16января
Предыдущий материал Следующий материал
8 декабря 2017, 17:06 0

Леонид Блажко: между тренировкой и комсомолом я выбрал тренировку

Леонид Блажко: между тренировкой и комсомолом я выбрал тренировку

Михаил Митрофанов: - В студии радио «Эхо Москвы в Благовещенске» – «Амурские волны». Очередной выпуск посвящён истории Амурской области, как и все предыдущие. Речь пойдёт о королеве спорта – лёгкой атлетике: как она развивалась в Приамурье, что с ней происходит сегодня. Говорить будем с тренером по лёгкой атлетике, имеющим более чем полувековой спортивный стаж, Леонидом Блажко. Леонид Петрович, здравствуйте.

Леонид Блажко: - Добрый день.

ММ: - Более чем полувековой спортивный стаж – 55 лет вы сказали. Вы 55 лет в качестве кого себя помните уже?

ЛБ: - 55 лет – это то, что связано именно с лёгкой атлетикой. В 1962 году я пришёл заниматься лёгкой атлетикой, а тренерская работа началась с 1969-го.

ММ: - Это, получается, 50 будет через полтора года.

ЛБ: - Да, если говорить о чисто тренерской работе.

ММ: - Это целая жизнь на самом деле. Я так пытаюсь охватить в памяти эти годы, я ещё тогда, в 62-м году, под стол пешком ходил. Вы как в спорте оказались, пришли в лёгкую атлетику? Вас кто-то привёл за ручку?

ЛБ: - Я родился в семье военного, поэтому пришлось поездить по всей стране. Попали мы в Восточную Пруссию (это Калининградская область), было это в 9 классе. Пришёл в школу тренер и пригласил нас заниматься. До этого мы, как все пацаны, просто бегали на улице.

ММ: - Всех подряд пригласил?

ЛБ: - Всех подряд, не было никакого отбора, и главное, что это был не специалист по лёгкой атлетике. Звали его Олег Васильевич Новиков, он и сейчас жив, это мой первый тренер.

ММ: - Сколько же ему лет?

ЛБ: - Ему 87 лет.

ММ: - Я слушателям сразу скажу, что мы беседуем в канун вашего юбилея. Сколько уже – 70?

ЛБ: - 70 лет, да. Это небольшая дата.

ММ: - Обалдеть! Вот так на вас посмотришь и не скажешь.

ЛБ: - Я считаю, что это средний возраст. Я не считаю себя ветераном.

ММ: - А в каком возрасте вы себя посчитаете ветераном?

ЛБ: - Ветеран у меня – отец. Ему 94 года, он настоящий военный, полковник в запасе.

ММ: - Он тоже спортом занимался?

ЛБ: - Он всю жизнь в армии. Но он и сейчас занимается здоровьем, поддерживает его.

ММ: - Физкультура, да?

ЛБ: - Да. Вот он – ветеран. Я говорю: отец, у нас есть международные соревнования среди ветеранов, давай мы поедем, ты не будешь прыгать, ты там просто…

ММ: - Тряхнём стариной (смеётся).

ЛБ: - Он занимается, каждый день у него нагрузки, то есть, он пример. Я говорю: ты у меня – флаг, я тебя показываю всем, как надо заниматься своим здоровьем.

ММ: - Лучший пример!

ЛБ: - Ну и вот, пригласил меня тренер, он сам – мастер спорта по спортивной ходьбе, по лыжам, работал в вагонном депо слесарем. И занимался с нами, ребятами, в детской спортивной школе взял группу. Не мог без этого.

ММ: - Он – профессионал, у него образование какое-то было?

ЛБ: - У него не было никакого профессионального образования, но тогда можно было. И вот под его руководством я прозанимался полгода всего. И получилось так, что дивизион отца подняли по тревоге (он был в ракетном дивизионе) и перебросили в Амурскую область. И в 1964 году…

ММ: - По тревоге? Это что, с Китаем были обострения?

ЛБ: - Нет, это была обычная практика.

ММ: - Их передислоцировали, понятно.

ЛБ: - Да. В 1964 году, в марте, мы попали в Амурскую область, в город Белогорск. И вот тогда, если вы помните, была реформа образования, я учился с 11-летним, а потом стало 10-летним. И так получилось, что в 1966 году заканчивали сразу 10-е классы и 11-е.

ММ: - Я в 66-м только в школу пошёл. Поэтому подробностей не помню.

ЛБ: - Мы заканчивали, и многих сразу в армию забирали, потому что нам было по 18-19 лет. Так программа была разработана, что была у нас производственная практика, в общем, растянули на два года лишних. Почему мне этот год запомнился – выпускников было в два раза больше и поступающих в вузы тоже. Но определяющими для меня были те полгода, что я занимался под руководством этого человека.

ММ: - Всего полгода вы там занимались. А потом?

ЛБ: - Потом у меня просто не было тренера. Когда в 64-м году приехали в Белогорск, там не было спортивной школы. Но то, что Олег Васильевич заложил в нас – это на всю жизнь. Я ему благодарен, мы с ним встречались и после этого. Я ему благодарен за то, что он подтолкнул меня к этому, привил любовь к спорту, к лёгкой атлетике. Хотя я как профессионал, как тренер вижу, что он не столько многому научил в техническом плане, а вот то, что заложил внутрь. И он для меня всегда был примером.

ММ: - Вы приехали сюда, в Белогорск, и что здесь?

ЛБ: - Начал сам заниматься, у меня цель появилась такая, что я хочу стать тренером.

ММ: - Как вы это организовывали? Я почему спрашиваю, может быть, кого-то это подвигнет к занятию спортом.

ЛБ: - Всё это началось, когда я начал заниматься. Вы помните, в те времена не было ни Интернета, ни телевидения толком, и мы в основном ходили в бибилиотеку. Чтение книг было для нас всё. Я помню, как мне попалась одна тоненькая брошюрка Владимира Дьячкова – это тренер по прыжкам в высоту, заслуженный тренер СССР, у него олимпийский чемпион Валерий Брумель занимался – и я начал дома изучать и осваивать технику прыжков в высоту.

ММ: - Кстати, Брумель тоже из Амурской области, насколько я помню.

ЛБ: - Да, это север, он оттуда. И он стал для меня примером, я посмотрел его результаты. Я вспоминаю, у нас была двухкомнатная квартира, смежные комнаты, стелил на полу подушки, одеяла, сестрёнка младшая натягивала резинку, и я из второй комнаты разбегался – раньше был такой перекидной стиль прыжка. Так я осваивал это.

ММ: - Потом уже спиной начали прыгать?

ЛБ: - Да, это уже потом. Ещё когда мы жили в Прибалтике, в Черняховске, меня пригласили на соревнования за школу выступать. Участвовали 9-10 классы, а я был в восьмом. Меня взяли запасным. И тут не приходит спортсмен-десятиклассник. Мне говорят: ты будешь выступать, давай. И я там, помню, высоту напрыгал 160 и выиграл городские соревнования. Пошли потом прыгать в длину, бежал 100 метров, эстафету 4х100 и 400 метров – в общем, было всё. Мне учитель физкультуры Иван Иванович, бывший военный, дал шиповки на три размера больше, так я туда травы натолкал. Вот с этого, в принципе, всё началось. Потом, когда тренер пригласил меня, я начал заниматься. У нас нагрузки были три раза в неделю – в основном беговая и общая физическая подготовка, кроссы. И вот он как-то объявляет: «Ребята, сегодня бежим кросс», а на улице дождь. Это Прибалтика, зима, слякоть, глина. «Кто последний прибегает – я того отчисляю». И вот мы бежали, помню, с одним, а я по выносливости слабый был – родился после войны – и мы последними добежали. Никого он, конечно, не отчислил, он просто таким образом нас приучал работать в любую погоду, в любое время. Праздники – у нас обязательно тренировка. И вот такой пример могу привести. Принимали раньше в комсомол – сначала в школе, а потом шли в горком комсомола. И у меня в это время тренировка, когда надо было в горком. Так я пошёл на тренировку! Это было настолько важнее всё. И вот, когда мы переехали в Белогорск, заниматься было негде, не было спортивной школы…

ММ: - Погодите, вас в комсомол-то в итоге приняли?

ЛБ: - Нет (смеётся). Я не шучу.

ММ: - Какой-то… ну, не диссидент, но как-то… пострадавший от режима.

ЛБ: - Для меня это было важнее. И поэтому, когда я приехал, для меня три раза в неделю выходить, надевать (вы знаете, как у нас тут зимой – холода) ботинки… Я сейчас ребятам рассказываю, своим ученикам: не было каких-то кроссовок, надевали ботинки, которые назывались «Прощай, молодость», войлочные…

ММ: - Что было, то и носили.

ЛБ: - Да-да. Отец мой принёс какую-то телогрейку солдатскую зелёную, лёгкую, зато тёплую. Вот я бегал зимой кроссы от Белогорска до Низины – там 14 километров. В 65-м году пошёл в белогорский Дом офицеров, там был спортивный зал, там тренировались штангисты. Я к ним подключился, тоже стал там заниматься, один старшина проводил занятия.

ММ: - Штангой занимались?

ЛБ: - Штангой. Потому что надо было где-то чем-то заниматься, нагрузки были нужны. У меня так быстро пошли результаты. Первенство армии проводили. Я помню, в сентябре пришёл, а в ноябре уже на первенстве армии выступал. И уже с весовой категорией 56 килограммов я второй взрослый разряд выполнил.

ММ: - Леонид Петрович, в тренерской работе, вы говорите, с 69-го года. А как вы попали в тренеры – вы окончили какое-то заведение?

ЛБ: - В 66-м году я окончил школу, но я уже занимался серьёзно лёгкой атлетикой, читал литературу, я готовился именно стать тренером. И всю методическую литературу раньше очень просто можно было найти – в библиотеке и так.

ММ: - Да она и сейчас есть, надо знать, где и что взять.

ЛБ: - Готовился я, поступил в Благовещенский пединститут на факультет физвоспитания. Хабаровского института физкультуры ещё не было, только в 67-м году он появился. И тогда очень большой набор был (как я говорил, в школе было сразу два выпуска), большой конкурс. Но я уже был чемпионом области по школьникам в 65-м году (в прыжках в длину), меня уже заметили…

ММ: - Как сейчас говорят, портфолио уже имелось.

ЛБ: - Да, имелось. Тогда очень сильная пришла команда, я вспоминаю те года и сборные почти по всем видам спорта – это был факультет физвоспитания. Работать я начал, уже учась на третьем курсе. Директор благовещенской детской спортивной школы Виктор Нелин – большое ему спасибо – заметил меня и ещё двоих ребят-гимнастов. Он пригласил нас к себе на практику и предложил ещё и работать. Так я начал работать в детской спортивной школе. В институте у нас не было военной кафедры, мы сами устраивались в армию, пытались в ДВОКУ, не получилось, обратились в танковое училище. Был такой генерал Лукьянов – большой любитель спорта – он всегда собирал ребят, особенно выпускников факультета, устраивал к себе в училище.

ММ: - Это как служба шла уже?

ЛБ: - Да, надо было год отслужить после института, он нас принял курсантами на первый курс, мы написали заявление и готовились. Самый такой плодотворный год – 70-71-й, когда мы там тренировались.

ММ: - Вас туда зачисляли, зная, что вы не будете учиться, это просто фокус такой был?

ЛБ: - Да, была такая возможность, полгода мы там…

ММ: - Надо же, как интересно.

ЛБ: - Там была и футбольная команда, и хоккейная, и борцы, и боксёры – в общем, училище было мощное. И вот мы готовились, потом впервые выиграли у команды ДВОКУ, выступая за танковое училище. И вот 71-й год я запомнил – я стал чемпионом округа по прыжкам в длину, готовились к соревнованиям, была возможность тренироваться ежедневно.

ММ: - Кто вас тренировал? Вы сами?

ЛБ: - Началось с того, что Александр Иванович Косицын, преподаватель в пединституте, он, видать, заметил моё желание работать. Ещё учась на третьем курсе, я ему помогал, со своими же однокурсниками принимал зачёты на занятиях, особенно в летних спортивных лагерях, когда мы выезжали на озеро Песчаное. И мы потом долго с ним сотрудничали. К сожалению, у нас и сейчас не существует структуры, где бы взрослые выпускники могли заниматься.

ММ: - Да вы что? 50 лет прошло, так ничего и не изменилось?

ЛБ: - Ничего не изменилось.

ММ: - А говорили – в советское время всё было…

ЛБ: - Есть детская спортивная школа, но там возраст ограничен.

ММ: - То есть, всё, ты из возраста выпал – до свидания, как хочешь, так и крутись?

ЛБ: - Да. Есть школа высшего спортивного мастерства, но у нас не было тогда этого. И ребятам надо было куда-то идти. Или они мне доверяли. В общем, так получилось, что я начал заниматься в детской спортивной школе, и приходили все, кто хочет повышать своё мастерство и дальше. И у меня создалась группа взрослых ребят. И я до сих пор работаю. Из танкового училища ребята были, из ДВОКУ. Ко мне на занятия приходил директор школы, говорил: «Что-то у тебя одни погоны висят». За всю жизнь, сколько ко мне ни приходило желающих заниматься, никого никогда не выгнал.

ММ: - Леонид Петрович, скажите, эта работа – она как происходила? Вы были где-то в штате на должности? Потому что вот эти люди приходили – это вам как-то дополнительно оплачивалось, я не очень понимаю.

ЛБ: - За то, что я работал в спортивной школе с младшими, за эти свои группы получал. А то, что касалось ребят – сборной команды… Ну, у нас всегда была тесная связь с Федерацией лёгкой атлетики, я потом там долгое время был председателем тренерского совета, потом председателем Федерации до 90-х годов, и ребята шли. И структуры такой до сих пор нет.

ММ: - Это были занятия с теми людьми, кто не связал свою жизнь со спортом, скажем так, в профессиональном смысле.

ЛБ: - Нет, наоборот, это были занятия с теми ребятами, которые хотели чего-то добиться.

ММ: - У нас же профессионалов не было, как мы знаем, в советское время.

ЛБ: - Не было. У нас же в лёгкой атлетике результаты они же не в 15 лет, а виды выносливости – там ещё больше… Я что хочу сказать, пока я учился в институте, я старался всё это впитать, учился всему. Потому что если надо было работать в спортивной школе, как мне первый мой директор Нелин Виктор Григорьевич говорил: «Не знаешь – иди бери молот, учи сам и учи ребят». Потому что нам команду надо выставлять все виды было. Мы брали шест, в общем, всё. Всё через себя пропускаешь …

ММ: - Вот вы сказали, «брал всё». То есть, я понимаю, что было у кого брать, были хорошие преподаватели?

ЛБ: - Да, началось, конечно в институте. Я и сейчас многим говорю: ребята, учитесь, учитесь – это основа, у всех нужно учиться. Без этого никак. Вы знаете, наверное, Вячеслав Васильевич Белоглазов, педагог, он историю педагогики у нас вёл. Он сам (многие не знают) тренировал команду, сборную области по баскетболу, ещё до «Ровесников». Это педагоги, связанные непосредственно со спортом. Это Николай Николаевич Недельский – он философию преподавал. Казалось бы, такой предмет для спортсмена… Но от него тоже что-то такое я для себя взял, что потом в жизни пригодилось. У нас преподавал физиологию Темпер Юрий Борисович из мединститута: он интересные занятия проводил, он научил из ничего делать приборы, функциональные пробы брать…

ММ: - Я так понимаю, главное качество – это находить во всём интерес. И вас этому научили, видимо, и в семье, и вне семьи.

ЛБ: - Конечно, я благодарен своим родителям. Во-первых, маме, потому что она большую часть времени с нами проводила. Они у меня воевали: мама в 16 лет ушла на фронт. Она добавила себе два года и воевала. И вот они с моим отцом встретились на фронте. Она говорила: «Сын, берись за дело. Делай, делай. Не будет вначале получаться, но потом всё равно ты придёшь, и мастерство появится».

ММ: - Главное – начать.

ЛБ: - И не бояться.

ММ: - Нам сообщение в WhatsApp поступило от Екатерины: «Большая благодарность Леониду Петровичу за настрой, мотивацию и ценные советы. Полюбить бег оказалось совсем просто: знакомство с тренером и 15-20 минут разговора, который замотивировал на достижение цели. Спасибо, что вы есть, за профессионализм, мотивацию, результат, за исполнение мечты на 21 километр. Леонид Петрович, мы с вами всегда. С наступающим. Ваши спортсмены». Я тоже присоединяюсь, Леонид Петрович, с наступающим вас юбилеем: 9 декабря вам исполняется 70 лет. Но я так думаю, что у вас запас прочности ещё так лет на 50 – это уж точно.

ЛБ: - Спасибо (смеётся).

Просмотров всего: 288

распечатать

Комментарии закрыты