдешь профильные кадры, то их можно вырастить и обучить на месте.

М.М.: У вас есть с этим проблемы?

М.С.: У нас нет.

Л.З.: МЫ тоже приглашаем кадры из частных садов на наши семинары. Наша задача включить их в общий процесс оказания методической помощи. Это различные семинары на уровне муниципалитетов.

М.М.: Они бесплатные?

Л.З.: Конечно. У нас создана ассоциация, в которую объединились индивидуальные предприниматели. Наша задача, чтобы у нас на территории Амурской области было единое образовательное дошкольное пространство. И частники туда включены обязательно.

М.М.: Чтобы на одном языке говорили?

Л.З.: Обязательно.

Э.О.: Конечно, если сравнить, как это было в начале 2000- х годов. Если вспомнить, а ты куда ребенка водишь? В том подъезде, такая тетенька и сейчас, то это две большие разницы. Вы говорите о том, что открываются частные сады, а закрываются? И по какой причине?

Л.З.: Те индивидуальные группы, которые имеют лицензию на сегодняшний день – один случай. Индивидуальные группы, которые сегодня существуют без лицензии их пять – это Благовещенск, Благовещенский и Циолковский районы, они могут закрываться, но мы можем не знать об этом.

Э.О.: А с лицензией который – в чем дело? Человек перестал заниматься этой работой?

М.С.: Человек поменял место жительство, переквалифицировался. Сейчас другой предприниматель занимается этим видом деятельности, пока документы в обработке. Если предприниматель закрывается, то это сугубо индивидуальные причины, не связанные с тем, что происходит на рынке социальных услуг.

М.М.: И не падение спроса?

М.С.: Нет.

М.М.: Спрос растет?

М.С.: Рождаемость хорошая.

Э.О.: Мне кажется, что волнообразно. То у нас демографический взрыв, то яма, то взрыв, то яма. И вузы это наши чувствуют.

М.М.: Количество садов увеличивается?

Л.З.: Идет увеличение.

Э.О.: Допустим, что есть человек, который хочет заниматься этим делом, как получить государственную поддержку?

Л.З.: В первую очередь выйти на ассоциацию, которой руководит Мария Анатольевна, они дадут консультацию.

М.М.: Бесплатно?

М.С.: Да.

Л.З.: Обратиться к нам, на сайте указаны все телефоны, куда обращаться по организации данного вида услуг. Пользуясь случаем, я бы хотела сказать, что у нас 1 марта будет конференция, посвященная десятилетию детства, и там будет работать секция по дошкольному образованию. Все желающие могут принять участие, на сайте есть информация, где это состоится. Есть методические рекомендации. Прежде чем открывать свою группу, надо подумать, посчитать, созреть для этого. Самая главная наша задача, чтобы наши ребята получали не только услугу – присмотр и уход, а чтобы они получали дошкольное образование. Именно, чтобы педагогический коллектив там работал.

М.М.: Спасибо вам за интервью.

Просмотров всего: 402

распечатать

Комментарии закрыты