20апреля
Предыдущий материал Следующий материал
1 декабря 2017, 13:08 0

Юлия Тертышная: на территории Приамурья активизирован именно половой путь передачи ВИЧ-инфекции

Юлия Тертышная: на территории Приамурья активизирован именно половой путь передачи ВИЧ-инфекции

Михаил Митрофанов: В студии «Эха Москвы в Благовещенске заведующая отделом организационно-методической работы и профилактики «Амурского областной центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» Юлия Тертышная. Юлия Николаевна, здравствуйте.

Юлия Тертышная: – Здравствуйте.

Эльвира Оверченко: Здравствуйте. Накануне 1 декабря, Всемирного дня борьбы со СПИДом и ВИЧ, мы будем говорить об этой проблеме. В самом начале нашего эфира, когда мы делали анонс, то как раз говорили о том, что по нашим субъективным ощущениям, сейчас эта проблема, страх перед этими заболеваниями ушёл у людей. Когда это только появилось, все были просто в ужасе, это был какой-то кошмар, это чума какая-то новая, что с этим делать…Вот сейчас все говорят: рак проблема. Боятся этого, боятся гепатита. А перед ВИЧ и СПИД – не так. Вы отмечаете как специалист такую тенденцию – что люди просто перестали бояться, перестали думать об этом?

ЮТ: – Наверное, действительно это так, потому что меньше стали об этом говорить, не стало такого информационного бума на эту тему. Я хочу сразу привести цифры статистики, которые скажут сами за себя. Данные ЮНЭЙДС – это международная организация, которая занимается вопросами ВИЧ-инфекций и СПИДа. Приводятся такие статистические данные: в 2016 году людей, живущих с ВИЧ, в мире насчитывалось около 37 миллионов. За 2016 год в мире было зарегистрировано около 2 миллионов новых случаев ВИЧ-инфекции.

ММ: То есть стало 39 миллионов?

ЮТ: – Да, да. Это такие средние оценочные данные.

ЭО: В общем, никуда проблема не делась.

ММ: А что по географии – материки, страны? Что с этим в России?

ЮТ: – Также, по данным ЮНЭЙДС, во всех регионах, кроме одного-единственного, число ВИЧ-инфекций регистрируемых стало уменьшаться. Меньше становится ежегодное количество вновь зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекций.

ММ: Кроме одного-единственного региона – какого?

ЮТ: – Региона Восточной Европы и Центральной Азии – то есть, того региона, где находится наша страна.

ММ: Да вы что!

ЮТ: – И около 80 % новых случаев ежегодно регистрируемых ВИЧ-инфекций приходится как раз на Российскую Федерацию.

ЭО: То есть, это не очень наша проблема, а оказывается, сейчас это для нас наиболее актуально.

ЮТ: – Это очень актуальная проблема для нас.

ММ: С чем это связывают международные исследователи?

ЮТ: – Очевидно, недостаточно профилактических мероприятий проводится.

ММ: Вот эта как бы успокоенность и отсутствие информационных вбросов регулярных – это тоже сказывается?

ЮТ: – Да, конечно.

ЭО: Скажите, пожалуйста, давайте по терминам: что такое ВИЧ и что такое СПИД. Ещё раз, чтобы люди понимали разницу между двумя этими понятиями.

ЮТ: – ВИЧ-инфекция – это инфекционное заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека. Термин СПИД появился раньше для обозначения комплекса всех тех симптомов, которые врачам были неизвестны, не знали возбудителя заболевания, источник заболевания.

ММ: Одну ремарку позвольте. ВИЧ – вирус иммунодефицита человека. Именно так это расшифровывается. Может, кто не в курсе ещё, что это такое.

ЭО: А СПИД – это комплекс симптомов.

ЮТ: – СПИД – это комплекс симптомов, которые характерны для последней стадии ВИЧ-инфекции. То есть, тех стадий, когда сформировался иммунодефицит. Иммунная система уже истощена, она не в силах бороться с вирусами, бактериями, которые поступают в организм, проникают извне.

ММ: Человек может погибнуть от любого, самого элементарного вируса или инфекции?

ЮТ: – Да, конечно, так и происходит – от ВИЧ-инфекции как от таковой наши пациенты не умирают, они умирают от сопутствующих заболеваний.

ЭО: С ВИЧ живут, а СПИД – это уже та стадия, когда уже всё очень плохо. Так получается?

ЮТ: – Можно сказать и так

ЭО: В Амурской области какая статистика, какая тенденция вообще? Меньше выявляют, больше?

ЮТ: – Примерно одинаковое количество случаев ежегодно выявляется. Но кумулятивное, сборное, общее число случаев ВИЧ-инфекции оно, конечно, растёт с каждым годом.

ЭО: Сколько сейчас?

ЮТ: – По состоянию на 1 ноября официально было зарегистрировано 1 096 случаев начиная с 1995 года – с момента регистрации первого случая в нашей области.

ЭО: Сколько у нас людей сейчас живёт с этим заболеванием?

ЮТ: – На сегодняшний день на диспансерном учёте у нас около 600 человек стоят.

ЭО: Остальные куда делись? Это летальные исходы?

ЮТ: – Кто-то выехал, кто-то умер, да.

ЭО: Выявляют – это добровольно люди приходят, зная, что у них там что-то не в порядке, на всякий случай, или это при медосмотрах выявляется?

ЮТ: – По-разному происходит. Но тех ситуаций, когда люди начинают подозревать, что они могли заразиться в той или иной ситуации ВИЧ-инфекцией, таких случаев на сегодняшний день, к сожалению, меньшинство. Хотелось бы именно на этот вопрос обратить внимание: нужно знать те ситуации, в которых могло произойти заражение.

ММ: Давайте напомним тогда ещё раз.

ЮТ: – ВИЧ-инфекция – заболевание, которым заразиться не так просто. Существует только три пути передачи официально зарегистрированных. Других путей просто не существует. Это половой путь передачи (при незащищённых половых контактах, это парентеральный – через кровь) и вертикальный (когда мама может заразить своего ребёнка во время беременности, родов, кормления грудью).

ЭО: У нас случаи, которые выявляются в последние, скажем, годы, - каким образом люди получили эту инфекцию?

ЮТ: – С 2002 года у нас на территории области активизирован именно половой путь передачи ВИЧ-инфекции.

ЭО: Через кровь – это что? Раньше говорили, это болезнь наркоманов. Это через общий шприц или как-то ещё?

ЮТ: – Да, конечно, через кровь – это чаще всего внутривенно при употреблении наркотиков, когда используется общий шприц, одна игла на всех, из общей ёмкости набирается раствор, куда уже успел попасть вирус иммунодефицита человека. Таким образом происходит заражение человека. По статистике, при употреблении наркотиков в компании с ВИЧ-инфицированным заражение произойдёт примерно в 30 % случаев.

ММ: Если там компания такая, то там и незащищённый секс присутствует нередко. Кстати, сейчас говорят о том, что снижение передачи таким способом и заражения связаны ещё с тем, что другие формы употребления наркотических средств более распространённые. То есть, всякие курительные и прочие. Инъекциями уже меньше людей пользуются. Это на самом деле так?

ЮТ: – Да. Нашу область, можно сказать, спасает, что большинство наших наркоманов употребляют наркотики не внутривенно.

ЭО: Люди, которые могут приходить, приходят добровольно, это всё как – анонимно происходит? Платно, не платно? Куда нужно прийти? Люди стесняются этого: назвать свою фамилию, завести карту. Это сразу большие трудности, психологически очень тяжело, наверное, людям. Как с этим?

ЮТ: – Анонимно можно обследоваться в кожвендиспансере. А вообще, обследоваться на ВИЧ можно в любой поликлинике, по месту жительства – прийти и высказать своё желание. Также у нас можно сдать кровь на ВИЧ платно, в любом платном центре – практически все лаборатории у нас в городе делают анализы на ВИЧ.

ЭО: Юлия, живы ли те пациенты, которые встали на учёт к вам в первые годы, когда стали ставить эти диагнозы или этих людей уже нет в живых?

ЮТ: – Есть пациенты, которые уже много лет состоят на учёте. Они принимают энтеровирусную терапию, регулярно обследуются и, в принципе, на сегодняшний день чувствуют себя неплохо. Таких пациентов немного. Потому что у нас не так давно начала регистрироваться ВИЧ-инфекция. У нас вообще область относится к регионам с низким уровнем распространения.

ЭО: Эти люди постоянно на вашем учёте, они всё время обследуются, всё время лечатся, или как? Вы их курируете постоянно?

ЮТ: – Да, конечно, при выявлении ВИЧ-инфекции человек встаёт у нас на диспансерный учёт, мы его приглашаем с определённой периодичностью для обследования для того, чтобы видеть, как прогрессирует заболевание. И выявить тот момент, когда человеку нужно назначить энтеровирусную терапию.

ЭО: Каков средний срок жизни, выживания – есть такой термин медицинский, если не ошибаюсь – при таких заболеваниях? Что говорит наука?

ЮТ: – Всё зависит от того, будет человек наблюдаться или нет. Это во-первых. Во-вторых, от того, каким был изначально уровень иммунной системы, когда человек заразился. И также это зависит от штамма вируса – бывают очень агрессивные штаммы. Почему до сих пор не существует вакцины против ВИЧ? Потому что вирус подвержен очень высокой изменчивости, даже следующая копия при сборке может…

ЭО: Это как грипп, который постоянно мутирует. А какие симптомы, что может человека насторожить, чтобы он задумался: а не провериться ли мне? Если мы исключаем эти способы передачи, то какие симптомы бывают?

ЮТ: – Нет, во-первых, это надо связывать с аварийной ситуацией – так это называется – была ли опасной ситуация в плане заражения ВИЧ. При ВИЧ-инфекции нет симптомов, которые характерны только для этого заболевания.

ЭО: Нельзя сразу это квалифицировать?

ЮТ: – Нет, конечно. Заподозрить ВИЧ-инфекцию, в принципе, может только врач. Либо сам человек, если у него была та самая аварийная ситуация.

ЭО: Вот вы сказали, что можно заразиться через кровь, но это не очень распространено, это наркоманский способ. Но есть же у нас организации, которые пользуются донорской кровью, есть косметологические услуги. Стоматология и так далее. Есть ли у нас такие случаи в области, когда получили таким образом люди инфекцию?

ЮТ: – Нет, таких случаев у нас не зарегистрировано. Хотя теоретически это и возможно – заразиться и в кабинете при оказании медицинской помощи у стоматолога, и при нанесении пирсинга, татуажа, и когда делается маникюр. Просто мы всегда говорим, когда какие-то процедуры делаются, связанные с нарушением целостности кожных покровов, слизистых, смотрите внимательно, в какой салон вы пришли. Чтобы всё было одноразовое. Особенно это касается, конечно, оказания косметических услуг, пользующихся сегодня популярностью.

ЭО: Кто-то проверяет эти заведения, косметологические кабинеты, медицинские учреждения именно на это? Чтобы у них были одноразовые медицинские приборы, инструментарий. Кто этим занимается?

ЮТ: – Учитывая то, что все эти учреждения частные, неподведомственные министерству здравоохранения, это, наверное, прерогатива Роспотребнадзора.

ММ: Вы говорили, что каждый может по желанию пойти анонимно сдать и бесплатно, и платно анализ…

ЮТ: – Анонимно бесплатно не может.

ММ: А, только платно. Скажите, как на сегодня, какова вероятность ошибки, что не обнаружат или перепутают, может быть, анализ?

ЮТ: – Ситуации, конечно, могут быть в жизни разные, не исключён и человеческий фактор. Но в любом случае диагноз ВИЧ-инфекции всегда ставится после целого ряда обследований. Сначала идёт скрининговое обследование, когда антитела ВИЧ определяются у человека. Кровь берут на анализ, трижды делают для того, чтобы подтвердить положительный результат. Затем, в случае положительного результата, направляют на исследование, где методом иммунного блота определяется (это уточняющий анализ). Потом проводится ещё и эпидемиологическое расследование: выясняются обстоятельства, в какой ситуации человек мог заразиться ВИЧ-инфекцией. Затем берутся анализы, с помощью которых выявляются элементы самого вируса, его генетический материал.

ЭО: Каждый случай – такая большая история, и, наверное, не один врач принимает решение, там целый консилиум?

ЮТ: – Конечно, это эпидемиологи, инфекционисты, лаборанты и так далее.

ММ: В День борьбы со СПИДом какие-то будут мероприятия, акции – они проводятся каждый год. Что у нас здесь будет проходить?

ЮТ: – Хочется отметить, что в этом году как никогда у нас целый ряд организаций высказали желание принимать участие в проведении мероприятий 1 декабря, активно к нам обращаются.

ММ: Чтобы вы что сделали, рассказали?

ЮТ: – Да, чтобы провели беседу для сотрудников предприятия. Например, служба судебных приставов, железнодорожный вокзал. У нас намечен флешмоб, который проведут студенты факультета среднего профессионального образования АмГУ. В «Островах» с 6 до 7 вечера у нас будет большое информационное мероприятие, где будут творческие номера, информирование, раздача красных ленточек, информационных буклетов. Будет проходить фотоконкурс, призы у нас хорошие, всех приглашаем.

ММ: Как в течение года проходит работа с молодёжью? Насколько охотно и активно участвуют в этой работе те же учебные заведения – средние, высшие?

ЮТ: – В течение учебного года мы читаем лекции во всех учебных заведениях – школах, университетах.

ЭО: Скажите, а лечение, наблюдение, терапия – говорят, что это стоит просто космических денег.

ЮТ: – Нет, на сегодняшний день стоимость курса терапии снижается. Если раньше у нас курс лечения на одного пациента в месяц стоил около 30 тысяч рублей, то с выпуском препаратов отечественных (сейчас выпускается десять наших препаратов) сегодня можно подобрать терапию для пациента стоимостью до 2 тысяч месяц.

ЭО: А работают эти препараты? Говорят же, что если импортные, то они работают, а наши не помогают.

ЮТ: – Нет, мы видим, второй год уже получаем эти препараты российского производства, эффективность видим по результатам.

ЭО: Как это происходит: вы сами даёте эти препараты или они покупают, потом получают компенсацию за это?

ЮТ: – Мы выдаём, с прошлого года у нас осуществляются централизованные поставки за счёт средств федерального бюджета.

ЭО: То есть, вы получаете и раздаёте людям, да? А кто оплачивает?

ЮТ: – Федеральный бюджет

ЭО: Людям это ничего не стоит?

ЮТ: – Ничего не стоит.

ЭО: Потому что можно же не лечиться, потому что нет денег – и две тысячи для кого-то большие деньги, не может себе позволить человек.

ЮТ: – Конечно. У нас всегда антиэнтеровирусная терапия, с самого начала эпидемии, когда начали выпускаться препараты, она для пациента бесплатна.

ЭО: И запас есть, и всего хватает. Нет такого, что нет на складе, и человек просто не может взять этот препарат, потому что его нет в наличии?

ЮТ: – Нет, мы предусматриваем количество, чтобы хватало препаратов.

ЭО: Это по жизни же, да, ему нужно принимать вот это всё? Если человек имеет такой диагноз, то он к этой терапии просто привязан.

ЮТ: – Терапия пожизненная, конечно, то есть, нужно постоянно снижать, поддерживать снижение уровня вируса в крови для того, чтобы иммунная система не разрушалась.

ММ: Смысл терапии в этом именно – снижение количества уровня. А полностью?

ЮТ: – Полностью, к сожалению, на сегодняшний день нет таких возможностей. У вируса есть в организме человека очень много резервуаров, где он может прятаться.

ЭО: Есть такая конспирологическая теория, что уже давно победили бы и рак, и СПИД, если б хотели. Что это выгодно производителям лекарств, потому что это безумные деньги. Что вы знаете на эту тему, есть ли какие-то уже исследования, которые говорят, что вирус когда-нибудь победят? Вообще, разрабатываются методики какие-то или нет?

ЮТ: – Над вакциной работа идёт с самого начала эпидемии, с момента открытия вируса. И вирус ВИЧ, надо сказать, на сегодняшний день один из самых наиболее изученных в медицине. Но, к сожалению, в прошлом году наш министр здравоохранения сказала, что вакцина перешла на второй этап – этап клинических испытаний. Пока мы ничего больше, кроме этих заявлений, не слышали.

ММ: Вакцина разрабатывается для лечения. А для профилактики?

ЮТ: – Вакцина разрабатывается как раз для профилактики.

ЭО: Как от гриппа – поставил себе – и молодец, и живи. Скажите, а есть ли психологическая помощь вашим пациентам? Наверняка, когда объявляете диагноз, что-то происходит с людьми – это же очень тяжело, вы же пугаете его этим. Как люди реагируют?

ЮТ: – Люди, конечно, реагируют по-разному. Мы стараемся в каждой ситуации индивидуально подойти к человеку, сообщить ему так, чтобы он понял и принял этот диагноз. Безусловно, на это требуется время. Мы всегда говорим о том, что, если вам нужна какая-то помощь, поддержка, всегда звоните, всегда к нам обращайтесь, приходите. Психологов штатных у нас, к сожалению, нет. Но мы уже люди, долго работающие, уже сами себе психологи.

ЭО: Если озвучивают, что у них такой диагноз, это становится известно в их коллективе, учебном заведении, его окружении? Или это тайна?

ЮТ: – Безусловно, это относится к понятию «врачебная тайна», только сам пациент решает, кому он скажет, а кому нет.

ЭО: Это не может быть известно никому, это точно?

ЮТ: – Нет, конечно, мы сообщаем о диагнозе только при оказании медицинской помощи, когда это необходимо. Либо есть в законе 323-м об охране здоровья граждан целая статья, в которой оговариваются те моменты, когда можно сообщать о диагнозе.

ММ: Я ещё хочу уточнить. Есть ведь люди, которые обращаются к вам напрямую, а есть, которые, как говорят, случайно выясняется, что у них что-то есть. Тогда получается, что ещё знают об этом те же сотрудники поликлиники, где брали этот анализ. Или вы уже напрямую как-то общаетесь?

ЮТ: – В любом случае приходит экстренное извещение о том, что выявлена ВИЧ-инфекция, и к нам, в Центр СПИД, и в ту медицинскую организацию, где был взят анализ.

ЭО: По сути, врачи не должны эту информацию разглашать, не имеют права, это врачебная тайна.

ЮТ: – Да.

ЭО: А были ли случаи, когда люди страдали от того, что кто-то узнал об их диагнозе, или нет?

ЮТ: – Мы всегда говорим нашим пациентам о том, что мы будем ваши права отстаивать, вам помогать, вы к нам всегда обращайтесь. А такие случаи… К нам доходили такие отголоски, что вот там где-то кого-то уволили, но вот к нам из наших пациентов никто не обращался с такими жалобами.

ЭО: На самом деле, это, наверное, большая психологическая проблема для человека, наверное, с этим непросто, и это, наверное, отдельное обсуждение должно быть. Спасибо. Приходите к нам ещё.

ЮТ: – До свидания.

Просмотров всего: 591

распечатать

Комментарии закрыты