20апреля
Предыдущий материал Следующий материал
29 ноября 2017, 14:30 0

Ольга Морозова, Любовь Максимова: эвенкийская молодежь свой язык понимает, но не общается на нем

Ольга Морозова, Любовь Максимова: эвенкийская молодежь свой язык понимает, но не общается на нем

Михаил Митрофанов: – Добрый день. В студии «Эха Москвы в Благовещенске» учитель эвенкийского языка и литературы средней общеобразовательной школы села Усть-Нюкжа Тындинского района и кандидат филологических наук доцент, заведующая кафедрой иностранных языков Амурского госуниверситета Ольга Морозова. Повод, по которому мы вас пригласили, в общем, приятный и, как мне кажется, в каком-то смысле даже поворотный. Любовь Николаевна только что вернулась со Всероссийского съезда учителей родных языков, литературы и культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Он проходил 20-21 ноября в Санкт-Петербурге. Скажите, а этот съезд учителей – он по счёту какой?

ЛМ: Он впервые проводился.

ММ: – То есть предыдущего опыта подобных съездов не было. Что говорили на этом съезде, по какой такой причине он состоялся?

ЛМ: Проблема с родными языками – это не только у нас, у эвенков, но и у малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока такая же стоит. Носителей языка становится всё меньше и меньше, а молодёжь уже не владеет языком.

ММ: – Не владеет почему – их никто не учит или они не хотят? В чём причина основная?

ЛМ: Я думаю, что среда, которая должна сопутствовать, окружать быт и жизнь этносов, она утрачивается.

ММ: – То есть меняется уклад жизни?

ЛМ: Да, меняется, и вместе с этим утрачиваются наши знания. Знание языка уходит на второй план, молодёжь уже не говорит на родном языке.

ММ: – Вы преподаёте в школе в Усть-Нюкже эвенкийский язык. Вы в каких классах его преподаёте? До какого класса изучают дети его?

ЛМ: Родной язык – со второго по одиннадцатый, один час в неделю.

ММ: – То есть всю школу один час в неделю?

ЛМ: Да.

ММ: – Этого времени достаточно для подробного изучения?

ЛМ: Нет, недостаточно.

ММ: – Почему больше не предоставляется часов, как вам кажется? Не просили, может быть?

ЛМ: У нас существуют образовательные стандарты. Есть учебная часть и вариативная. Родной язык в основную учебную часть не входит. Он ушёл в вариативную часть, и в некоторых эвенкийских школах родной язык сейчас преподаётся как факультатив, в виде кружков. В нашей школе это ещё как предмет, у нас ещё хорошее состояние в этом отношении. У нас даже литература преподаётся один час в неделю со второго по восьмой класс.

ММ: – Слушайте, то, что вы рассказываете – это какие-то грустные вещи.

ЛМ: Это не только у нас, это во всех регионах России такое происходит.

ММ: – Хорошо, прошёл этот съезд, на нём обсуждались эти проблемы, эти вопросы поднимались? Кто присутствовал на съезде – может, из Минобрнауки?

ЛМ: Да, был представитель из министерства образования.

ММ: – И что это представитель? Ему вопросы задавались, не собираются ли этот предмет сделать в программе, чтобы это изучение было не вариативным, не факультативным?

ЛМ: Да, безусловно, это всё обсуждалось – это ведь не только наша проблема, это у всех малочисленных народов. Поэтому, в общем-то, на мой взгляд, самая главная цель этого съезда и была обратить на это внимание.

ММ: – Как вы думаете, удалось обратить на это внимание?

ЛМ: Да, представитель образования работал с нами два дня.

ММ: – Вам пообещали что-то, сказали, что работа дальше с вами будет продолжаться в этом направлении?

ЛМ: Да-да-да. Дело в том, что по результатам съезда будет разработана концепция по образованию для малочисленных народов. Мы это отрабатывали, разрабатывали, вносили предложения по структуре учебных предметов и вообще по преподаванию родных языков, литературы и даже культуры коренных малочисленных народов. Направлений очень много, по которым мы работали.

ММ: – То есть процесс вроде бы пошёл какой-то, да?

ЛМ: Да.

ММ: – Теперь я хочу обратиться к Ольге Николаевне. Скажите, вот вы занимаетесь разными языками, в том числе такое пристальное внимание уделяете эвенкийскому языку. Проводится ежегодно олимпиада, которая, по-моему, уже переросла в фестиваль по эвенкийскому и орочонскому (это как будто бы один язык получается – с какими-то, может быть, отличиями). Вам известно что-нибудь на тему работы этого съезда – может быть, по линии министерства, в университет, может быть, информация поступает? Будут программы для родного языка, дополнительные часы?

ОМ: По поводу съезда я, конечно, затрудняюсь ответить, потому что он проводится Герценовским университетом (это российский педагогический госуниверситет), в частности Институтом народов Севера.

ММ: – То есть даже не Минобр проводит? Или совместно?

ОМ: База этого форума – это университет имени Герцена. Я знаю, что ежегодно у них проводится такая замечательная конференция, которая носит название «Реальность этноса», куда собираются все коренные малочисленные народности нашей большой страны. И я также была участником, дважды – в 2012 году и 2015-м. Там действительно обсуждаются интересные методики обучения родным языкам. Хочу поднять такую проблему, как родной язык: является ли он родным языком для маленьких эвенков в нашей области?

ММ: – Это не факт, это под вопросом, что он является родным языком?

ОМ: Мы говорили здесь об окружающей нас языковой среде. Что это такое? Это та речь, которую мы слышим каждый день с детства. Это материнский язык каждого человека. Какой материнский язык у маленьких эвенков сегодня? Это русский язык.

ММ: – То есть родители не говорят в семье на эвенкийском языке?

ОМ: Родители не говорят, даже бабушки иной раз не говорят. То есть языки эвенкийской молодёжи и язык старшего поколения – они разные. И существует огромная языковая пропасть между молодыми и нашими эвенкийскими бабушками и дедушками. Что нужно делать? Кафедра иностранных языков Амурского госуниверситета предпринимает все возможные шаги, чтобы как-то задокументировать, развивать, возрождать язык амурских эвенков. У нас ежегодно проходили языковые олимпиады по английскому, немецкому, французскому языкам. И вот четыре года назад у нас появился интересный проект. Мы решили попробовать в качестве дискуссии конкурсное задание для эвенков Амурской области. И, зная, что интенсивно семь лет уже развиваются международные связи между эвенками Амурской области и орочонами провинции Хэйлунцзян, мы решили пригласить делегацию во главе с начальником отдела по национальностям и религиям правительства города Хэйхэ Мо Шао Хуа. Он привёз на то время четверых детей, это были четыре маленьких орочона, и мы провели первый международный конкурс.

ММ: – С нашей стороны, соответственно, были местные дети, да?

ОМ: Конечно. Основным условием данного конкурса было вот что. Диалог строился не только между детьми – ребёнком-орочоном и ребёнком-эвенком. Обязательно в этом диалоге должны были участвовать либо научные руководители (учителя эвенкийского и орочонского языков), либо бабушки или дедушки, которые знают этот язык. Впечатление осталось следующим: дети знают этот язык, говорят на этом языке, как будто он для них иностранный.

ММ: – Понятно, если он растёт в русскоговорящей среде, скорее всего, так и будет. Я даже не знаю, как это классифицировать или как это определить, мне кажется, это катастрофа для эвенкийской культуры в целом, нет? Может, я сгущаю краски в силу профессиональной деформации – мне кажется, ужас-ужас-ужас, а на самом деле всё не так плохо?

ЛМ: Я думаю, что пока у нас среднее поколение эвенков ещё довольно активно использует родной язык. Просто нужно, может, какие-то мероприятия больше проводить, привлекать больше молодёжи, молодых родителей, чтобы они говорили со своими детьми на родном языке.

ММ: – Это реально? Если они, как Ольга Николаевна сказала, сами многие не знают язык?

ЛМ: Молодёжь от 20 до 35 – они язык-то понимают. Просто они не общаются на нём.

ММ: – То есть их нужно как-то побуждать?

ЛМ: Да, побуждать, чтобы они больше со своими детьми говорили дома. Не только между собой, со своими сверстниками, но и с детьми. Тогда ребёнок будет слышать, понимать, как это произносится правильно, сам сможет говорить.

ММ: – Тут книжка лежит такая красивая, называется «Звуковой эвенкийско-русско-английский тематический словарь». Я так понимаю, если он звуковой, это мультимедийная какая-то штуковина. Как эта книга появилась, что там в ней ещё? Расскажите про неё.

ОМ: Я являюсь одним из авторов этой книги, и, в принципе, она родилась у нас совершенно спонтанно. В 2013 году из Селемджинского района к нам в лабораторию фонетических исследований при кафедре иностранных языков приехал Стручков Геннадий Афанасьевич. Это носитель селемджинского говора эвенкийского языка, он внук шамана Стручкова Николая, всю жизнь прожил в тайге и был оленеводом. Он приехал и в лаборатории провёл десять дней. Эти десять дней были безумно интересными. Я его спрашивала различные слова, мы с ним записывали огромные списки. Причём вначале работа шла таким образом: я ему давала словарь, он его листал и постоянно впадал в какую-то задумчивость, задумывался над словами родного языка. Я тогда попробовала другой метод – метод ассоциаций. То есть мы брали тематические блоки. Например, близкая для него тема «оленеводство», его род деятельности. И он мне называл различные клички оленей, различные масти, какие они бывают зимой, какие они бывают летом. И получалось, что у нас в русском языке только одно название оленя, а у него – 20-30. Я всё это аккуратно записывала, затем мы садились в изолированную камеру, и перед микрофоном он мне начитывал эти списки слов. У нас получилось 12 тематических блоков.

ММ: – К книге прилагаются диски, да?

ОМ: Абсолютно верно. Это мультимедийный диск, который можно загрузить в любом компьютере. Этот словарь предназначен, прежде всего для эвенкийских национальных школ, для того, чтобы дети слышали звуки родного языка. Почему необходимо слушать? Вот мы говорили тут о языковой среде: человек должен слушать, прежде всего. Он должен слышать эвенкийское произношение. Потому что сейчас происходит эрозия любого малочисленного языка, не только эвенкийского. Наши дети говорят уже с акцентом. И Любовь Николаевна не раз подтверждала это и говорила. Поэтому нужно слушать эвенкийский язык, пытаться имитировать его – так, как его произносит старшее поколение, истинные носители языка, впитавшие его из уст матери.

ММ: – Здорово, что издали такое пособие. Вот там ещё «эвенкийско-русско-английский»: насчёт английского – что это такое? Сразу такое пособие, чтобы три языка изучали?

ОМ: Английский язык включён не случайно. Дело в том, что о проблеме стремительного исчезновения языков мира говорят в различных странах, в том числе англоязычных. В Великобритании, США создаются различные фонды поддержки исчезающих языков. И, зная свой родной язык, будучи его патриотом, зная английский язык – язык международного общения, можно обратиться в подобный фонд и получить гранты. Гранты на развитие и сохранение родных языков.

ММ: – Это имеет чисто сугубо такое прикладное значение. Каким тиражом всё это выпущено и насколько это может помочь изучению и сохранению языка?

ОМ: Тираж небольшой, всего 130 экземпляров. Но если национальные школы будут его заказывать, то тогда, конечно же, можно будет допечатать.

ЛМ: Я думаю, что на уроках это можно было бы очень хорошо использовать.

ММ: – Вы будете это использовать?

ЛМ: Да. Будем слушать, говорить, проговаривать. Это самое главное, мне кажется. В этом пособии показывают нормы произношения, как правильно произносится то или иное слово. А то бывает, что прочитал и не понял, что прочитал (смеётся). Бывает и такое у нас.

ММ: – Мы- то, когда иностранный язык учим, видим сначала написание… Кстати, алфавит какой у эвенков? Кириллица?

ЛМ: Да, кириллица.

ММ: – Значит, мы видим буквы, нам они знакомы, читаем слово. Там существуют транскрипции? Или для русскоязычного они не нужны?

ОМ: Здесь возникает проблема стандарта. Мало кто говорит о проблеме эвенкийского стандарта. У нас все методические пособия основаны на произношении, на наречии красноярском. И вот этот литературный эвенкийский язык – он, к сожалению, не стал нормой для дальневосточных эвенков.

ММ: – А его кто-нибудь понимает – этот литературный язык?

ОМ: Понимают, конечно, понимают. Но нужно привыкнуть. То есть, день-два нужно пообщаться с красноярским эвенком, чтобы привыкнуть к его наречию и начать его понимать. Потому что там не только проблема в произношении. Там ещё выбор лексики, к примеру, совершенно другой, выбор морфологических суффиксов совершенно иной. А здесь у нас, в нашем словаре, как раз зафиксировано произношение наших дальневосточных эвенков, эвенков Амурской области.

ММ: – Ппользуясь этим пособием, надо иметь в виду, что это для нашей местности, для дальневосточных жителей. Любовь Николаевна, вы увезёте к себе в Усть-Нюкжу, наверное, не один экземпляр этого издания? Или рано говорить о том, что это пошло уже в школы?

ОМ: - Я думаю, что на международной олимпиаде по языку и культуре эвенков, которая состоится 11-12 декабря в АмГУ, будут присутствовать представители разных национальных школ – нашей области, Якутии, Красноярска, Хабаровска. И мы обязательно снабдим каждого учителя эвенкийского языка данным пособием.

ММ: – То есть, к тому времени уже будет выпущен уже весь тираж, который планируется, и к декабрю всё это пойдёт в дело. Я надеюсь, что это пособие – одно из первых таких дел в многочисленной череде, которые будут способствовать не только сохранению, но и расцвету, развитию эвенкийского и других языков. Любовь Николаевна, Ольга Николаевна, спасибо вам.

ОМ и ЛМ: До свидания.

Просмотров всего: 168

распечатать

Комментарии закрыты