19июня
Предыдущий материал Следующий материал
10 января 2018, 17:32 0

Евгений Пушкарёв: о долгосрочном проекте «Путь к здоровью»

Евгений Пушкарёв: о долгосрочном проекте «Путь к здоровью»

Екатерина Кузьмина: - В студии «Эха Москвы в Благовещенске» директор Амурского медицинского колледжа Евгений Пушкарев, Евгений Владимирович, добрый день.

Евгений Пушкарёв: - Добрый день.

ЕК: - Мы поговорим о проекте «Путь к здоровью», это новый совместный проект министерства здравоохранения и Амурского медицинского колледжа. Заключается он в том, что появилась у нас передвижная лаборатория на колесах, автомобиль специальной повышенной проходимости, амбулатория, которая ездит с медицинским оборудованием, врачами по районам, принимает людей как обычная поликлиника. Что это такое – передвижная амбулатория: это уникальное что-то для нас?

ЕП: - Нет, это не уникально, это совершенно нормально, это автомобиль на колесах, имеется КУНГ, то есть такая небольшая комната, где рабочие места есть: рабочее место окулиста, рабочее место ЛОР-врача, рабочее место УЗИ. Это не говорит о том, что сразу все там могут приём вести, но эта амбулатория оснащена всем. Причём оборудование это совершенно новое, очень хорошее. Таких машин у нас в область пришло порядка семи, но они как-то не особо используются.

ЕК: - Минздрав должен был распределять их по районам?

ЕП: - Да, их распределили по району где-то около пяти лет назад. И вот как-то из министерства имущественных отношений пришла бумага – кто бы хотел забрать вот такую амбулаторию передвижную? Из больниц желание никто не высказал, поэтому мы себе её забрали, чтобы обучать студентов.

ЕК: - Как симуляционный центр сделать?

ЕП: - Да, именно как симуляционный центр. У нас мощный симуляционный центр, порядка 50 кабинетов. А этот думали поставить возле колледжа. Когда посмотрели – машина совершенно новая, оборудование совершенно новое, уникальное, поэтому было бы грешно, чтобы она стояла и не работала. Поэтому родился такой проект «Путь к здоровью». Это реально путь к здоровью: мы собираем бригаду врачей, узких специалистов, выезжаем в районы, осматриваем, делаем обследования определенные. Люди приходят, обращаются, им иногда сложно очень пройти узких специалистов, а здесь это как бы выезд на дом. Причём мы не планируем делать выезды в крупные райцентры, где есть ЦРБ. Нет, выезды проходят в отдаленные населенные пункты, где нет поликлиник, в некоторых даже нет фельдшерских пунктов. Вот эта помощь, которая предоставляется населению, сам проект – он уникальный. У нас в области, во всяком случае, такого не было. И по России я таких проектов не знаю. Это совместный проект минздрава и Амурского медицинского колледжа. Мы оказываем помощь населению (причём это практическая помощь) и здесь же обучаем на практике студентов – для них это мощнейшая практика.

ЕК: - Всё-таки, получается, что инициатива принадлежит вам, и определяет, куда ехать, Амурский медколледж. Вы выступаете здесь главным организатором или минздрав вам спускает указание: надо съездить туда, сюда?

ЕП: - Нет, эти все вопросы мы решаем совместно с минздравом. Потому что есть такие районы, где не закончена, допустим, диспансеризация и желательно помочь этим районам её провести, осмотреть население. За диспансеризацию те же больницы получают определенные деньги от фонда обязательного медицинского страхования – эти деньги не осваиваются периодически. Поэтому для больницы это тоже выгодно: и людей посмотрели, выявили патологию, и плюс еще они зарабатывают деньги.

ЕК: - Всегда есть врачи, желающие поехать? Это же командировки?

ЕП: - Здесь мы продумали следующий вариант: если мы, допустим, уезжаем – вот вчера мы были в Натальино (это Благовещенский район), основную бригаду врачей предоставила областная больница. Потому что областная больница курирует Благовещенский район. Следующий выезд если у нас будет, допустим, в Тамбовский район, основную бригаду врачей предоставит Тамбовская ЦРБ. Если у них нет каких-либо специалистов, тогда да, мы набираем бригаду уже из Благовещенска. Если нам нужно взять окулиста, ЛОР-врача…

ЕК: - То вы решаете напрямую с поликлиниками или с больницами, со стационарами, да, с кем-то?

ЕП: - Ну, как правило, в районе поликлиника и стационар – это одно целое.

ЕК: - У нас-то, здесь, не так. У нас разведено?

ЕП: - Здесь как раз уже вступает в работу минздрав.

ЕК: - То есть, они помогают вам с кадрами – они связываются с главврачами, директорами и так далее.

ЕП: - Потому что просто так этот проект не осуществить. Здесь обязательна работа, причём очень мощная работа минздрава.

ЕК: - Вы сказали ещё о том, что студенты-медики – из вашего Амурского медколледжа. Из медицинской академии не привлекаете студентов?

ЕП: - Из медицинской академии мы не привлекали студентов, этот вопрос сейчас проговаривается, я думаю, министр его решит с ректором академии. Скорее всего, тоже будем привлекать.

ЕК: - А вот ваши студенты Амурского медицинского колледжа – какие специальности, сколько их, каким образом это происходит? Отбор этих студентов как идет, кто едет? Это за какие-то заслуги особенные или наоборот?

ЕП: - Ни в коем случае не наоборот. Отправляются именно студенты, которые хорошо учатся. Это старший курс обязательно, у которых сейчас проходит практика – это та же практика.

ЕК: - Это как сестринская тема, да, в основном?

ЕП: - Да, как сестринская, фельдшерская. Работы там довольно-таки много. Если разобрать вчерашнюю нашу поездку, то люди когда приходят, а их приходит довольно-таки много, выстраивается очередь, нужно каждого оформить, то есть, записать все его данные, внести в список, тут же ему нужно померить давление, снять ЭКГ, посчитать пульс, определить сахар или билирубин, какие-то анализы срочные, которые делаются, отправить людей, показать, куда им дальше идти. Вот эта вся работа ложится на студентов. Дальше. На днях мы брали два аппарата УЗИ, и два врача-узиста были. Естественно, переработать такой поток людей двум врачам сложно. Если, допустим, она сама и проводит исследования, и потом всё это выписывает в карту. Поэтому здесь студенты также оформляют, помогают, то есть работа довольно-таки большая на студентов ложится.

ЕК: - Ну да, они видят большое количество пациентов – настоящих.

ЕП: - Вот они, да, люди, которые в самом деле больны, которым нужно оказать помощь.

ЕК: - У нас есть такая практика – медицинские поезда отправляют, по северам они ездят в основном, и там тоже поликлиники выездные. Насколько отличается от них передвижная амбулатория? Это одно и то же по большому счёту или это всё-таки разные вещи?

ЕП: - Вы знаете, где-то они пересекаются, да. Но поезд привязан к железной дороге – вот он идет по железной дороге и всё. А здесь мы будем заезжать в самые отдаленные уголки.

ЕК: - А так, по большому счёту, одно и то же?

ЕП: - Такой же принцип работы. Ну, там, может быть, они диспансеризацию как-то не охватывают, потому что это поезд, направленный именно на диагностику и назначение, может быть, лечения. А здесь идет очень чёткая связка, потому что выезжают те врачи, которые работают в этом же районе. То есть, это их пациенты.

ЕК: - Так основная миссия – это, всё-таки, диспансеризация или люди, которые с конкретной проблемой хотят попасть к конкретным специалистам, но не могут, они тоже могут прийти?

ЕП: - Основная миссия – это углубленный осмотр населения, охватить большее количество людей. Основная миссия – это осмотр специалистами, специализированный осмотр. Недавно, допустим, в бригаде был хирург, был невропатолог, был окулист, был эндокринолог, были два врача УЗИ-диагностики. Идёт углубленный осмотр. Вот этот основная, конечно, задача. То есть, не то что приехал терапевт, посмотрел, сказал: вот, вы больной, вам нужно поехать в поликлинику. Нет. Здесь посмотрели, обследовали, и здесь же специалист может назначить лечение.

ЕК: - Детали о самом обследовании давайте чуть-чуть позже. Хочется понять: географию вы изучали уже в плане недостатка медиков, нехватки специалистов? Где-то одних специальностей не хватает, где-то других. И районы – в одних лучше, в других хуже с кадрами.

ЕП: - Да, конечно, изучали географию. Проблемы практически во всех районах такие есть, где-то хуже, где-то лучше. Я не хочу останавливаться на каком-то отдельном районе – везде эти проблемы есть. Поэтому и планируется долгосрочный проект, минимум – это год работы, и планируется проект по всей области.

ЕК: - Самый далекий район – куда планируете поехать в итоге?

ЕП: - Есть шесть автомобилей, которые разбросаны по области, тот автомобиль, который у нас… Не подумайте, что мы приехали, и вот в одном автомобиле всё провели, нет. Вчера мы проводили в сельсовете: и в автомобиле были, и часть оборудования мы перенесли в сельсовет, и комнаты оборудовали, потому что семь врачей, нужны кабинеты, чтобы посмотреть людей. Поэтому, естественно, в тех районах, где, допустим, есть уже передвижная амбулатория, мы будем, может быть, формировать бригаду, отправлять её на каком-то транспорте другом. А когда приезжаем в тот район, уже включается в работу Центральная районная больница: они должны подготовить автомобиль, если он у них был в «замороженном» состоянии. Они должны будут сейчас всё оборудование проверить, привести в полную боевую готовность, чтобы можно было в любую секунду им воспользоваться. И уже оттуда мы начинаем работать.

ЕК: - Вот вы сказали, что на днях ездили в Натальино, что около ста человек к вам пришло на прием. Это на сколько врачей распределились эти сто человек?

ЕП: - Это семь врачей. У кого-то было 30 человек, у кого-то – 40. Кто-то уже был у кого-то из докторов. Вот так это всё разрешилось.

ЕК: - Как работает система? Людям заранее объясняют и предупреждают?

ЕП: - Здесь идёт работа с главами администраций районов и с главами администраций поселковых советов. Они обеспечивают на месте информирование населения, чтобы люди знали.

ЕК: - То есть планируется загодя, и люди уже сидят и ждут.

ЕП: - Люди знают, что, допустим, завтра в 12 часов или в 10 часов утра будет такая выездная бригада. И они подходят. Но опять же примем во внимание, что это населенный пункт не сильно большой. Даже если кто-то и не видел объявление, то как только люди собираются, он уже знает. Недавний пример: приехали, посмотрели 30 или 40 человек – я тоже там был. Думаю, всё, наверное, уже идет концу. Только-только об этом подумал – наплыв опять пошел.

ЕК: - Это те, которых посмотрели, побежали другим рассказали?

ЕП: - Да, и люди собрались, пришли.

ЕК: - Натальино, а до этого куда были выезды?

ЕП: - Моховая Падь была, Белогорье было. Сейчас мы отрабатываем где-то какие-то ошибки, может быть, что-то продумать, что-то не учтено, чтобы у нас не было противоположного эффекта. Мы продумываем сейчас всё – сколько должно быть тонометров, сколько кардиографов, сколько аппаратов УЗИ, сколько должно быть студентов. То есть, будет отработан полный алгоритм (он уже отработан). Если Моховая Падь и Белогорье – это практически город, то Натальино – это уже другой населённый пункт. Вот мы работали по городу, поработали по Натальино: есть отличия, которые мы сейчас в других населенных пунктах учтем. Самое основное, чтобы не было городским попроще, понимаете? Попроще в любом случае обратиться к каким-то узким специалистам. Если здесь Моховую Падь и Белогорье вторая поликлиника курирует (у них там довольно-таки неплохие пункты: в Белогорье двухэтажное здание, и врачи работают), если в Натальине фельдшерско-акушерский пункт один и фельдшер, то где-то в каких-то населенных пунктах и этого нет. Отличия глобальные.

ЕК: - Выбраться в областную больницу – это целое событие.

ЕП: - Конечно, и человеку выбраться – это первое. Во-вторых, если он приехал к одному специалисту, а ему нужна будет консультация других, то нет гарантии, что он в этот же день попадёт к ним.

ЕК: - Скорее, обратная гарантия. Скажите, вот вы осмотрели, обследовали, люди получили эти обследования на руки, чтобы с ними потом куда-то пойти дальше или это всё на уровне – записали в медкарту и дали направление от себя какое-то? Как это происходит?

ЕП: - Здесь очень интересный момент. Первое – то, что выезжают врачи поликлиники, к которой приписано это население, эти люди всё равно пойдут сюда. Естественно, они получают на руки заключение ЭКГ, они получают на руки заключение УЗИ. Анализы мы также делаем, они их и не получают, потому что сразу анализы мы не в состоянии делать, мы делаем забор крови, анализы делаем уже в лаборатории в поликлинике. На каждого пациента ведется определенная карта, эта карта хранится в поликлинике. Туда дополнительно также подклеиваются и ЭКГ, и УЗИ, и анализы. Этому пациенту там же назначается лечение. Смотрит, допустим, кардиолог после того, как мы принесли уже ЭКГ, посмотрели УЗИ сердца. Кардиолог смотрит, видит патологию, слушает, он сразу же может назначить лечение. А через две недели он смотрит, пациент уже приходит к этому же кардиологу в поликлинику.

ЕК: - А где гарантия, что у него будет талончик через две недели? Иногда бывает, что месяц нет, два нет талончиков.

ЕП: - Нет, здесь вся фишка в том, что доктора сразу записывают на повторный приём.

ЕК: - Это очень важно, это очень хорошо. Направление в стационар приходилось выписывать на таком приеме? Были случаи, когда человек пришел, и вот ему срочно надо ложиться?

ЕП: - Пока не было, но с этим проблем никаких нет. Если нужно срочно ложиться, мы вызовем тут же скорую помощь и отправим; если нужно госпитализировать завтра-послезавтра, если это касается Центральной районной больницы – доктора, в принципе, из этой же больницы. Они сами себе его и направят. Этот процесс очень сильно всё упрощает.

ЕК: - Ещё такой момент: у нас очень много говорится об онкологической диагностике, что тоже надо, что на очень многих территориях ее нет даже близко и попасть сложно. У нас один диспансер на всю область такой специализированный. Как-то врачей-онкологов привлекать планируется в такие поездки?

ЕП: - Очень хороший вопрос. Потому что у нас здесь же работает смотровой кабинет. В смотровом кабинете работает обученный человек. Вот, допустим, в таком кабинете смотрели сразу патологии молочных желез в плане онкологии, смотрели патологию кожных покровов у мужчин – простату смотрели. Идёт именно первичный осмотр, который направлен только для того, чтобы выявить какие-то заболевания, которые могут привести в будущем к онкологии, либо выявить онкологическую патологию на ранней стадии. Ну, вот, есть результаты. По трём пунктам, где мы работали, уже есть результаты и пациенты. Дальше с ними будем работать. Если бы, допустим, люди не попали, через год они бы уже могли попасть как бы с другим немножко диагнозом, с другой перспективой.

ЕК: - Ресурс использования этой передвижной амбулатории на сколько рассчитан? Ведь оборудование устаревает, выходит из строя. Как-то обслуживать его будут и, может быть, обновлять?

ЕП: - По оборудованию, которое на сегодняшний день есть у нас, оно всё новое, в принципе. У нас заключены договоры на обслуживание этого оборудования. Оно проходит проверку обязательно, там целый механизм – это не просто так взяли и поехали. Оно должно быть проверенным, оно должно быть в рабочем состоянии. Всё это есть, заключены договоры, мы сейчас рассматриваем колледж, уже сегодня было совещание, на котором мы смотрели, что нам нужно приобрести кардиограф, нам нужно приобрести еще что-то дополнительно. Самое основное – что? Донести медицинскую помощь до населения, чтобы люди не стояли в очередях. Да, одно дело – 10-15 минут постоял, чтобы не час, не два ждал, пока ему кардиограмму сделают. Поэтому мы, например, посмотрели вчера, было два кардиографа, значит, в следующий раз у нас их будет четыре.

ЕК: - То есть, развиваетесь сразу. Не успев даже как следует поработать, поняли, что надо сразу это всё развивать. Сколько поездок может быть в следующем году, с какой периодичностью готовы выезжать врачи, студенты, сама амбулатория?

ЕП: - Проект долгосрочный, мы не планируем за 2-3 месяца всех пересмотреть и выполнить работу центральных районных больниц, нет. Планируется где-то 2-3-4 выезда в месяц, составляется план, он уже практически на февраль готов. Ну, и в процессе будем дорабатывать. Мы планируем не только, допустим, взять один Благовещенский район. Да, у нас сейчас будет ещё один выезд в Благовещенский район после новогодних праздников. А потом, скорее всего, возьмём какой-то другой район.

ЕК: - Наверняка уже знаете, в какой?

ЕП: - Тут надо подумать. Мы решим и предупредим, конечно, людей.

ЕК: - Дата окончания проекта? Я так понимаю, у вас так вопрос не стоит – что поработаем годик-другой и свернёмся?

ЕП: - Нет, это долгосрочный проект, его можно продлевать сколько угодно. Я думаю, под этот проект колледж будет приобретать какое-то оборудование. Это я не говорю, что министерство будет давать – поможет министерство, хорошо. Но колледж довольно-таки самодостаточная организация, которая много проектов ввела. Мы ввели дистанционное обучение, на сегодняшний день мы работаем на всю Россию. У нас сейчас обучается около 500 человек из разных уголков России – из Калининграда, из Твери, отовсюду. Мы вышли на всех главных врачей. Вот простой такой пример: Ставропольский край – там, точно не скажу, но около 400 медицинских организаций. Мы вышли на каждую организацию, мы каждого врача по фамилии, имени, отчеству – то есть, мы сначала на электронку сбрасывали наше предложение, потом мы отправляли это на бумажном носителе. Потому что это психология – когда на электронке посмотрел, можно забыть, а когда тебе принесли уже бумагу, которую ты обязан посмотреть, то смотрят, да, наши условия устраивают, всё, мы работаем. У нас есть на что приобрести кардиограф и так далее.

ЕК: - И последний вопрос: подобные проекты как-то могут повлиять на качество и уровень оказания медицинской помощи? Какая-то такая разовая помощь всё-таки не решит проблему, к ней надо с другой стороны подходить.

ЕП: - Нет, это очень сильно повлияет на оказание помощи. Это помощь, которая оказывается именно в глубинке населению, специализированная помощь. То есть это уже второй этап диспансеризации, если уж на то пошло – когда выезжают специалисты.

ЕК: - Всё по-настоящему, всё очень перспективно. Большое вам спасибо, всего доброго.

Просмотров всего: 763

распечатать

Комментарии закрыты