20июля
Предыдущий материал Следующий материал
27 декабря 2017, 08:49 0

Сергей Ховрат: у каждого региона – своя изюминка

Сергей Ховрат: у каждого региона – своя изюминка

Михаил Митрофанов: - На «Эхе Москвы в Благовещенске министр имущественных отношений Амурской области Сергей Ховрат. Сергей Владимирович, здравствуйте.

Сергей Ховрат: - Добрый день, Михаил.

ММ: - Поговорим о том, как проходили Дни Дальнего Востока в Москве. Хочется услышать ваше впечатление как жителя Амурской области. Общее такое впечатление, общая атмосфера, что ли, общая энергетика мероприятия – как бы вы могли это охарактеризовать?

СХ: - Очень позитивно. Если сравнивать с Восточным экономическим форумом, то Дни Дальнего Востока нацелены немножко на другую аудиторию. То есть ВЭФ – это государство, корпорации, представители крупного бизнеса. А вот на Днях Дальнего Востока – это уже немного другая история. Аудитория – жители Москвы и Московской области большей частью. И цель – довести до жителей других регионов, довести до москвичей, чем живёт Дальний Восток, как он развивается, куда двигается, чем он привлекателен, в том числе, развеять убеждение о том, что тут живут только медведи либо тигры.

ММ: - Нет, ещё китайцы всё захватили.

СХ: - Да, ещё китайцы.

ММ: - Как вы можете оценить, охарактеризовать количество посетителей на выставке? По вашим ощущениям: это было много, мало, хотелось бы больше?

СХ: - Мы все три дня работали в зале. Людей было очень много. Я в цифрах не скажу, но по окончании рабочего дня было очень тяжело. Потому что приходилось разговаривать, приходилось слушать, приходилось выступать. Это было очень динамично, и действительно большое количество энергии тратилось. Я расскажу про свой зал – это дальневосточный гектар: предложение вакансий, предложение дальневосточного гектара, профориентация. Первый день – это был рабочий день, в основном посещали возрастные люди, бабушки. Причём многие из них хотели значок либо рекламную продукцию. Ну, это не в основном, но чем запомнился первый день. Второй день – это была молодёжь, очень много молодёжи: выпускники школ, институтов. Мы больше работали на профориентацию, предлагали то, что у нас есть. А третий день – это уже был выходной, тут уже были люди со всех концов России. Инвесторы, в том числе малые предприниматели, которые хотели предложить какое-то своё дело на Дальнем Востоке. Люди, которые уже получили гектар, например, подходили. Подходили даже наши, амурчане, просто рассказывали о том, как они получили, либо как они относятся к этому.

ММ: - Амурчане – те, которые временно, там, в Москве, были?

СХ: - Да, к нам подошла семья из Белогорска, мы поговорили, они рассказали о своей ситуации на территории.

ММ: - Люди подходили, вы выступали, каждый день приходилось рассказывать. А перед кем? Это были какие-то запланированные сессии?

СХ: - Это были сессии. Моей целью было рассказать об Амурской области, о её привлекательности. Почему стоит к нам ехать, почему стоит работать, почему стоит жить. Это были так называемые питч-сессии, то есть выступление перед аудиторией, которая в настоящий момент находится в зале.

ММ: - Скажите, выступать перед людьми, которые слабо себе представляют, что такое Дальний Восток, никогда здесь не были, и рассказать, как говорится, аборигенам о том, что где-то есть такая земля обетованная, это, наверное, не очень сложно. А могли бы вы о том же самом рассказать тем людям, которые здесь живут и которые собираются или думают о том, что не уехать ли отсюда, вот что-то такое, чтобы они передумали или как-то сменили свое настроение?

СХ: - Попытаюсь. Первое уже прозвучало в новостной ленте о том, что в прошлом году Амурская область заняла третье место по объему инвестиций на Дальний Восток, и это только начало.

ММ: - Это среди дальневосточных регионов?

СХ: - Да, среди дальневосточных. И вообще, весь Дальний Восток показал серьёзную динамику по сравнению с Россией. Это только начало. Создание у нас первого космического кластера, газохимического кластера – это повлечёт за собой создание новых рабочих мест. Соответственно, появится необходимость работы на этих предприятиях, появятся вакансии, которые смогут заполнить, в том числе, амурские жители.

ММ: - Почему вы говорите в будущем времени? У нас уже появился космодром, и не только он – что, до сих пор рабочих мест так и не возникло?

СХ: - Говоря о будущем, я имел в виду именно газохимический кластер. Соответственно, строительство моста – это тоже будет достаточно большой точкой притяжения. То есть, наша область потихоньку превращается из аграрной и выходит из той остановки в развитии, в которой она была лет десять назад. Все признаки того, что через некоторое время Амурская область в горизонте 5-7 лет, тот же бюджет Амурской области будет порядка в 2-3 раза больше.

ММ: - За счёт чего?

СХ: - За счёт налогов. Соответственно, появятся новые производства, появятся новые рабочие места, появится предложение для того, чтобы работать. Наша область – очень красивая при этом.

ММ: - Нужно, что называется, потерпеть немного, подождать?

СХ: - Да нет, не надо терпеть, надо сейчас уже вовлекаться в процесс, сейчас как раз использовать те возможности, которые даются. Тот же город Свободный, который строится, который будет совершенно другим. Если терпеть ещё пять лет, то можно не попасть в ту стройку, не попасть в то развитие, которое сейчас там идёт. Надо уже сейчас заходить, сейчас принимать участие, в конечном итоге вместе пожинать плоды.

ММ: - Хорошо, я могу это отнести к молодым людям, которые учатся, которые сейчас заканчивают школу, собираются куда-то дальше продолжить свое обучение. Они могут прикинуть и сориентироваться: поступить, допустим, в какой-то колледж, получить рабочую какую-то профессию. А вот в тех местах, о которых вы говорите, – и Свободный, там, и нефтехимия, газонефтехимия. А взрослым людям что делать?

СХ: - Я бы не сказал, что нет широкого предложения. Правительство работает на то, чтобы максимальное количество амурчан работало на этих стройках. Для этого проводятся ярмарки вакансий. Вот то, что происходило сейчас в Москве, оно же пришло отсюда, здесь то же самое происходит – и не только на территории Благовещенска, но и на территории других городов и посёлков. Те же самые крупные компании предлагают.

ММ: - Они-то предлагают, а люди-то туда приходят?

СХ: - Точные цифры сейчас не назову, но это действительно есть. Соответственно, молодые люди – это обучение, работа, а взрослые – это уже сейчас применение своих навыков в том предложении, которое есть. В общем, это мультипликативный эффект.

ММ: - Сергей Владимирович, давайте вернёмся в Москву. Дни Дальнего Востока в Москве. Там и правительство Москвы было, провели соответствующее оповещение в СМИ. И организованно привозили тех же студентов, старших школьников, может быть. Отклик всё это нашло? Есть ощущение, что интерес, и, может быть, уже какие-то конкретные люди собрались приехать работать?

СХ: - Я думаю, что да. Просто пример. Девушки, которые получают образование логиста – мы им предложили перспективу: после строительства моста достаточно много будет людей занято в логистике, почему бы не заняться этим? Подходили молодые люди, которые получают нефтехимическое образование. То же самое: им было предложена работа на нашем заводе.

ММ: - А представители были тоже?

СХ: - Да, да. Был СИБУР, был ЦЭНКИ, был НИПИГАЗ. Подошли к стойке работодателя, там уже дальше им всё более подробно объяснили. Интерес был, люди интересуются, и очень отрадно, что и молодёжь.

ММ: - Поезд в метро, который ездил и до сих пор ездит, два месяца он, говорят, будет кататься и пропагандировать, популяризировать Дальний Восток – удалось кому-то из амурской делегации посмотреть, «живьём» его увидеть, проехаться?

СХ: - Из амурской делегации – конечно, удалось. У меня не получилось, но я точно знаю, что в этом поезде присутствует история наших людей, которые получили гектары. Мы предоставляли эту информацию. Это правильно, то есть, это способ доведения информации о Дальнем Востоке до большого количества людей.

ММ: - Насколько я помню, у нас были ваши коллеги и рассказывали о том, что поедут (планировалось, по крайней мере, поехать) трое представителей из Амурской области, кто имеет уже опыт этого гектара и работает на нём. Все трое поехали?

СХ: - Приняли участие двое.

ММ: - Кто принял участие в итоге?

СХ: - Это из Свободненского района (это жилищное, строительство) и из Ивановского (производство сельхозпродукции).

Радиослушатель: - Здравствуйте, это Владимир. Вот тут у вас недавно выступал товарищ – он соколов разводит. У него стоимость гектара – 30 тысяч. А у меня 6 гектаров на родственников я взял – 7 миллионов. То есть, через пять лет я должен буду заплатить налог, как в Москве примерно.

ММ: - Что это за стоимость, уточните, пожалуйста.

Радиослушатель: - Не знаю, так по кадастровой стоимости. Короче, придётся, видимо, отказываться через пять лет. Вы не можете объяснить, каким образом они это считают?

ММ: - Спасибо. Вот такой вопрос.

СХ: - Действительно, стоимость аренды, налога определяется от кадастровой стоимости. Человек, к сожалению, не сказал, где его земля находится, какой вид…

ММ: - То есть, разные земли…

СХ: - Да, различная стоимость. Я предлагаю телефон моей приёмной 23-16-31. Перезвоните, и мы конкретно по вашему участку, Владимир, посмотрим, действительно ли стоимость такая, соответствует ли она по данным видам земель, может быть, мы подскажем, как действовать в этом случае.

ММ: - То есть гектары, которые выдаются, они тоже имеют разную стоимость кадастровую?

СХ: - Если мы говорим о дальневосточном гектаре, то понятие стоимости для них первые пять лет неактуально, они передаются в безвозмездное пользование, человек не платит ничего. Потом – в собственность либо в аренду. Здесь, соответственно, после того, как эта передача произойдёт здесь уже да. От кадастровой стоимости будет зависеть либо арендная плата, либо…

ММ: - Ну сейчас-то существует кадастровая стоимость? То есть, человек может понимать, что через пять лет его ждёт?

СХ: - Конечно, конечно.

ММ: - Что ещё про гектар вы можете рассказать? Эти два представителя из Амурской области – они рассказывали людям? Или они просто приехали, что называется, поприсутствовали и всё? Зачем они туда приехали?

СХ: - Я бы хотел рассказать о жителях Москвы. Мы встретились с семьёй – мама и двое сыновей, которые подошли и взяли гектар в Зейском районе. Они собираются к нам переехать на постоянное место жительства.

ММ: - Они были здесь до этого?

СХ: - Пока ещё нет, но как раз летом собираются приехать и посмотреть.

ММ: - А как так можно сначала взять гектар, а потом приехать посмотреть, что это за гектар?

СХ: - Гектар выбирали с помощью муниципалитета. В принципе, действительно, когда это происходит удалённо, это правильней. Потому что ездить денег не наберёшься, а органы местного самоуправления могут подсказать, где хорошая земля, где она может быть использована для того, что хочет человек. Это правильная работа – через органы местного самоуправления, а не просто выбирать на сайте. И вот реальные люди взяли гектар, собираются приехать. Спрашивали, возможно ли устроиться сразу в школу, мы, соответственно, обещали помочь, оставили координаты. Если люди приедут, безусловно, будем помогать. Если говорить о наших, они тоже здесь взяли гектар, занимаются сельским хозяйством. Просто пришли, услышав о Днях Дальнего Востока, пришли посмотреть на Амурскую область, как она представлена, просто поговорить. Мы в течение этих трёх дней оформили пять заявлений на 15 гектаров. Если говорить по территории – это Ивановский район и Крестовоздвиженка.

ММ: - Люди, когда берут гектар, они говорят, чем они планируют заниматься?

СХ: - В основном для индивидуального жилищного строительства.

ММ: - То есть, строить какое-то жильё и здесь жить. О преференциях ещё хочу вам задать вопрос – для тех, кто будет приезжать сюда. Понятно, чтобы привлечь сюда людей, наверное, какие-то обещания стоит давать. А что касается местных, тех, кто здесь находится, нет ли здесь такого несправедливого, что ли, отношения? Люди, живущие здесь, они как рассуждают: ага, этот приезжает, ему сразу всё – и подъемные, и то, и сё, и пятое-десятое. А мы тут живём и нам тут, как говорится, дырка от бублика. Будет как-то всё-таки рассматриваться отношение местных жителей, кто, может быть, будет брать дальневосточный гектар, тоже какая-то поддержка?

СХ: - У вас немного неточная информация: специально для приезжающих мер поддержки, именно предусмотренных в рамках гектара, нет абсолютно. Есть стандартные меры поддержки, когда происходит смена рабочего места. Но это распространяется на всех жителей. Точно так же житель Амурской области может переехать в другую часть Российской Федерации и там получить эту меру поддержки. Это то, что не связано с гектаром.

ММ: - Для всех условия одинаковые. То есть, если это кредитование, то оно на одинаковых условиях?

СХ: - Да.

ММ: - Сергей Владимирович, тут сорока на хвосте принесла: этот гектар вы даже предлагали Юрию Трутневу. Была такая история или это какая-то ложная информация?

СХ: - Во время посещения выставки подумал, почему бы не воспользоваться этой возможностью. К сожалению, Юрий Петрович сказал, что он бы хотел, но не сейчас.

ММ: - То есть, он туда подходил?

СХ: - Конечно, он интересовался нашими стендами. Кроме нас, там же были все регионы Дальнего Востока.

ММ: - А вы посмотрели другие регионы? Можно сравнить: как мы выглядели на фоне остальных или остальные на фоне Амурской области? Ну, так, чтобы никого не обидеть. Всё равно ведь отличаются регионы.

СХ: - Конечно, отличаются. Регионы отличаются наполнением. Мы, например, себя позиционировали как территория развития. Делали упор на то, что у нас есть сейчас, чего мы достигли и что нас ждёт в будущем, что мы привлекаем. Хабаровский край делал упор на авиастроение, на развитие своего города Комсомольска-на-Амуре. Приморский край делал упор на судостроительный завод «Звезда».

ММ: - То есть, туда они людей привлекают, на эти производства?

СХ: - Конечно. Представляя край достаточно большим, жирным штрихом именно вот эти агломерации были указаны. Другие территории показывали природу, возможность развития туризма. Камчатка, Магадан. Сахалин, Приморский край. Мы выглядели достаточно серьёзно на этом фоне. У каждого региона есть своя изюминка. Наша задача была раскрыть свой регион, показать его уникальность.

ММ: - Как вам кажется, удалось это или, может быть, не хватило чего-то? Если не хватило, то чего?

СХ: - Наверное, не хватило единственного – времени. Я считаю, такие презентации, исходя из того, что я слышал от людей, они должны быть и должны происходить постоянно. Причём, наверное, не только в Москве, но и в других крупных городах РФ. Вот в таком формате – именно представление территорий Дальнего Востока, чтобы люди понимали, что это такое. Это действительно необходимо.

ММ: - Вот эта мысль о том, что необходимы постоянно такие презентации, она донесена до того же Трутнева, до руководства? Или, может, будете предлагать, выходить с таким предложением?

СХ: - Свои предложения я довёл до организаторов выставки – Агентства по развитию человеческого капитала, мы говорили об этом.

ММ: - Что они ответили?

СХ: - Они всегда очень сильно хватаются за любую интересную идею. Поэтому, я думаю, она будет реализована.

ММ: - Спасибо, Сергей Владимирович, до новых встреч.

Просмотров всего: 457

распечатать

Комментарии закрыты




bfc639f4