26сентября
Предыдущий материал Следующий материал
13 февраля 2018, 14:05 0

Юрисконсульт правового центра Игорь Волобуев: о ситуации в сфере оборота сельхозпродукции в Приамурье

Юрисконсульт правового центра Игорь Волобуев: о ситуации в сфере оборота сельхозпродукции в Приамурье

Алексей Воскобойников: Здравствуйте! На «Эхе Москвы в Благовещенске» юрисконсульт правового центра «Волобуев & Партнёры» Игорь Волобуев. Речь пойдёт о непростой ситуации, сложившейся в сфере оборота сельхозпродукции на территории Амурской области. История, которой хочет поделиться Игорь Анатольевич, вызвала широкий общественный резонанс. Игорь Анатольевич, здравствуйте!

Игорь Волобуев: Здравствуйте, Алексей!

А.В.: Если коротко, что именно произошло?

И.В.: Проблема заключается в том, что многие сельхозпроизводители сдавали свою продукцию определенный период времени на Тамбовский элеватор и назад не смогли ее вернуть. И ситуация носит серьезный, затяжной характер. Я думаю, что на сегодняшний день возникла необходимость вмешательства первых лиц нашей области в эту непростую ситуацию.

А.В.: Насколько затяжной характер? Когда все началось?

И.В.: Жертвами недобросовестности являются не только местные фермеры, но и сельхозпредприятия, которые дислоцированы далеко за территорией Амурской области. Об этой проблеме, чтобы была понятна ее масштабность и серьезность уже неоднократно говорили местные СМИ. Были опубликованы статьи в газетах, показали сюжет на телевидении. В ноябре прошлого года в Законодательном собрании Амурской области состоялся круглый стол, инициатором которого был депутат законодательного собрания Сергей Труш. Это видный общественник и блогер «Амур.инфо». Лидер амурских коммунистов Роман Александрович Кобызов, он также выезжал в Тамбовский район, вел беседы с пострадавшими фермерами. Эта проблема нас зацепила и не оставила равнодушными очень многих.

А.В.: Чью именно сторону вы представляете?

И.В.: Я, естественно, представляю сторону пострадавших фермеров. Есть положительная динамика в отстаивании их интересов.

А.В.: Они сами к вам обратились? Или вы узнали о проблеме откуда-то со стороны?

И.В.: В июле прошлого года к нам в правовой центр «Волобуев & Партнёры» обратилась группа пострадавших фермеров. Когда мы стали изучать документы, когда мы стали встречаться и общаться с пострадавшими, мы поняли, что проблема носит более масштабный и глобальный характер, чем мы ее представляли изначально. Поэтому мы решили объединиться с еще одной юридической фирмой, которую возглавляет довольно известный наш амурский адвокат Дмитрий Донцов. Совместными усилиями мы плотно вошли в судебные процессы и в этот момент продвигаемся в судебных процессах. Есть положительная динамика. 30 января этого года суд кассационной инстанции города Хабаровска оставил в силе решение Арбитражного суда Амурской области, по которому нашим клиентам Тамбовский элеватор обязан возвратить сою, это урожай 2016 года. Сумма эквивалентна 22 миллионам рублей по ценам того года. Параллельно у нас сейчас идет судебный процесс в Арбитражном суде Амурской области по обязанию вернуть зерно на сумму, эквивалентную приблизительно 8 миллионам рублей.

А.В.: Почему, кстати, судебное разбирательство вышло за рамки Приамурья? Почему разбирают в Хабаровске?

И.В.: Это суды апелляционной кассационной инстанции. В Арбитражный суд изначально было подано исковое заявление, позже было рассмотрено по подведомственности в апелляционной и кассационной инстанции Хабаровска.

А.В.: Часто, когда возникают какие-то конфликты, тяжбы стороны, предпринимают какие-то попытки чтобы в досудебном порядке прийти к какому-то соглашению и разрешить ситуацию. Почему стороны никак не могут прийти к определенному соглашению?

И.В.: Изначально нами была принята попытка провести переговоры. Но, когда мы встретились за столом переговоров с той юридической схемой целой цепочки договоров, которая нам предлагалась, мы увидели, что обязательства от одних юридических лиц плавно трансформируются в обязательства других юридических лиц. Меня насторожила эта схема. Я понял, что нас опять пытаются сделать в этой ситуации определенной жертвой. Есть определенные риски и их степень довольно высока. После определенных предварительных совещаний нами было принято решение идти в судебные процессы. В судебных процессах обязывать вернуть нам тот урожай, который был сдан на хранение.

А.В.: Эту ситуацию можно назвать уникальной? Или вы как юрист знаете, какие-то подобные прецеденты по стране?

И.В.: Я бы не сказал, что ситуация уникальна по некоторым моментам. Во-первых, я бы хотел обозначить круг лиц, с которыми возникла проблема. В первую очередь, это три физических лица, довольно известные местные предприниматели, общественники: Викулова Юлия Александровна, Крестин Игорь Сергеевич, Корсаков Михаил Витальевич. В наших кругах бизнес-сообщества – это определенный бренд или имидж устойчивых предпринимателей, которые вхожи во все властные структуры, которые занимаются общественной деятельностью. Для примера, тот же Михаил Витальевич Корсаков являлся одним из сооснователей общественной организации «Опора России», которую сейчас возглавляет знаменитый общественник Борис Белобородов. В сентябре прошлого года Михаил Витальевич Корсаков представлял интересы малого и среднего предпринимательства во Владивостоке на Восточном Экономическом Форуме. То есть уровень общения этих лиц довольно серьезный. Несмотря на их роль в общественной жизни, несмотря на их вклад в грандиозные прорывные проекты для нашей области, но я констатирую лишь факты, а факты – вещь упрямая. Ими было создана определенная структура взаимозависимых и взаимосвязанных юридических лиц, это целая цепочка. Почему я говорю о взаимозависимости этих лиц, есть признаки, которые на это указывают. В этих фирмах одни и те же учредители, одно и то же руководство в исполнительных органах этих юридических лиц. Я перечислю эти фирмы: ООО «Элеватор», ООО «Агрофирма «Амур», ООО «ОНИКС» и индивидуальный предприниматель Викулова. Вот эта вся их бурная деятельность сводится к тому, что сейчас их все ранее созданные предприятия находятся в стадии турбулентности, я бы сказал. В отношении этих юридических лиц сейчас возбуждены процедуры банкротства.

А.В.: В стадии турбулентности? Это их лихорадит?

И.В.: Да, лихорадит и причем очень серьезно. К примеру, в отношении ИП Викуловой Ю.А. в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) акционерное общество «Солид Банк» подало заявление о признании их банкротами. Сумма неоплаченных кредитов порядка 45 миллионов рублей. Сумма для кого-то внушительная, для кого-то не очень. Следующее предприятие – ООО «Элеватор». В отношении этой компании в Арбитражный суд Амурской области в сентябре прошлого года от ЗАО «Сталепромышленная компания» поступило заявление о признании должника банкротом, обязательства возникли на основании договора поставки, который не был оплачен. ООО «Агорофирма «Амур» – это тоже их предприятие. В январе этого года Арбитражный суд Амурской области получил заявление от налоговых органов о признании их банкротами, потому что сумма налоговой задолженности более 15 миллионов рублей. Еще одна их фирма – ООО «Оникс». В отношении этой фирмы тоже судьба, на мой взгляд, не такая уж завидная. В январе этого года Ростехнадзор привлёк их к административной ответственности. Был наложен штраф в размере 200 тысяч рублей за то, что это предприятие как особо опасное производство осуществляло свою деятельность без специальной лицензии. Что это какая-то случайность, я бы не сказал, потому что история недобросовестности, и я могу ее вам проследить на протяжении многих лет. Поверьте, тому причиной не экономический кризис. Вернемся к Михаилу Корсакову, несмотря на его роль, на его влияние и его связи. На протяжении многих лет им создавались сельскохозяйственные фирмы, в которых он являлся соучредителем либо руководителем, которые впоследствии были ликвидированы. Это более 10 фирм, которые я насчитал, которые у всех на слуху. Если обратиться к официальным источникам, то за ними тянется шлейф судебных разбирательств. На мой взгляд, это некая система, которая похожа на лихие 90 –е, но странно, что они находят проявление в наши дни.

А.В.: Игорь Анатольевич, в данном случае речь идет о споре двух хозяйствующих субъектах, и при таком споре, как правило, есть претензии у обеих сторон друг к другу. Нет же такого, что один 100 % не прав, а другой прав. Вам известно о таких претензиях со стороны оппонентов в адрес ваших клиентов?

И.В.: Я полностью с вами согласен, что нужно объективно подходить к проблемам двух сторон. Но я бы хотел задать встречный вопрос – в чем вина моих доверителей? Летом 2016 года они сдали на хранение урожай, сумма этого урожая 32 миллиона рублей, если приводить к определенному эквиваленту. Соответственно, им должны были вернуть этот урожай. Напомню, что у них социально ориентированный бизнес. Почему я говорю социально ориентированный бизнес? Потому что в тех местностях, где производится и собирается этот урожай, иной работы просто нет. Они понимают весь груз ответственности, если их бизнес будет подвержен неминуемому краху. Потому что сумма 32 миллиона для некоторых предприятий – это пороговая сумма, после которой восстановиться практически невозможно. Худо- бедно они смогли преодолеть кризисный период времени, и как-то сейчас они встают на ноги. Но в случае, если бы они потерпели крах, если бы они обанкротились, то куда бы пошли эти трудяги? Куда бы пошли люди, которые живут в этих деревнях, совхозах, бывших колхозах? Они бы не смогли трудоустроиться, и это нужно понимать. Такая недобросовестность, которая прослеживается на протяжении длительного периода времени у команды Тамбовского элеватора, она может иметь далеко идущие негативные социальные последствия. Почему я и говорю, что нужно вмешательство. Настал тот час, настал тот пороговый период, когда уже нужно вмешательство более серьезных лиц в эту ситуацию.

А.В.: Касательно Тамбовского элеватора. В СМИ прошла информация о попытке рейдерского захвата его. Кто был его инициатором? Если это не рейдерский захват, то что именно там произошло?

И.В.: Вы знаете, очень интересная версия, такое ноу-хау серого пиара, но, на мой взгляд, я не берусь утверждать. Мне кажется, что это очередная попытка недобросовестности со стороны группы лиц Тамбовского элеватора. Почему? Если мы подойдем с юридической точки зрения, что такое « рейдерский захват»? Во-первых, такой статьи как «рейдерство» в Уголовном кодексе нет.

А.В.: Но в плане действий, что именно там происходило?

И.В,: Откуда появилась эта версия. В сентябре прошлого года уполномоченный по правам предпринимателей Оксана Викторовна Степанова собирает у себя круглый стол. На этом круглом столе рассматривает этот вопрос, и там звучит тезис о рейдерском захвате. К моему глубокому сожалению, почему-то пострадавших фермеров туда не пригласили. На мой взгляд, по законам жанра и в целях объективности ситуации усаживают за стол переговоров обе стороны. И мы на это надеялись. Но, к сожалению, нас туда не пригласили. Со стороны представителей Тамбовского элеватора на круглом столе прозвучал тезис о рейдерском захвате. По крайней мере, это смешно и вызывает недоумение, с другой стороны. Потому что все прекрасно знают, что все ликвидные активы Тамбовского элеватора находятся в залоге у банковских структур. Рейдерский захват, то там захватывать нечего. Только чистый экологический воздух Тамбовского элеватора можно захватить в настоящий момент.

А.В.: Тогда с какой целью это все было произведено? Продемонстрировать свою силу или для чего?

И.В.: Нет. Я думаю, что это очередной пример недобросовестности, который прослеживался. Я вам цепочку трансформации через года с 90-х пытаюсь отследить и протянуть ее красной нитью. По-моему это просто пример недобросовестности, который был просто выражен в такой форме. Хотел бы опять вернуться к юридическому анализу термина «рейдерский захват». В Уголовном кодексе 35 составов уголовных преступлений в сфере экономической деятельности. Приведу пример наиболее ярких или часто употребляемых. Статья 159 УК РФ «Мошенничество», статья 163 УК РФ «Вымогательство». Оксана Викторовна, когда повторно выступала в телепередаче «Простые вопросы», она опять использовала тезис о рейдерском захвате. Но она не назвала ни одного признака, который бы мог квалифицировать деяния пострадавших, как именно действия, направленные на захват чужого бизнеса. Уровень государственного чиновника, который вещает с высокой трибуны о рейдерском захвате, который даже не может конкретизировать, в чем он заключается. Мне немножко неудобно за Оксану Викторовну – это, во-первых. Во-вторых, в действиях этого чиновника прослеживается опасная тенденция. На мой взгляд, была совершена попытка некоего давления на сотрудников полиции, которые осуществляли свою законную деятельность.

А.В.: Даже так?

И.В.: На мой взгляд. Я этого не утверждаю, но мне так показалось. Пользуясь эфирным временем и вашим гостеприимством, я бы хотел обратиться, чтобы сотрудников полиции не кошмарили. У нас привыкли говорить: не кошмарьте бизнес. А я хочу, чтобы у нас не кошмарили сотрудников полиции. Дайте им спокойно работать, дайте выполнить им свой долг перед общественностью, перед пострадавшими. Пускай выполнят свои обязанности, как это положено. Не бейте их по рукам. Зачем это делать?

А.В.: В одном из писем вы указываете, я процитирую: «На небезосновательное опасение относительно попыток создать мощную зерновую «пирамиду» под свежей вывеской новых юридических лиц, в сети которой могут попасть крупные сельхозпроизводители из других регионов, а также предприниматели из Китая». Речь действительно идёт о создании «пирамиды»?

И.В.: Да. Алексей вы знаете, я это утверждать не буду, но хотелось бы прибегнуть к открытым источникам и с вами вместе порассуждать, сделать некий анализ средств массовой информации, которые наводят на это рассуждение. В своем открытом письме я действительно обратился к губернатору, потому что это уже последний бастион, последний рубеж, который нужно уже привлекать первых лиц. Чтобы они вышли из состояния анабиоза или спячки, нужно принимать ответственное решение в отношении тамбовского элеватора. Посмотрите, что публикуют местные СМИ. На сайте OilWorld от 9 февраля этого года размещена статья об инвестпроектах, речь идет об ООО «Агро Фабрике», директором которой является Игорь Крестин. В этой статье говорится о том, что совместными усилиями с привлечением инвесторов создается комбикормовый завод на территории Тамбовского элеватора. Инвесторы готовы вложить сумму более 186 миллионов рублей. Игорь Крестин – это директор другой фирмы – ООО «Агрофирма «Амур», в отношении которой налоговые органы сейчас подали заявление о банкротстве на сумму более 15 миллионов рублей. Это тот самый директор, которым была использована целая цепочка фирм-однодневок для того, чтобы получить необоснованную налоговую выгоду. У меня возникает правомерный и провокационный вопрос: а как Игорь Крестин, заходя на такие объемные проекты с такой запятнанной репутацией, собирается дальше вести свою экономическую деятельность? Вот еще один источник, довольно свежий: газета «Амурская правда» от 23 ноября 2017 года №136. Пробегусь по некоторым заголовкам: «На территории элеваторно-логистического комплекса в Тамбовке будет создан современный зерновой хаб». Давайте с вами подумаем, что такое «хаб»? Мы с вами не экономисты, наверное, оба?

А.В.: Совершенно нет.

И.В.: И что подразумевается под словом «хаб»? Скорее всего, это некое аккумулирующее звено, куда стекаются потоки сельскохозяйственной продукции, которая как-то подрабатывается или перерабатывается, либо хранится. В дальнейшем пользуясь близостью с мостом в Китай, осуществлять широкомасштабные поставки, интервенции зерновых поставок на территорию сопредельного государства. Естественно, в этих поставках заинтересованы сельхозпроизводители других регионов, все наши российские сельхозпроизводители. Каким образом будет производиться это аккумулирование ? То есть «хаб»? Следующий заголовок из этой статьи: Читаю: «Вхождение в ТОР создаст преимущество при экспорте кукурузы и зернобобовых, а также позволит привлечь отечественные и зарубежные инвестиции в развитие предприятия и региона в целом». По-моему это звучит как-то кощунственно! Зная репутацию этой команды, какие-то поползновения войти в какой-то ТОР, создать какой-то «хаб». По-моему, это чудовищно. Я могу предвидеть и предположить, что в скором времени у нас возникнет такой некий межродный геморрой, геморроидальный узел, который наш губернатор в одиночку не сможет ни в коем случае распутать. Кто прилетит сюда? Президент Владимир Владимирович Путин? Он будет разрешать международный скандал?

А.В.: Как знать, как знать. Смотря, насколько будет сложной ситуация.

И.В.: Я предвижу это. Хотелось бы еще дать юридическую оценку этих публикаций. На мой взгляд, здесь идет речь о недобросовестной конкуренции, которая запрещена в соответствии с нашим федеральным законодательством. Давайте проанализируем содержимое статьи 5 «Закона о рекламе» и содержимое статьи 4 «Закона о защите конкуренции», которые говорят о том, что лицо недобросовестное конкурирует, когда есть определенные признаки. А признаки, какие? Это: желание получить преимущества в предпринимательской деятельности; нарушение законов, обычаев делового оборота, требований добропорядочности, разумности действия; лицо этими действиями может причинить убытки другим хозяйствующим субъектам. На мой взгляд, в этих статьях, как раз таки признаки недобросовестной конкуренции. Еще один момент, обратите внимание, что в статье «Амурской правды» мелким шрифтом написано: «На правах рекламы». Пользуясь, случаем, пользуясь эфиром, хочу обратиться к редакции, к коллективу «Амурской правды»: ребята, вы являетесь рупором нашего правительства и хотя бы будьте поразборчивей с теми, кого вы приглашаете в качестве рекламодателей на свои полосы. Потому что вам эта статья может аукнуться через некоторое время. Вас же читают все. Вам доверяют. Подумайте об этом в первую очередь.

А.В.: Буквально минута у нас остается. Хочу, чтобы вы обозначили ваши последующие действия, ваши шаги и к какому результату вы надеетесь прийти?

И.В.: Почему я говорю о признаках новой зерновой пирамиды? Потому что за последнее время этими лицами было создано три новых фирмы, я их вам назову. 4 сентября 2017 года создаются новые фирмы – ООО «Агро Фабрика», ООО «Юмикорм». 19 октября 2017 года этими же лицами создается фирма ООО «Агро сервис». Поэтому я предполагаю, что эта проблема в будущем может серьезно возникнуть уже с китайскими предпринимателями, нашими соседями. И вполне возможно, если не вмешаются первые лица области, не вмешаются сотрудники полиции...

А.В.: Может дойти до международного скандала?

И.В.: Да. Я предвижу, но не утверждаю, а предполагаю, что ТОР «Приамурская» вскоре сможет замелькать в сводках сотрудников полиции, как ОПГ «Приамурская». Не ТОР «Приамурская», а ОПГ «Приамурская». Пользуясь эфиром, я хочу обратиться ко всем жителям нашей области с простой лаконичной фразой: люди будьте бдительны!

А.В.: Говоря об инвестиционной привлекательности мы все чаще и чаще говорим о привлечении партнеров из-за рубежа. И, конечно, не хочется, чтобы на нашу область ложилась тень из-за таких непростых ситуаций. Игорь Анатольевич, спасибо вам большое.

И.В.: Вам спасибо, что предоставили такую возможность.

Просмотров всего: 620

распечатать

Комментарии закрыты